Главная / Новости о спорте / У боли есть лицо. 13 факторов, сделавших «Хьюстон» худшей командой сезона

У боли есть лицо. 13 факторов, сделавших «Хьюстон» худшей командой сезона

Любой человек, открывший пост с последним подкастом дальше провокационного заголовка знает, что я отношусь к «Хьюстону» этого сезона, как к худшей команде на моей памяти, однако -94 очка от «Голден-тридцать-девять-минут-Карри-за-серию-Стэйт», захоронили «Рокетс» на свалке истории.

Команда, еще вчера игравшая в финале Западной конференции, будет взорвана до основания за то, что стала главным провалом года.

Кто виноват?

Джеймс Харден

К прошлому сезону «Бородатый демон» подходил в ранге капитана сборной США, униженного несколькими месяцами ранее в плей-офф. Он был зол, его только что гонял Том Тибодо и вопреки тому, что ног под собой Джеймс не чувствовал в первые три-пять недель сезона, своим настроем на борьбу он вел команду за собой. Они бились за него. Год спустя, оказавшись если не в идентичной, то примерно в аналогичной ситуации, он все лето бухал на самых крупных вечеринках Лос-Анджелеса со своей королевой ночи, и прибыл в расположение команды в состоянии «вы мне все должны». Те, кто еще вчера падал за него под самосвал – отстранились, Хардену не хватило лидерских качеств, чтобы перестроиться, переубедить, и вместо этого он перестал давать им мячи без критической на то необходимости. Большинство его скидок были хаотичными, что приводило к неподготовленным атакам партнеров, их это еще больше выводило из себя, и маховик закручивался. Неудивительно, что последний поединок сезона начался с четверти, где сам Джеймс набрал 18 очков, а его партнеры выбросили 0-15 с поля, и «Рокетс» проиграли фактически двадцатку за этот небольшой, но совершенно показательный отрезок.

Тренировочный лагерь Кевина МакХэйла

К Кевину МакХэйлу можно относиться неоднозначно, но он держал эту команду в узде. Несмотря на имидж ласкового дяди, награды за его широкими плечами помогали ему строить отношения внутри коллектива. Сложно пожаловаться ему на то, что больно, когда Мак отыграл весь розыгрыш плей-офф с переломом ноги. Он приходил на игры финальной серии со стулом из гостиницы в качестве опоры, поскольку не мог наступать на нее, но закончил шестиматчевую схватку с «Лейкерс» с сорока минутами в среднем за игру. В том розыгрыше плей-офф он дал 21+9. Тяжело жаловаться ему на недостаток игрового времени, когда Кевин стал полноценной частью стартового состава лишь в 27-28 лет, до этого катаясь на «Матч всех Звезд», будучи резервистом своей команды. МакХэйл – авторитет, но ему не хватило «чуйки», чтобы держать ухо востро: Харден хотел «засадить» его еще после провала с «Портлендом», и просто ждал необходимой полосы. В прошлом чемпионате «Рокетс» впервые проиграли  три подряд только в финале Запада с «Голден Стейт», тренер просто не давал повода зацепиться. Здесь же легли три сразу со старта сезона, все с разницей за двадцать, после чего взяли паузу, чтобы упасть еще четыре. Змеёныш Харден только этого и ждал. Все остальное – частности.

Развод и девичья фамилия

Отношения Хардена и Ховарда никогда нельзя было назвать семейными, но до поры, до времени им удавалось удачно сосуществовать в едином коллективе, однако изменения в Джеймсе и тот факт, что именно он стал инициатором увольнения МакХэйла, которого поддерживал Дуайт, стало шагом в пропасть. В «Рокетс» понадеялись, что время, и как принято, победы все залечат, но время шло, победы не приходили, и все рассыпалось в труху. На определенном этапе Ховард наконец-то выполз на свой уровень и начал демонстрировать свой реальный сегодняшний потенциал, однако внутри команды произошел очередной надлом, и он просто перестал получать мячи. Проведя ударный месяц, колеблясь в районе 17-20 очков каждый вечер и выдав зачетную серию с кучей дабл-даблов, Дуайта внезапно начали просто игнорировать. Уровень его задействования упал до неузнаваемости, меньше пяти бросков за матч до конца марта с момента его ударного отрезка, и он ожидаемо психанул, результаты к этому все равно подталкивали. Ховард, который большую часть сезона старался биться на площадке – просто опустил руки, четко дав понять, что этот дуэт себя исчерпал. «Хьюстон» проходил эту историю два десятка лет назад, когда Скотти Пиппен хотел денег, Чарльз Баркли в них уступил, лишь бы Пип перешел к нему с Хакимом, и год спустя они поливали друг друга помоями, хотя ситуация в первом и единственном их совместном чемпионате ни разу не выглядела критической.

Superman has left the building

Несмотря на свою репутацию, «Плей-офф-Дуайт» до недавних пор был знаком качества. Что бы не происходило, в турнире на выбывание Ховард показывал 100%-ную готовность бороться и показывать все, на что он способен. В стартовом матче с «Голден Стейт» он отдал шесть своих подборов в первой половине, и безнадежная команда, у которой еще была маленькая вера в чудо и в то, что Дуайт станет оборонительным якорем, убедилась в том, что вместе с этим якорем она пойдет ко дну. После двух сильнейших розыгрышей плей-офф, где он ел детей и крошил взрослых, Ховард забил на команду. Не Рондо, конечно, но ушел он явно недалеко. Его можно понять, и, возможно, даже простить, но это была точка невозврата: если бы он вышел и выложился — он показал бы, что обстоятельствам и неудачам его не сломить, он же просто играл, как оно ложилось. Всю работу над собой, которую он провел за последние несколько лет, Дуайт просадил всего за пару-тройку месяцев, собственно, с момента, когда заварилась вся каша с потенциальным обменом.

Тренер для отвода глаз

Кевин МакХэйл стал первым наставником техасцев, не доработавшим до конца контракта со времен покупки клуба Лэсом Александером. В моменты принятия столь одиозных решений, менеджментом принято наносить разительный ответный удар, чтобы остудить пыл, подписывая долгосрочное соглашение с новым тренером, чтобы не потерять эту команду (см. «Кливленд»). Когда игроки понимают, что это теперь их новый рулевой видимо на сезоны – им гораздо легче сплотиться вокруг него. Натянутые отношения между лидерами команды заставили руководство повременить с поиском рулевого, во многом потому, чтобы он лишний раз не встал поперек горла Хардену и не занял чью-то сторону в конфликте. Было бы неправильно отправить одного тренера восвояси из-за того, что Джеймс его ни во что не ставил и подписать многолетнее соглашение с тем, кто наблюдая за всеми этими склоками, может принять не его сторону, котел вскипит, станет окончательно неуправляемым, и уже сам атакующий защитник начнет держать офис за яйца за счет длины своего контракта. В результате, игроки ни во что не ставили бывшего ассистента, понимали, что большинство из них благополучно уедет летом, и просто забили на баскетбол, а персона самого Джей Би Бикерстаффа, которого однажды пеленали прямо на судейском столике по ходу проводимой его отцом тренировки, оказалась недостаточно авторитетной, чтобы передушить им глотки. «Тренер-бро», который идет в пляс вместе с игроками на пьянках – это ни разу ни моральный авторитет в выжженной пустыне.

Деноминация Хардена

В позапрошлой регулярке Джеймс показал баскетбол экстра-класса и продемонстрировал себя «ЛеБроном Техаса», полностью взяв бразды правления коллективной игрой в свои руки.  Он грамотно распределял нагрузки, и лучшие свои матчи выдавал тогда, когда бросал 13-15 раз за игру, выходил на линию еще с десяток, но при этом все остальные атаки отдавал окружающим, не передерживая мяч. Интерес к разыгрывающим самого разного калибра в основном был обусловлен тем, чтобы максимизировать этот эффект: Харден должен грамотно применять свои навыки и обострять тогда, когда видит преимущество. Он не подчинился, вместо этого «Бородатый» оккупировал позицию реального разыгрывающего и продолжил тренд: с каждым годом он набирает все больше очков, делает все больше подборов, отдает все больше и больше передач и совершает все больше и больше потерь, он забирает игру себе. К чему приводит это замыкание? Нас всему научил Нэйт Арчибальд: одновременно лидер лиги по очкам и ассистам с позиции плеймейкера наиграл аж на 36 побед. В этом определенно что-то есть, как и в том, что Джеймс не попадет ни в одну из All-NBA пятерок.

Нулевая игровая организация

Проблемы в раздевалке, неуважение к персоне тренера, собранные чемоданы и ведро неоправданных ожиданий приводили к тому, что «Хьюстон» выглядел не Меккой аналитического баскетбола, а сборной командой предприятия «Сарай-монтаж». Люди не добегали до точек в комбинациях, Харден половину из них игнорировал. Никто не бежал назад, не выходил на помощь и не сохранял холодную голову. «Рокетс» бросало из крайности в крайность, Бикерстафф показал абсолютное неумение чувствовать ритм игры и ротировать подопечных согласно этому ритму, несогласованность вытекала из всего происходившего. Где-то что-то нащупали – дали рывочек, где-то недобежали, покривлялись друг на друга – уже отстают десять-двенадцать. Массу игр с этой позиции «Хьюстон» достал, но чтобы совершать больше всех камбеков, зачастую нужно самим плодить для этого больше всех возможностей, ошибаться настолько, чтобы любой мог от тебя убежать. Бардак определенно этому способствовал.

Нулевое взаимопонимание в защите

Чтобы играть в защите, необходимо обладать умом, физикой, самопожертвованием, желанием победить, и чувством плеча партнера, все остальное путем тонн пролитого пота вытекает из этих факторов. Обладая достаточным оборонительным потенциалом, даже абстрагируясь от Хардена, игроки «Рокетс» не показали никакого желания умирать, дабы выигрывать, и все их задатки были благополучно смыты в унитаз. Обозначенные выше проблемы внутри коллектива, отсутствие стабильной ротации, понимание того, что большинство людей здесь просто доигрывают, привело к тому, что команда играла волнами, включаясь и выключаясь в совершенно ничем не объяснимые периоды по ходу любого матча. Им все еще удавались сумасшедшие камбеки на старом багаже за счет именно желания отработать сзади, однако эти самые отрезки и показывали то, где «Хьюстон» должен был оказаться, если бы эти люди чего-то хотели. Взаимопонимание отсутствовало как вид, критика выражалась прямо на площадке, этот стыд и позор ничем не смыть. Связь утеряна. Такие отношения не восстанавливаются.

Отсутствие созидания через обострение

Ключевым фактором приглашения Тая Лоусона была необходимость в избавлении атаки «Рокетс» от элементов статики. В «Хьюстоне» было неплохое количество игроков, способных отдать передачу, но никто кроме Хардена не мог этого сделать, обострив игру, заставив защиту реагировать, все передают мяч друг дружке из стоячего положения. В связи с этим, команда сбивалась на игру через «Бороду» каждый раз, как ее активно прессовали в третьей зоне, прямо на подступах к дуге. Но, Лоусон сам не горел желанием обострять, он сам не ел свой хлеб. То, что он валился в защите, не несло бы в себе столько деструктива, если бы Тай смотрел на кольцо, однако миниатюрный разыгрывающий предпочитал стоять в углу даже тогда, когда выходил со скамейкой запасных, и Хардена, задавившего его в начале чемпионата, на площадке не было. Бери — не хочу. Перейдя в «Индиану», он практически занимается тем же самым. Лучше бы он бухал, право слово. Это его последний полный сезон в НБА.

Бросающая команда без шутеров

Очевидным недостатком «Рокетс» выглядело тотальное отсутствие игроков-точечников, команда, зависящая от трехочковых бросков, не имела в своем распоряжении ни одного баскетболиста, который способен забить из-за дуги с закрытыми глазами. Руководство поверило в то, что это не будет иметь значения, поскольку в плей-офф все эти нестабильные элементы в состоянии выстрелить: и Ариза, и Терри, и Брюэр, и Смит, все они обладают репутацией игроков, решающих задачи в рубке на вылет, доказав это в прошлом сезоне, однако на четверых в пяти матчах против окружения Карри в цветах «Уорриорз» они попали 39 из 129 бросков с игры (30%), и это еще Джош забил свои мячи на старте серии. «Драйв-н-кик»-команда, которая не проходит, бросающая команда, которая не бросает, претендент, который не организован и не защищается.

Потеря большинства активов

Терренс Джонс уйдет из команды просто так. Дуайт Ховард выйдет из контракта. Мотеюнасу вряд ли найдется место, если Моури опять начнет свою охоту, да и его самого выбросили как котенка. Кори Брюэра полтора года назад хотели почти все претенденты, год назад его возненавидели в Лос-Анджелесе, сейчас же он за месяц забил одну трешку, и ту в третьей четверти последней игры при -33. Трэвор Ариза постарел и ничего не попал, а больше никого и нет. Остались лишь Беверли, который никуда не денется, ведь себе нужен больше, чем другим, и зеленые Харрелл, да Капела. Команда трейд-маньяка, привыкшего совершать сделку за сделкой и собирать активы, после такого сезона не имеет практически ничего, что можно предложить рынку, даже пик первого раунда отошел «Денверу» за право опозориться в серии с лучшей командой в истории регулярных чемпионатов, балующейся в полноги. Бывают ситуации, когда многое идет плохо, но практически не бывает сезонов, когда валится вся конструкция до основания. Команда, обладавшая «ЛеБроном Техаса», превращается в «Бруклин Запада». Солидно.

Дэрил Моури

Впервые за долгое время менеджер «Рокетс» изменил себе и не стал пересобирать команду в межсезонье, ограничиваясь лишь точечными штрихами, и все, где можно промахнуться – он промазал. Он не разобрался с последствиями операций Мотеюнаса и Ховарда, загнав в голову Смита неопределенность с его ролью, в результате чего, команда на старте сезона осталась без больших за спиной лишь входящего в ритм Дуайта. Уговорив Лоусона на отказ от последнего года контракта Моури, казалось, поймал Бога за бороду, но уже несколько месяцев спустя не знал, куда ему бежать с этим счастьем. Один из инициаторов суперкамбека Брюэр просто ничего не попал, получив новый контракт, ветеран Терри, считавший себя важной частью раздевалки, ухитрился признаться по ходу чемпионата, что с радостью променял бы «Хьюстон» на «Даллас», если бы знал, что оно так пойдет, Дуайт пошел ко дну, а Хардена слишком сильно распустили. Дав Джеймсу почувствовать то, что он больше, чем «Хьюстон», Моури сделал его больше, чем «Хьюстон», отведя его от команды и дав слишком много власти тому, кто не был готов к ответственности за нее. Все остальное – закон Мёрфи, даже Ховард не сломался, чтобы служить оправданием.

Лэсли Александер

Возможно, Дэрил и вел бы себя по-другому в отношении этой ситуации, однако он, хочешь – не хочешь, лишь наемный работник. Александер привык слишком благосклонно относиться к своим звездным игрокам, и как только чувствует, что успех близко, начинает слишком сильно вникать в сущность тех процессов, где ему, наверное, стоило бы оставаться в стороне. Он обожает звезд, и готов прощать им все, это ведет к отсутствию необходимой жесткости, и тому, что офис и кошелек не могут работать сообща. Однажды это уже помешало грамотно обменять Трэйси МакГрэйди, и вот опять приплыли. Этот сезон раскрыл «Хьюстон» не только как плохую команду, но он еще и обнажил все «прелести» организации, и этих прелестей лучше стесняться, чем ими гордиться. Клуб, выходящий на большую охоту, не может позволить намазаться клоунским гримом. James Dolan EVERYBODY.

Что делать?

Взрывать.

Большинство этих людей подерутся между собой, если через пять месяцев увидят друг друга в раздевалке. Джеймс Харден много разглагольствовал относительно того, что суперзвездами становятся именно в плохие моменты, Дэрил Моури приучил болельщиков «Рокетс» к тому, что он умеет оперативно исправляться и реагировать на ситуацию, в которую сам себя загонял. В чем-то ему еще и везло, да, но менеджеру техасцев было проще, потому что до этого момента он шел только вверх.

Сейчас же, он вновь опустился в ту диспозицию, когда он приходил под дверь Марчина, можно подумать, Гортата через минуту после снятия дедлайна, чтобы умолять его подписаться за исключение среднего уровня. Он должен выпрыгнуть из трусов, чтобы после всего, что произошло, к нему поехали солидные свободные агенты.

Руководство «Рокетс» уже потеряло Тибодо, Джефф Ван Ганди очень плохо их покидал девять сезонов назад, Блатт – не дурак, чтобы идти в команду, которую подминает под себя еще один специфический звездный персонаж, а все остальное – пока что вилами по воде.

В меметичном максимальном контракте Хардена осталось всего два сезона, а это значит, что если «Хьюстон» не отскочит от дна в ближайшие полгода, любимый всеми фестиваль «он хочет уйти» получит нового героя, и если раньше Моури охотился на таких игроков, то теперь ему, по всей видимости, впервые предстоит стать добычей.

Добавить комментарий