Главная / Новости о спорте / Ты меня уважаешь?! Ваш незаменимый гид по вызывающему поведению на площадке

Ты меня уважаешь?! Ваш незаменимый гид по вызывающему поведению на площадке

Ты меня уважаешь?! Ваш незаменимый гид по вызывающему поведению на площадке

Кирилл Свиридов научит вас быть дерзкими.

Уважение – важная часть игры.

За последние несколько лет лига предприняла некоторые меры, чтобы вмешаться даже в эту сферу неформальных взаимоотношений – за некоторые проявления неуважения к сопернику арбитры начали выписывать технические замечания. Но все регламентировать невозможно – отношения на площадке по большей части построены на основе негласных правил поведения и устоявшейся баскетбольной этике.

Базовые принципы этого кодекса известны всем. Интереснее оценить степень отклонения от нормы и вопиющий характер проявленного неуважения.

Для более объективного понимания нужно ввести ряд оценивающих критериев:

1) Историческая значимость: некоторые вроде бы не самые значительные моменты становятся навсегда частью баскетбольной истории, другие – быстро забываются;

2) Степень осознанности: когда люди делают что-то намеренно и осознанно бросают вызов – это всегда более привлекательно, чем спонтанная вспышка с последующими извинениями;

3) Реакция потерпевшего: бывает, что кто-то и не замечает отклонения от «кодекса баскетбольной этики», другие устраивают истерику по неожиданным поводам, но высший уровень – это когда жертва получает возможность все прочувствовать;

4) Реакция аудитории: зачастую энергетика зала помогает создать масштаб произошедшего;

5) Оригинальность действия: можно даже перепрыгнуть через человека и просто посмотреть через него – и это все же скучно, а можно поставить сверху и подразнить соперника его же фирменным жестом – и это незабываемо (Да, парни, унылый Леброн никогда не будет харизматичным Джорданом, смиритесь).

Уровень «12-й игрок». Нечто совершенно ординарное, но воспринимаемое соперником как «неуважение»

Можно ли быть 12-м игроком в ростере и проявить неуважение к сопернику?

Идиотский риторический вопрос: это ж НБА, здесь происходит все самое удивительное и совершенно непостижимое.

Пару месяцев назад «Мемфис» привез «Оклахоме» 34 очка – Уэстбрука удалили, в третьей четверти «мишки» вели уже очков под 20 и продолжили играть в том же ключе.

Ничего выдающегося не произошло, вот только после игры Андре Роберсон начал жаловаться на пренебрежительное отношение к их команде. Главная проблема у форварда «Оклахомы» возникла с Троем Дэниэлсом – «Мемфис» во второй половине реализовал 8 трехочковых из 11, и 6 из них завалил как раз глубокий запасной «Гризлис». Роберсону это пришлось не по душе: он пожаловался на трехочковые броски, на неприлично радостную реакцию на них скамейки «Мемфиса» и пообещал принять меры в будущем.

Следующий матч между командами «Оклахома» выиграла, и история с «неуважением» фигурировала в подтексте встречи.

Уровень «Джавэйл МакГи». Обычный баскетбольный элемент, сам по себе воспринимаемый как насмешка

В любом блоке есть элемент неуважения. (Только не говорите об этом Роберсону, а то он будет жаловаться на жизнь после каждого матча). Есть в нем что-то такое, заставляющее седовласых почтенных джентльменов добавлять «get this weak shit outta here”. На самом деле, люди стараются, пытаются бросить в кольцо, а вы вставляете им палки в колеса.

Но бывают такие моменты, когда к обычному баскетбольному приему даже не нужно ничего добавлять. Он сам настолько ярко исполнен, что говорит за себя.

Уровень «Сэм Кэсселл». Неуважительное празднование, не направленное непосредственно против оппонента

Если вы исполняете танец «больших яиц», то подразумеваете, что у соперника в этом плане все совсем наоборот. Так?

Но это тот случай, когда не нужно вкладывать слишком много смысла в невинный жест, пришедший из массовой культуры.

Просто красивый жест. Ну, малость неприличный, попавший под запрет в лиге. 

Уровень «Бэрон Дэвис». Оголить пузо

Сложно сказать, что именно такого в Андрее Кириленко, что после столкновения с ним тянет оголиться. Возможно, Бэрону Дэвису стало жарко. Или он захотел продемонстрировать рыхлый животик, не помешавший ему взлететь. Или он решил, что данк каким-то образом дополняет его сексуальность.

Точно можно сказать лишь одно. После этого нельзя всерьез воспринимать футбольных болельщиков, которые воспевают голы как оргазм и некое кульминационное действие и утверждают, что в баскетболе ничего подобного нет.

Дэвис почти снял с себя майку и готов был на все что угодно.

Уровень «Рон Артест». Пойти разделить радость с трибунами

Когда Артест чем-то делится с трибунами, это обычно заканчивается дисквалификациями на сезон, судом и другими неприятными санкциями. Но были в его жизни и позитивные мгновения взаимодействия с болельщиками – например, он делился с ними радостью по случаю унижения соперника.

Тем самым умножая унижение на два.

Уровень «Дикембе Мутомбо». Неуважительное празднование, направленное против оппонента

Лига наложила запрет на «жест Мутомбо» еще в конце 90-х, но оставила лазейку, благодаря которой он время от времени проявляется и в наше время. Согласно правилам, имеет значение направление жеста: если он адресован конкретному игроку, то воспринимается как насмешка и наказывается техническим, если присутствует сам по себе и обращен к трибунам, то является частью игры. Конголезский центровой некоторое время протестовал против такого выпада, но в итоге примирился и научился не фокусироваться на жертве.

При всей абсурдности правило действительно снизило градус агрессии в этом жесте. Хотя он и направлен против конкретного оппонента, создается иллюзия, что используется в вакууме.

Уровень «Марчин Гортат». Проникновение в стан соперника

Со стороны все это выглядит довольно забавно и совершенно безвредно: игрок «А» пытается подслушать установку в команде «Б». Крошечная военная хитрость, значимость которой минимальна.

Но тренеры воспринимают все это как хамство, как дерзкий выпад. И последнее время даже стали предпринимать меры против наглецов – ассистент Поповича Име Удока в этом сезоне весьма ловко отогнал Терренса Росса. С улыбкой и достоинством, но весьма решительно.

Уровень «Ник Янг». Легкий выпендреж, вызывающий небольшое раздражение

Отворачиваться и бежать в защиту раньше, чем мяч упадет в кольцо – это, конечно, неуважение к сопернику.

Но, во-первых, в этом элементе нет никакой прямой агрессии. Он менее обиден, чем трэшток или другие выражения запредельной уверенности в себе.

Во-вторых, зачастую это жест гораздо более проблематичен для его автора.

Уровень «Джейсон Ричардсон». Красочный данк на пустое кольцо

Данк – это всегда вызов сопернику. Даже тогда, когда он производится на открытое кольцо: в этом звучит не просто желание порадовать зрителей красивой игрой, но и надменность заведомо более сильного, имеющего возможность позволить себе нечто лишнее, чрезмерное.

Как все помнят, иногда это тоже курьезно заканчивается.

Уровень «Джереми Лэмб». Не хлопнуть пятерку партнеру

Паркет – это такое неуютное место, где каждая промашка может выйти вам боком. Всегда помните об этом.

Сначала не выбьешь пятерку Уэстбруку, потом будешь пыхтеть в какой-нибудь Северной Каролине.

Уровень «скамейка «Уорриорс». Открыто ржать над неудачами соперника

Справедливости ради нужно сказать, что скамейка «Уорриорс» эпохи Стефа Карри – одна из самых динамичных в лиге – охотно смеется над всем, что происходит: курьезы на площадке в исполнении своих и чужих вызывают одинаково бурные реакции.

Но насмешки над оппонентами больше запоминаются и, конечно, перерастают в издевательства. Над Роном Артестом можно смеяться, скрываясь за полотенцем, но уж Блэйку Гриффину, одному из принципиальных соперников, не спускают ничего.

Уровень «Нэйт Робинсон». Пас или даже проход между ног

Ничего слишком уж стыдного в этом приеме нет, но как-то все с детства уяснили, что по возможности между ногами ничего пропускать не надо. Ни мяч, ни живых людей.

Это не слишком дерзко. Но как-то все равно неприятно.

Уровень «Ламар Одом». Обыгрыш, включающий пробрасывание мяча между ног соперника

Гораздо более пренебрежительный вариант предыдущего пункта.

Уровень «Скотти Пиппен». Выбросить мяч из аута с помощью соперника

Еще один верный способ намекнуть, что кое-кто кто – не будем показывать на него мячом – неудачник.

Метод является обычной хитростью, но все равно уже по своей природе выставляет соперника идиотом. Скотти Пиппен не удосужился в свое время даже облечь прием в более-менее приличные рамки – просто ввел мяч от затылка Дэнни Эйнджа.

Уровень «Хак-а-Шак». Фолить на игроке, не умеющем пробивать штрафные

Разрушающая динамику игры тактика родилась в конце 90-х в безумной голове Дона Нельсона. Впервые «сумасшедший профессор» испытал новое термоядерное оружие на Деннисе Родмане – тот реализовал 9 попыток из 12 и даже не попытался кого-нибудь придушить. В последующие годы метод превратился в единственный известный науке способ остановить Шакила О’Нила и пополнил арсенал приемов каждого тренера.

Современные преемники Шака воспринимают методику как должное и даже с известной долей стеснения. Дуайт Ховард, Андре Драммонд, ДеАндре Джордан – хорошие центровые, но штрафные – это лишь один из многих аспектов их ограниченности. Они выходят на линию как мученики, как люди, которых поймали за каким-то постыдным занятием, как двоечники, стыдливо мычащие у доски под хохот одноклассников. Они чувствуют, что их унижают, но считают эту кару скорее заслуженной.

Шак относился к этому иначе. Его реально было очень сложно остановить, поэтому такой низкий способ он всегда воспринимал как вызов, как подлость слабаков в битве с благородным героем. И всегда разоблачал его, хотя бы в предматчевых выступлениях.

«Уровень Рубио/Рондо». Давать бросать людям, которые этого не умеют

Серия между «Мемфисом» и «Голден Стэйт» два года назад в каком-то смысле стала исторической: проигрывая 1-2, «Уорриорс» изменили защиту и перестали уделять внимание Тони Аллену. Раз тот все равно не особенно удачно бросает даже со средней дистанции.

Раньше все это не чувствовалось в такой степени: в 90-е зонная защита запрещалась, и все были более-менее привязаны к своему игроку, в нулевые узкая специализация еще оставалась – комбогарды, бросающие первые номера, воспринимались как нечто чуждое, ограниченные центровые с деревянными руками преобладали.

В десятые баскетбол превратился в «игру процентов», а неумение бросать стало основным атавизмом. Центровым, на которых держится защита, это еще могут простить, но для остальных неумение бросать стало сродни импотенции. Теперь уже на «чистых разыгрывающих» смотрят с сочувствием и недопониманием.

Изменения в правилах и вовсе позволило практически открытым текстом упрекать таких странных экспонатов в «отсутствии мужественности». От Рубио, Рондо и других защитники зачастую отходят на несколько шагов, приглашая их бросать и открыто подразумевая, что из этого выйдет.

Уже лучше бы просто на х** послали.

Уровень «Джамал Кроуфорд». Издеваться над теми, кто упал после кроссоверов

Хуже кроссоверов могут быть лишь взгляды и выражения лиц.

Негласное правило НБА, вызывающее насмешки у всех болельщиков, гласит, что после удачного кроссовера всегда следует бросок. Даже если ситуация располагает к более умным действиям.

На самом деле, это немного не так. Но кроссовер, укладывающий соперника на паркет, конечно, воспринимается как нечто унизительное.

Уровень «Блэйк Гриффин. Пихать соперника при данке свободной рукой

Раздражает гораздо сильнее, чем просто мощный данк. Особенно если арбитры воспринимают это как нечто само собой разумеющееся.

Уровень «Расселл Уэстбрук». Советовать сопернику взять тайм-аут

Когда вы сами констатируете наличие проблем – это рабочий процесс.

Когда соперник требует, чтобы вы принимали уже меры по их искоренению – это откровенная насмешка.

Уровень «Эмануэль Мудиай». Отправлять соперника в раздевалку техническим

Молодой Мудиай все сделал очень красиво – выписал Поповичу технарь колоритным жестом, динамично вставшим на первый план после эмоционального выступления тренера.

Но, во-первых, никто не обратил на его кривляния никакого внимания.

А, во-вторых, он начал извиняться перед великим тренером и все окончательно испортил.

Остается надеяться, что он просто хочет сыграть за сборную. Иначе такое неуважение к проявлениям неуважения понять нельзя.

Уровень «Жоаким Ноа». Смеяться над соперником, находясь на площадке

Тут алгоритм действий может быть лишь таким.

Первое. Признаетесь, что ненавидите персонажа Л, его команду и все, что с ними связано.

Второе. Вступаете в физическую конфронтацию с персонажем Л и его командой. Делаете все, что позволяют правила.

Третье. Говорите о своих чувствах к персонажу Л во всех предматчевых интервью.

Четвертое. Превращаете каждый матч в схватку, даже если он завершается вашим разгромом.

Пятое. Смеетесь объектам своей ненависти в лицо. И никто не удивляется.

Уровень «Лэнс Стивенсон». Дуть сопернику в ухо

Одна из гениальных импровизаций. И момент, и само действие, и мгновенная реакция окружающих – Лэнс Стивенсон продержался на высоком уровне совсем недолго, но значительно обогатил баскетбол и вошел в историю.

Уровень «Мэтт Барнс». Пугать людей с помощью мяча

Баскетбольный тест.

Как быстрее заработать репутацию подонка и уличного хулигана?

Вариант «А». Гонять по дому жены пятикратного чемпиона НБА и заставить его вызывать полицию.

Вариант «Б». Ткнуть мяч в лицо пятикратного чемпиона НБА.

Правильный ответ: История с Дереком Фишером ничего существенного для репутации Мэтта Барнса уже не сделала.

Уровень «Кобе Брайант». Поржать над оппонентом, который пытается тебя напугать

Драка с кем-либо – это признание соперника в качестве равного. Презрительная насмешка – это следующий уровень в графе «неуважение».

Уровень «Джейсон Ричардсон на Матче звезд». Обманывать соперника, бросая мяч ему в голову

Еще удивительнее, когда уличный прием получается столь неожиданным, что жертва сама не осознает степень пренебрежительности.

Уровень «Пол Пирс». Тыкать пальцем сопернику в лицо

Палец в лицо соперника – это и неуважение, и насмешка, и вызов, и при всем при этом хитро спланированная акция.

При современных правилах и штрафах всем понятно, что лишь совершенно безумные люди способны забыть об указке директора Сильвера. Такой в лиге остался лишь один, да и тот а) стал совсем домашним и милым и б) не появляется на паркете.

Так что процесс тыкания выразителю неуважения ничем не угрожает, тогда как объекту тыкания от него одни убытки: и репутационные, и моральные, и вообще микробы там всякие и прочее.

Главное тут – ловкость рук и фотогеничность жертвы.

Уровень «Клайд Дрекслер». Откинуть мяч в сторону соперника

Клайд Дрекслер всегда поражал таким же спокойствием и сдержанностью, как его плавная, исключающая взрывы игра.

Но у «Пистонс» получалось вывести из себя и не таких. На унижения и большую разницу в счете Дрекслер ответил резким проходом вправо и данком через Билла Лэймбира. Показательный характер акции оказался на поверхности тогда, когда он сразу же запулил мяч в пол: конкретного адресата не было, но все поняли.

Лэймбир тут же начал требовать технический фол для соперника за проявление неуважения, а Дрекслер взял себя в руки.

Уровень «Чарльз Баркли». Кинуть мячом в соперника

У знаменитой драки – ладно, не драки, как называется валяние двух толстяков в партере? Борьба безвольным стилем? – Баркли и Шака есть одна малоизвестная составляющая, которая разрушает все впечатление.

После валяния загадочная парочка воссоединилась за ужином и хорошо провела время. NBA where…

Борцы пожали друг другу руки и нача­ли возиться.

Каждый из них весил центнер. Каждому было за сорок. Оба ходили вразвалку, а борьбу ненавидели с детства.

Борцы трогали друг друга, хлопали по шее, кашляли и отдыхали, сомкнув животы.

— Пассивная борьба! — выкрикнул информатор. — Спортсменам делается замечание!

Однако Дысин и Гарбузенко не реаги­ровали. Они стали бороться еще деликатнее.

Оба знали свое дело. Оба помнили былые схватки. Бра руле, двойной нельсон, захват, подсечка… Жесткий брезентовый ковер нео­жиданно устремляется ввысь и хлопает тебя с чудовищным гневом по затылку…

— Синий не борется! — орали зрители. — Халтура! И красный не борется!..

Однако Дысин и Гарбузенко не реаги­ровали. Борьбу они ненавидели, а зрителей презирали.

Борьбу нанайских толстых мальчиков вскоре перенесли и на ваши голубые экраны.

Уровень «Дрэймонд Грин». Тыкать нижними конечностями в область паха

У некоторых вроде Расселла Уэстбрука это выходит вполне естественно, но в Грине все говорит о вызове окружающим.

Уровень «Николя Батюм». Бросить на последних секундах матча, исход которого уже решен

Главное проявление неуважения на площадке, которое только можно представить.

Одно из основных правил баскетбольного этикета гласит, что в матче, где результат уже определен, последние секунды становятся символическими. Особенно если ваша команда выиграла, особенно если она выиграла крупно.

В такой ситуации игра до последнего и попытки поработать на статистику воспринимаются как личное оскорбление.

Это правило настолько укоренилось, что его практически никогда не нарушают.

За последние годы можно вспомнить лишь Николя Батюма – тому не хватало нескольких очков до оформления трипл-дабла, так что он бросил трехочковый на последних секундах игры со «Сперс». Извинялась за француза вся команда. А потом и он сам.

В данном случае ему повезло, что перед ним были открытые миру «Сперс», а не какие-нибудь парни из гетто, воспринимающие неписаные правила баскетбольного кодекса слишком буквально.

После подобных штук в Стамбуле Андрею Воронцевичу пришлось скрываться бегством.

Уровень «Леброн Джеймс». Устроить сопернику похоронное молчание

Фантазия Джеймса в такие моменты обычно ограничена грозными взглядами на соперника. Это вполне стандартное поведение в такой ситуации.

Но в том самом столкновении с Джейсоном Терри все получилось так удачно, словно было спланировано заранее.

Терри позволил себе едкие замечания в адрес Леброна.

Партнеры нашли для Джеймса возможность поставить сверху именно через «малыша» Терри.

Терри задержался на паркете чуть дольше, чем было нужно, чтобы не принять его за скорбное тело.

Скамейка «Майами» среагировала идеальным празднованием.

И вот на этом фоне – с предматчевым подтекстом, мощным данком, реакцией жертвы и скамейки – эпизод сложился в монументальную картину.

Болельщики «Селтикс» продолжают говорить, что данки через маленьких не считаются, но это ничего не меняет: полотно слишком эпично, чтобы вдаваться в несчастные сантиметры и килограммы.

Уровень «Аллен Айверсон»/«Дуэйн Уэйд». Перешагнуть через соперника

К начинателю одного из самых непочтительных приемов в истории баскетбола мы скоро придем, но его последователи вполне самостоятельны, хоть и избавлены от вырывающейся на паркет злости.

По яркости, органичности исполнения, резонансу и безжизненности поверженных оппонентов эти два момента находятся примерно на одном уровне. Перешагивание через соперника – это вызов (Леброн отлично это усвоил и применил в нужный момент), но в идеальном исполнении этот прием производится уже тогда, когда оппонент подавлен с помощью баскетбольных методов и принимает его как логичное, наводящее последние штрихи дополнение.

Аллен Айверсон с помощью этого вызывающего номера оформил легендарные 48 очков в финале, Уэйд убедил Джеймса перевезти таланты на южное побережье.

Уровень «Майкл Джордан». Спародировать насмешливый жест соперника

Мутомбо доставил Джордану немало поводов для злости, но ответы Его Воздушества получались столько грациозными, столь саркастическими, столь мощными, что представили их взаимоотношения исключительно в одностороннем ключе. В них Джордан выглядит на фоне баскетболистов примерно так же, как Пушкин на фоне остальных российских поэтов: ни у кого нет такой харизмы, такой иронии, такой изящной позы. Он не показывает открытую агрессию, не бросает вызывающие взгляды, не бравирует тупым мачизмом – всего лишь деликатно забрасывает штрафные с закрытыми глазами или повторяет жест Мутомбо после данка. Это выглядит едва ли не аристократично, но при этом по эффекту превосходит любой прямой вызов.

Такое в истории лиги под силу лишь нескольким игрокам.

Уровень «Шак». Дать сопернику хорошо занюхнуть содержимое трусов

Сейчас Шакил О‘Нил издевается над Джавэйлом МакГи, но во время карьеры он издевался над всеми. Доминирование центрового подразумевало не просто силовое подавление, но и сопутствующие ему уничижительные моменты.

Один из любимых приемов Шака – классическое прикосновение трусов к голове оппонента. Популяризировал его Шон Кемп. Но О’Нил добавил к приему безудержную мощь, злость и сбивающую с ног агрессию. (Ну, и еще легкое пинание нижней частью тела).

Все это идеально воплотилось в самом знаменитом данке Шака – приеме, всю неуважительную природу которого попавший под танк Крис Дадли оценил правильно и тут же побежал мстить.

Уровень «Шон Кемп». Дергать себя за мошонку и показывать на соперника пальцем

Неуважение – это второе имя Шона Кемпа. Форвард «Соникс» все время балансировал на тонкой грани и всем своим видом намекал, что не только его прозвище «Властелин» может ассоциироваться с самыми жесткими сценами фильмов для взрослых.

Для многих своих данков Кемп изобретал приемы, которые помогали закрепить послевкусие надолго. Удивительными их делал контраст между животной агрессией броска сверху и последующей ироничной насмешкой над соперником, в которой можно было разглядеть скорее снисхождение или сочувствие.

Уровень «Злой Скотти Пиппен». Сшибить соперника с ног и перешагнуть через него

В данном случае слово «перешагнуть» совсем не уместно. Пиппен не перешагнул через Юинга, он его просто переехал, потоптался на нем и раздавил. Единственное, что ему оставалось – это еще помочиться на ошеломленного центрового, но вряд ли это как-то существенно усугубило бы картину.

В этом моменте идеально все: предыстория сложных отношений между командами, качество исполнения, блок-шот на другой половине, процесс размазывания катком по паркету, дичайший первобытный восторг толпы, подавленный вид все понявшего Юинга. Черт, да даже Спайк Ли, выскочивший на защиту лидера «Никс».

Фото: Gettyimages.ru/Andrew Bernstein/NBAE

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий