Главная / Новости о спорте / Ты лох, если не смотришь этот сезон НБА

Ты лох, если не смотришь этот сезон НБА

Ты лох, если не смотришь этот сезон НБА

Кирилл Свиридов составляет рейтинг самых ярких явлений лучшей лиги мира.

В НБА нет команд, старающихся быть плохими

Когда такое было в последний раз: в доисторическую эпоху динозавров, чемпионства «Сиэтла» и и Теда Степиена в качестве хозяина «Кливленда»

Мир окончательно сошел с ума и одновременно погрузил во тьму головы многих баскетбольных болельщиков: секта свидетелей Сэма Хинки бродит по интернету, воспевает ширли-темпл, «Процесс» и пики второго раунда и уверяет всех, что нет ничего сложнее в баскетболе, чем создавать команду, совершенно не способную побеждать. Главный аферист в истории игры спокойно мог бы убедить их перевести на личный счет все имеющиеся у них средства, но он ограничился лишь тотальной и бескорыстной кражей сердец. «Филадельфия» уже одержала в этом году целых 16 побед, и бывший генменджер получил статус непризнанного гения, великомученика, совершившего аналитическую революцию, и вообще человека, который опередил время и покорил прогрессивный мир вызывающим цинизмом.

К счастью, в самой лиге подвиги Хинки интерпретировали через другое, более склонное к мышлению место. Сезон-16/17 намекает, что лига не просто позаботилась об удалении персонажа из системы, но и дала понять, что не будет мириться с практикой столь наглых «сливов» и в дальнейшем.    

В НБА есть плохие команды (их не может не быть), но не осталось унылых. И именно это главный итог деятельности Хинки.

«Бруклин» работает над созданием грамотной клубной системы с умным тренером и умудряется выбивать искры при помощи двух булыжников, Брука Лопеса и молодой пары Холлис-Джефферсон-Карис ЛаВерт.

«Майами» перестраивается после грамотного и безжалостного расставания с многолетним лидером. По сюжету и эмоциональной реакции складывается впечатление, что его утопили в заливе с ведром цемента на ногах, но он всего лишь уехал домой в Чикаго.

«Филадельфия» держит лучшего игрока на временном лимите, а пик первого раунда – якобы в больничке, но надеется вклиниться в борьбу за плей-офф.

«Финикс» немало потратил, чтобы Тайсон Чендлер, Эрик Бледсоу, Брэндон Найт, Джаред Дадли и Леандро Барбоза организовали ретивую молодежь.

«Лейкерс» пришли в постбрайантовскую эпоху с фееричным нападением, широчайшей ротацией и радостно дрыгающим мошонкой Ником Янгом.

Ну, и «Даллас», наиболее характерный пример. Оказавшись на дне из-за травм и увядания Новицки в начале сезона, «Маверикс» послали подальше всех советчиков, перегруппировались вокруг Харрисона Барнса и подтвердили слухи о том, что Рик Карлайл подрабатывает внештатным лектором в школе магии и волшебства.

В 83-м «Хьюстон» получил Ральфа Сэмсона и безбожно «сливал» и  следующий сезон, чтобы выцепить еще и Акима Оладжувона. С тех пор к данной практике прибегали все кому не лень, и лишь Сэм Хинки додумался возвести ее в ранг философской концепции и тем самым бросить вызов системе.   

Аплодировать ему если и нужно, то не как не понятому пророку, а скорее как Макиавелли нашего времени, рупору неприкрытого цинизма. Когда зло перестает прятаться за масками, для всех очевиднее, что с ним необходимо бороться. Адам Сильвер подковерными методами избавил НБА от этого уныния.

Самые популярные клубы  НБА вновь забавны

Когда такое было в последний раз: когда Кобе Брайант тащил «Лейкерс» в плей-офф и героическим упрямством похерил себе последние годы карьеры

Команды с больших рынков – важная часть привлекательности НБА. Как показывает практика, им совершенно необязательно бороться за титулы или обладать чем-то оригинальным в плане баскетбольного контента. Их функция – чистое развлечение, и в этом смысле они мало чем отличаются от сериалов: здесь на первом месте не развязка, а сам процесс, магнетическое воздействие, постоянно эволюционирующий конфликт, мощные персонажи, известная доля неожиданности, драматические эффекты.

В этом году после длительного перерыва все франшизы вернулись в обновленном виде. Это не гарантировало им борьбы за что-то серьезное, но помогло оставить всех позади по части  драматизма.

«Лейкерс» – это такая пародия на любой серьезный жанр. Выверенный исторический фон, достоверные декорации, Джек Николсон и великие, атмосфера… Оболочка настраивает на что-то серьезное, но актерский ансамбль превращает все в комедию: Ник Янг здесь лучший защитник и суперснайпер, Лу Уильямс – лучший бомбардир, центровой-вышибала говорит с русским акцентом, бандит-форвард – с британским. Вены ДиАнджело Расселла, штаны Джордана Кларксона, летучие мыши, мем Ник Янга, мошонка Ника Янга, данки Лэрри Нэнса – все это элементы, имеющие эффект комичности в подобном окружении. Персонажи не то чтобы мощно выписаны, но задорны, запоминаются и располагают к себе.

«Бостон» больше похож на шоу с канала Discovery про дядечек, которые подчиняют природы собственной воле. Понятно, что это все немного постановка: ни за что реальное «Селтикс» не борются, что не отменяет известного героизма и брутальности всех и каждого. Эйндж звенит, президент Стивенс раздает команды, Король четвертой четверти спасает зрителей от испуга, остальные поражают грозным небритым видом, взглядом прищуренных глаз и эффектной мускулатурой, а Маркус Смарт изображает мальчугана-подмастерье, склонного к симуляциям, но поддающегося воспитанию суровой рукой. Сюжет здесь более-менее предсказуем и запихнут в строгие рамки, а привлекает, прежде всего, атмосфера.

«Нью-Йорк» – это саркастическая комедия, назовем ее «Все ненавидят Мело». Скрипучий голос Криса Такера толкает байки из жизни горемычной звезды «Никс» и его друзей. Вот папа Фил Джексон назвал друзей Мело «бандой», и они на него обиделись. Вот друг папы Фила написал, что пользы от Мело никакой нет, и Мело стремится провентилировать этот вопрос лично с Джексоном. Вот Мело и друзья терпят одну неудачу за другой и подкрепляют их разнообразными нелепостями: то тренер другой команды выбежит в решающий момент на площадку и помешает им бросить, то Мело назовет Рона Бэйкера «Бургунди» (и все подумают, что это он так и не познакомился), то приятель Деррик потеряется, то друг Кортни ответит тренеру картинкой из «Тупой, еще тупее», то тренеру даст судья по щщам, то друг Жоаким так кинет штрафной, что обалдеет сам от себя… Юмор здесь довольно специфический, но драматургия выдержана идеально: герои одновременно заставляют смеяться и сопереживать ровно столько, чтобы это не мешало смеяться.

«Чикаго» напоминает вестерн с излишне запутанной коллизией. Герой возвращается в родной город и находит там шестерых единомышленников: неуправляемый мексиканец Рахон, который не желает быть частью коллектива, уморительный здоровяк РоЛо, бородатый испанец Ник с проблемной защитой и характером, отъявленный головорез Тадж, молодой парень Даг, сначала стреляющий, а потом думающий, а также страдающий от провалов в памяти, и новый вожак Джимбо. По ходу действия они, видимо, должны будут осознать, что в подобном странном сочетании их соединила чья-то зловещая рука, и найдут средства, чтобы дать бой. Только хэппи-энда не просматривается: то ли патронов не завезли, то ли стрелять мало кто из них умеет.

Гораздо меньше травм у основных игроков, чем в последние годы

Когда такое было в последний раз: примерно тогда, когда Деррик Роуз стал MVP

Ща отойду на пять сек постучать о дверной косяк…

Я ничего не говорил, если что…

Есть звезды, которые не хотят, чтобы вы их любили

Когда такое было в последний раз: когда мы слушали пьяную исповедь о роли тренировок в жизни прогрессивного молодого человека

Современному спорту не хватает искренности. То настроение «как бы чего не вышло», которое доведено до абсурда в российском болотном баскетболе, в менее унылой степени, но все же распространено повсюду: под угрозой беспощадной травли в соцсетях гораздо проще оставаться нейтральным и пассивным – отрицать любое противостояние с «Голден Стэйт», не выпускать на публику негативные эмоции, держать язык за зубами, выглядеть сдержанно, прилично и целеустремленно. НБА с ее конвейером разнообразных новостных поводов выгодно отличается от остальных, но даже на фоне вечно бурлящей лиги есть люди, которые, как кажется, вообще не думают о мнении толпы. Когда этот бунт индивидуальности исходит от кого-то вроде Мэтта Барнса, это одно. Но в исполнении звезд подобный афронт превращается в гимн сопротивления, панк-молебен, прославление мамы-анархии, стакана портвейна, концептуального лузерства и порой прорывающейся фонтаном агрессии.  

В какой-то момент карьеры Айверсона его личное бунтарство заслонило все остальное: защитник записал говно-альбом, пугал Стерна своими мыслями и нарядами и в итоге спровоцировал руководство лиги на прямые репрессии. Бесстрашие на площадке, упрямство вне ее сделали его героем и будущего поколения, и всех, кто играл с ним рядом.

В нынешней лиге протестное шебаршение возможно лишь на обочине. И все же не стоит его недооценивать.

Дрэймонд Грин с тем же упрямством бросает вызов лиге – продолжает разбрасывать конечности, несмотря на постоянные предупреждения, не собирается снижать уровень жесткости, на полном скаку опрокидывает священную корову НБА, а потом радостно кривляется.

ДеМаркус Казинс с той же гордостью осознающего свою обреченность неудачника сражается за «божественный план» – вымещает постоянно накапливающуюся злость на партнерах, судьях, журналистах, судьях, урнах, судьях, скамейке, судьях.

Между ними нет ничего общего: Грин пытается запугать всех, кто надеется запугать прущий за титулом «Голден Стэйт», Казинс ведет мизантропическую войну, чтобы избавиться от клейма самой неудачливой звезды. Но сам их бунт, беспощадный по отношению и к окружающим, и к самим себе, притягивает все той же искренностью и нежеланием подстраиваться под общую парадигму позитивности и одинаковых амбиций. Они не хотят нравиться – они хотят уничтожать тех, кто выступает против. Любые их долговременные амбиции уступают сиюминутному желанию кого-нибудь/что-нибудь пнуть, на кого-нибудь накричать, что-нибудь натворить. Наверное, это уродливые явления, но в идеальном, зачищенном от сорняков мире в том числе и они оправдывают все остальное своей неподдельностью. 

Команды, отвергающие тенденции современного баскетбола, удивляют

Когда такое было в последний раз: в прошлом году, но в гораздо менее выраженной форме

Модные тенденции – трехочковые, повышение темпа, отказ от героического баскетбола в пользу более командных взаимодействий – пленяют далеко не всех. Хотя все данные заверяют, что успех в большей степени должен сопутствовать тем, кто примеряет себя к формулам аналитического баскетбола, работает это все не совсем уж линейно.

Двумя островками вольномыслия или архаизма остаются «Мемфис» на Западе и «Торонто» на Востоке, каждый по-своему.

«Торонто» не слишком зацикливается на всей этой теме с трехочковыми и отталкивается от умений главного бомбардира, избегающего этой новомодной дряни.

«Рэпторс» – одни из последних по количеству выброшенных трехочковых, у Дерозана на 21,3 попытки с игры 19,8 приходятся на броски со средней дистанции, но при этом атака «Торонто» – третья в лиге и имеет исторические показатели эффективности (в топ-5 лучших атак с 1980-го вместе с «Уорриорс» прошлого и этого сезона). Если на пальцах, то «Торонто» играет довольно медленно, мало теряет мяч (2-е место в лиге, лишь 12 потерь в среднем), крайне экономно пасует (один из худших показателей в лиге) и обширно использует индивидуальные качества лидеров в «изоляциях». «Рэпторс» много зарабатывают фолов (3-е место в лиге), переносят акцент атаки на двухочковые и при этом хорошо реализуют те дальние попытки, которые совершают (5-е место в лиге).

Есть мнение, что такая комбинация – плохое движение мяча, много фолов, двухочковые броски – обрекут команду в плей-офф, но пока этот баскетбол из 90-х удивляет.

«Мемфис» меняет тренеров, меняет снайперов, но не может отказаться от старого доброго grit&grind, которому лидеры «мишек», как кажется, научились еще в детском саду и посвятили всю жизнь. «Гризлис» играют очень медленно, душат соперника на своей половине, заставляют Марка Газоля выжимать из себя каждый год все новые качества. И при этом так же радуют соотношением проблемного, борющегося с возрастом и травмами состава и результатам вопреки всему. «Гризлис» заточены на минимум потерь, идеальную дисциплину на своей половине, отсутствие каких-либо панических настроений и достижение результата любым самым малопривлекательным способом.

Главное в «Мемфисе» этого сезона – то, что grit&grind постоянно претворяется на площадке в виде чего-то невероятного. «Мишки» отыграли 24-очковое отставание у «Голден Стэйт», 15-очковое – у «Рокетс» и победили в обоих случаях, имея дело с лучшими нападениями лиги. В концовках «Гризлис» и вовсе показывают аномальные цифры – 14 побед при 7 поражениях.

Увеличение темпа, результативности и качества

Когда такое было в последний раз: в сезоне-92/93

В последние годы с каждым сезоном лига увеличивает темп и, как следствие, результативность. В этом в среднем команды НБА набирают 105 очков за игру. Столь высокие цифры были лишь в конце 80-х-начале 90-х при еще более быстром темпе игры.

Такая естественная эволюция не должна удивлять. Правила, играющие на руку атаке, растущее число трехочковых (26,8 – наивысший показатель в истории), суперкоманды, аналитический подход к игре – все это предопределило изменения естественным образом. Правда, парни с FiveThirtyEight пошли еще дальше и посчитали число «больших игр» (матчей, в которых игрок набирал более 30 очков): в этом сезоне было уже 89 таких матчей в исполнении 38 игроков, то есть 2,3 на человека, в сезоне-90/91 таких приходилось 2,8 на человека. По этим и другим статистическим выкладкам делается вывод, что число звездных игроков, способных на такое, гораздо выше.

Также примечательно, что росту совершенно не мешает еще одна тенденция, о которой говорят руководители лиги: сейчас защитникам разрешается действовать гораздо жестче, чем предполагали правила, запрещающие контролировать соперника руками.

Самая важная позиция в баскетболе – самая глубокая в НБА

Когда такое было в последний раз: никогда

Никто уже и не помнит, но еще недавно всерьез сопоставлялись «чистые разыгрывающие» и комбогарды, привносящие нервирующий многих дисбаланс в игру. Сначала сторонники «чистых разыгрывающих» брезгливо морщились, затем отчаянно жестикулировали, аргументируя свою позицию, потом просто вздыхали, а сейчас уже исчезли как вид – так же, как и сами «чистые разыгрывающие».

Плеймейкер, ограничивающий себя лишь пасом, в современном баскетболе просто немыслим. Дело не в том, что Рондо обленился, вконец оборзел или что-то потерял из-за разрыва крестов – он просто морально устарел. Так же как устарел и Рики Рубио – гениальный испанский компьютер полностью контролирует нападение «Миннесоты» и создает возможности для всех (практически точно так же, как Рондо когда-то делал для ветеранов «Бостона»), но сейчас отсутствие броска становится не личной проблемой, а общекомандной. Стоит защите взяться за дело внимательнее, как недостаток разыгрывающего отражается на всей системе «волков» и лишает его партнеров пространства.

Современная НБА – это НБА разыгрывающих, причем разыгрывающих, умеющих делать все. И бум результативности напрямую связан с тем, что с каждым сезоном увеличивается результативность (и влияние на игру) именно первых номеров.

Позаимствованная таблица отражает: а) число разыгрывающих среди 20 лучших бомбардиров лиги; б) число разыгрывающих, набирающих больше 20 очков за матч; в) показатели лучшего  разыгрывающего в списке самых результативных; г) показатели 10-го разыгрывающего в списке самых результативных; д) среднюю результативность 10 лучших разыгрывающих.

Всегда считалось, что две самые главные позиции в баскетболе – это разыгрывающий и центровой.

Разыгрывающий раньше просто руководил нападением. Теперь же разыгрывающие руководят нападением, идут внутрь, ищут пространство для среднего броска, бросают трехочковые. Из-за популярности пик-н-ролла все атаки лиги построены вокруг первых номеров, и уже их личные качества и потребности команды определяют отражающийся в протоколе вклад. Но с каждым годом разыгрывающие берут на себя все больше, лишая позицию какой-то типичности: здесь играют и кроха Айзейя Томас, и двухметровый обладающий кошачьей пластикой Харден, и семифутер Адетокумбо, и черепаха-мутант Уэстбрук, и освобождаемый от мяча Карри.

Грегг Попович процветает и без Тима Данкана

Когда такое было в последний раз: кажется, что всегда

Перед сезоном лучший тренер НБА остался без Данкана, с убитыми Паркером, Джинобили и Газолем, новыми, а потому еще непонятными парнями из D-лиги и новичками. 

Чем ответил Грегг Попович?

«Сперс» выдают 113,8 очка на 100 владений – это лучший показатель атаки в истории команды. «Сперс» умудряются оставаться на 4-м месте по эффективности защиты, несмотря на очевидные дыры в ростере. «Сперс» остаются на 2-м месте на Западе, не особенно сильно отставая от «Голден Стэйт».

«Сперс» интересны тем, как приноравливаются к реалиям современного баскетбола: с точки зрения продвинутой статистики они выглядят не очень, но лишь потому, что используют ключевые постулаты побеждающей модели не столь прямолинейно, как это происходит в «Хьюстоне».

«Сперс» – одни из худших в лиге по числу выброшенных трехочковых. Не потому, что Грегг Попович ненавидит трехочковые – «Сан-Антонио» использует дугу, прежде всего, для создания пространства атаки и более эффективного нападения. Бросать издали – не самоцель. «Сперс», во-первых, научились эксплуатировать лучшие стороны Олдриджа и Газоля – они растягивают защиту, совершая любимые дальние двухочковые (с точки зрения аналитики – худшие броски в баскетболе). Во-вторых, добились оптимального баланса между опасностью, исходящей из-за дуги, и той свободой, которую она предоставляет для проходов. «Сперс» – лучшие в лиге и по проценту реализации трехочковых, и по проценту дальних двухочковых, а также шестые в лиге по реализации из-под кольца.

«Сперс» – вроде бы одни из худших по игровому темпу (четвертые с конца). Что тоже плохо согласуется с аксиомами современного бегущего баскетбола. Но при этом они находятся на втором месте по среднему пробегу нападения. Такое жесткое несовпадение объясняется тем, что уже третий сезон подряд «Сан-Антонио» лидирует в лиге по «темпу на чужой половине». По статистике «Сперс» преодолевают в среднем 160 метров за владение, это на 12 метров больше, чем усредненный показатель по лиге. «Сперс» – на третьем месте с конца по числу бросков в первые 9 секунд владения, но зато кружева, движение мяча и вот это все никуда не деваются и с обновленным персоналом.

И главное. Don’t ask Ka-why, ask – Ka-where, Ka-when & Ka-how. Ленард тут на днях устроил очередную проверку Леброну и пробудил в нем больше эмоций, чем Карри и Дюрэнтом вместе взятые.

Самая недооцененная суперзвезда лиги, на самом деле, разрывает шаблоны.

Защита «Сперс» не особенно просела без Тима Данкана. Стартовая пятерка, включающая Тони Паркера, Пау Газоля и ЛаМаркуса Олриджа, скреплена двукратным мистером замком, который не позволяет себе расслабляться сзади даже после продвижения в главные сыны Поповича.

В атаке же… Дело не в том, что Ленард – лучший игрок двух половин в НБА. Это и так понятно. Ленард – один из самых эффективных и разносторонних бомбардиров. 25 ,5-5,7-3,2 при линии 49-41-91 (по true shooting 10-е место в лиге), второе место по PER  в лиге только лишь за Уэстбруком… Попович вовсю нагружает своего лидера изоляциями, использует его в качестве основного инструмента для вскрытия защиты, выдает ему карт-бланш на важные броски.

Главный аргумент тех, кто называет Грегга Поповича лучшим тренером в истории лиги, понятен: в отличие от Ауэрбаха, Джексона и даже Райли, старик из Сан-Антонио не переставал учиться, развиваться и менять команду, подстраиваясь под особенности ростера, тенденций и правил эпохи. У Ауэрбаха была одна команда. У Джексона и Райли – две. У Поповича набралось уже как минимум пять. 

Революция «больших»

Когда такое было в последний раз: никогда

Последние годы НБА заставляла жонглировать термином «смоллбол», традиционно обозначающим пятерку, в которой номинально более высокие амплуа заменяются менее высокими. Это приводило к небольшому недопониманию – создавалось ощущение, будто игроки меньшего роста начали иметь больше влияния на ход игры, а огромных неповоротливых центровых и вовсе вытесняли. Так называемая «революция «смоллбола» была связана совсем с другим. На самом деле, лига с каждым сезоном становилась и становится в среднем все выше по росту. На самом деле, речь не столько о размерах позиций, сколько об универсальности игроков: «смоллболл» направлен не против больших, а против ограниченных в умениях – в НБА 90-х у многих команд были огромные центровые-«мешки», которые почти ничего не умели, но могли потолкаться под щитами и забить из-под кольца, сейчас потолкаться может любой Дрэймонд Грин, а люди, которые ничего больше не умеют, становятся проблемой для атаки и выпадают из лиги.

Удивительно, но процесс тотальной универсализации произошел довольно быстро и практически незаметно. Еще вчера в лиге бегал Кендрик Перкинс и говорили о кризисе позиции, уже сегодня центровые возвращаются еще лучше, еще сильнее, чем когда-либо прежде.    

В лиге хватает достойных центровых, благодаря которым у Хассана Уайтсайда нет времени, чтобы взять выходной. Руди Гобер, Дуайт Ховард, Андре Драммонд, Эндрю Богут, Стивен Адамс, Йонас Валанчюнас, ДеАндре Джордан вполне компетентны, но уже представляют «больших» «прошлого». Как-то в одночасье в лиге появилась большая группа игроков, которая заставляет определить позицию уже совершенно иначе. Марк Газоль, Энтони Дэвис, ДеМаркус Казинс, Джоэл Эмбиид, Майлз Тернер, Никола Йокич, Кристапс Порзингис, Карл-Энтони Таунс уже сочетают мощь и скорость движений, одинаково хороши и под щитом, и на периметре, одинаково успешно могут играть пик-н-роллы и бежать, пасовать и бросать из-за дуги, полезны и в защите, и в нападении (хоть и не всегда).

Слухи о гибели позиции были преувеличены. «Камбэк» центровых уже здесь, теперь вопрос лишь в том, насколько новое поколение сможет видоизменить игру и подмять ее под себя.

Суперзвезда в заложниках у нелепого менеджмента

Когда такое было в последний раз: до того, как Кевин Гарнетт нашел пристанище в «Бостоне»

Каждой эпохе – свой баскетбольный великомученик.

Его обязательная черта – внешнее отсутствие какого-либо разочарования и смирение приговоренного к смерти.

Казинс сам является частью проблемы. Джон Уолл слишком часто жалуется на жизнь. Энтони Дэвис идеально продолжает дело Гарнетта, выступая в неблагодарной роли баскетбольного атланта, держащего на себе весь «Новый Орлеан». Никаких лишних эмоций, полное самоотречение, колоссальная отдача: бездарный менеджмент – это, конечно, ужасно, но такого явления, когда звезда в одиночку поднимается против всего мира, против чужих и своих, нет ни в одном другом спорте.

Семифутовый шутник пробился бы в старт Матча всех звезд, если бы решали только болельщики

Когда такое было в последний раз: когда Шак был молодым и еще никого не раздражал

Харизма – вещь необъяснимая, но легко осязаемая.

Харизма – это когда 16 побед твоей команды за полсезона кажутся 36, включают танцы с девушками из группы поддержки, огненные интервью и фотографии для золотого фонда.

Харизма – это когда ты в первый сезон превосходишь большинство центровых лиги, но твоя популярность строится совсем не на этом.

Харизма – это когда шутки в соцсетях содержат настолько идеальные пропорции самоиронии и свэга, что очаровывают незнакомых людей другого возраста, бэкграунда и интересов.

Харизма – это когда ты настолько естественен в троллинге, шуточных закидонах и образе в целом, что тебя выбирают на Матч всех звезд не потому, что ты грузин или китаец, а потому что ты больше, чем баскетболист, «Процесс» или шоумен.

Джоэл Эмбиид уникален своими талантами. Но для лиги в целом, наверное, важнее, что появился даже не новый Оладжувон, а новый Шак, вот это никогда не замолкающее радио саркастических комментариев и креативных выходок, свидетельство того, что эта лига настоящих осязаемых людей.

Эпоха суперкоманд

Когда такое было в последний раз: на самом деле, в 80-х

Никогда в истории НБА одни и те же команды не встречались в финале три раза подряд. Но ближе всего подошли в 86-м, когда «Лейкерс» во многом неожиданно попали под дуэт башен из «Хьюстона».

У «Голден Стэйт» молодая команда с четырьмя звездами, которая нацелена не просто на еще одну победу. Король Востока, несмотря на 32, тоже вроде никуда не собирается.

Баркли может ворчать сколько угодно, но великой эпоху делают именно суперкоманды. Особенно когда их как минимум две в разных конференциях.

Яннис Адетокумбо взрывает мозг визуально, статистически и вообще

Когда такое было в последний раз: никогда

«Грик-фрик» – живое доказательство того, что NBA is amааааааааazing. Ничего подобного вы нигде не увидите.

Это работает на всех уровнях.

Визуально.

За 3 года Адетокумбо так и не заставил к себе привыкнуть. Дикие евростепы на полплощадки, данки из непонятных положений, движущиеся в хаотичной пляске телескопические конечности – если семифутовый разыгрывающий протянет руку и она случайно вылезет у вас из монитора, вы удивитесь? Лично я – нет.

Статистически.

Во-первых, Адетокумбо – лучший в своей команде по пяти основным показателям: у него 23,5 очка, 8,9 подбора, 5,4 передачи, 1,8 перехвата, 2,0 блока.

Такое происходит лишь пятый раз в истории. Остальные четыре: Дэйв Коуэнс, 1978, Скотти Пиппен, 1995, Кевин Гарнетт, 2003, Леброн Джеймс, 2009.

Он лучший в лиге по очкам в «краске» (13,6), а по числу данков уступает лишь трем номинальным центровым.

Он занимает пятое место в лиге по числу блок-шотов. Перед ним исключительно номинальные центровые.

Он позволяет соперникам забивать у кольца 45,5 процентов бросков. Это восьмой показатель в лиге: пять из семи игроков перед ним – центровые.

По передачам Адетокумбо занимает 26-е место в лиге и опережает многих номинальных разыгрывающих. Лишь два игрока ростом под 7 футов набирали больше – Уилт Чемберлен – 8,6 передачи в сезоне-1967/68 и Кевин Гарнетт – 6,0 передачи в сезоне-2002/03.

Во-вторых, Адектокумбо может стать первым игроком в истории, набирающем в среднем больше 20 очков, 9 подборов, 5 передач, 2 перехватов и 2 блоков.

Нечто подобное происходило лишь трижды: в сезонах-1975/76 и 1978/79 это сделал Карим Абдул-Джаббар (не преодолевший планку в 2 перехвата), в сезоне-1985/86 – Лэрри Берд (не преодолевший планку в 2 блока).

Наконец, все остальное.

Честно говоря, сложно припомнить хоть что-нибудь из биографии Адетокумбо, что обличало хоть какую-нибудь нормальность.

Торговал барахлом на улицах Афин за пять лет до драфта?

Родители на нелегальном положении?

Вырос после драфта на несколько дюймов?

Экономил деньги на еде и мебели уже после того, как подписал контракт с «Бакс»?

Умудрился в 22 года взбесить Леброна?

Я сдаюсь. Вы мне скажите.

Уникальное поколение молодых

Когда такое было в последний раз: в конце 80-х

Черта, которая почти раздражает в новом поколении молодых игроков – они все как пионэры. Нормальные развлечения спортсменов – безудержное чревоугодие в фастфудах, веселящие наркотические препараты, беззаботное раздолбайство с вечеринками до утра, шампанским и филиалом «Плейбоя» – куда-то делись. Молодые звезды в основном воспитаны отцами, бывшими профессиональными игроками или тренерами, предпочитают бросковые тренировки другим вариантам досуга и каются после поражений.

Во всем виноват Кобе Брайант с его гребаным трудоголизмом. В современной НБА чувствуешь себя примерно как эмир-динамит Бендер и Александр-ибн-Иванович в лишившемся всех экзотических прелестей Багдаде.

Где тимпаны и кимвалы?! Где все?! Тьфу, даже в тапки насрать достойно никто не может.

Молодые «Лейкерс» перевоспитывают Ника Янга, молодые «Бакс» – Майкла Бизли, Кристапс Порзингис воспринимает эгоистические порывы Роуза и Мело с философской улыбкой, Карл-Энтони Таунс назначает виновным за все провалы самого себя.

Именно это позволяет подходить к оценке молодых талантов практически с беспечностью Айзейи Томаса.

Джеймс Харден – самое совершенное атакующее оружие в спорте

Когда такое было в последний раз: в сезоне-2006/07, когда Джеймс дотянул до финала «Кливленд»

«Команды одного игрока» в баскетболе – это как миф об Эльдорадо. Все знают, что в одиночку никто выиграть не может, но в виду отсутствия других альтернатив продолжают биться над вечным секретом и иногда подходят к его разрешению максимально близко.

Все рецепты, которые мы видели до сих пор, довольно однотипны: одинокая звезда должна была сконцентрировать в своих руках атаку и сделать ее минимально жизнеспособной для того, чтобы элитная защита стала решающим фактором. Так работали две самые известные подобные команды: «Кливленд» первого финала Леброна Джеймса и «Филадельфия» Аллена Айверсона. При всех относительных успехах рано или поздно они выявляли собственную обреченность и подтверждали общеизвестное правило.

«Хьюстон», позиционирующий себя как главная лаборатория баскетбольных ботаников, взялся за дело с другой стороны и ушел от стереотипов прошлого. «Рокетс», во-первых, вполне осознанно расстались со второй звездой команды, во-вторых, отказались от привычной схемы «защита+сверхусилия от лидера», в-третьих, положили в основу проекта разработки прошлых лет.

Все куски пазла сложились так, словно их действительно подгоняли в специально созданной лаборатории.

Дэрил Мори нашел идеального тренера для воплощения своих идей и подобрал ему оптимальный персонал: «Рокетс» доводят до предела идею о том, что эффективный баскетбол – это дальние броски и атаки из-под кольца. Вернее, показывают, что никаких пределов нет: команда Майка Д’Антони выбрасывает по 40 трехочковых за матч, расширяет пространство с помощью большой доли сверхдальних бросков и показывает неплохой процент реализации.

Все, как изначально казалось, сомнительные кандидатуры, появившиеся в «Хьюстоне» летом, показывают ровно то, на что рассчитывал генеральный менеджер. Райан Андерсон вернулся в статусе все того же элитного растягивающего четвертого номера, который фигурировал в 75 процентов слухов об обменах. Эрик Гордон стал показывать феноменальный процент реализации трехочковых и одновременно оказался идеальным «Харденом для скамейки», который  подменяет оригинального Хардена и берет на себя всю эту пик-н-ролльную беготню. Все заменившие Ховарда «большие» примерно попадают под одни и те же требования: добротно защищаются, эффективно играют пик-н-роллы, не ноют и не требуют мяч.

Наконец, созданная система из мобильного «большого» и расширяющих пространство снайперов полностью раскрыла уникальные возможности Джеймса Хардена, теперь еще получившего в свои руки мячи и ставшего полноценным разыгрывающим. И видение площадки, и эти разрывающие сонливость кроссоверы, в которых больше прыжка гепарда на косулю, чем баскетбола, и передачи на дугу в движении, и умение выхватить чужую руку и спровоцировать ею фол, и экономичность движений при огромной загруженности – лидер «Рокетс» пугает флегматичностью робота, просчитавшего все на сотни ходов вперед.

Эксперимент Мори, конечно, не сможет разрушить главное правило игры: в баскетболе все же нельзя побеждать в одиночку. Он просто демонстрирует огромные возможности аналитической модели и необходимость креативного подхода даже к стандартным ситуациям.

Расселл Уэстбрук пытается выбить трипл-дабл в среднем за сезон

Когда такое было в последний раз: в сезоне-1988/89, когда Майкл Джордан играл на позиции разыгрывающего

Освобожденный Уэстбрук не стал скромничать на площадке и с преумноженным бешенством сломал ногой дверь в историческое измерение: теперь его сравнивают с Чемберленом, Джорданом, Нэйтом Арчибальдом и Оскаром Робертсоном.

Его главный вызов – попытка повторить легендарный сезон Робертсона с трипл-даблом – примечателен скорее тем, что именно отражают феноменальные, еще недавно кажущиеся неповторимыми цифры. Это не только запредельное желание, забивающее остальных. Не только свобода единоличного лидера, получившего команду. Но и воплощение уникальности – в лиге, более подходящей для узкопрофильных специалистов, Уэстбрук пытается быть лучшим во всем, что делает: в борьбе на щитах, в защитной гиперактивности, в набирании очков, в передачах. Его самая сильная сторона – разносторонность.  Его стиль – это найти высочайшую планку и попытаться засадить через нее сверху.

Сверхплотная «гонка за MVP»

Когда такое было в последний раз: никогда

Итак, имеются:

Игрок «А»: 25,6 очка, 8,4 передачи, 7,8 подбора, 1,5 перехвата, 52% с игры, 37% из-за дуги, 7,1 штрафного, процент задействования – 29,8

Звезда третьей команды в лиге, совершенно неотъемлем для командной системы – практически во всех матчах, которые он пропускает, его команда проигрывает

Игрок «Б»: 30,8 очка, 10,4 передачи, 10,6 подбора, 1,6 перехвата, 42% с игры, 33% из-за дуги, 10,6 штрафного, процент задействования – 42,1

Чувак рвет зад за двоих, имеет один из самых больших процентов использования в истории, пытается повторить легендарный рекорд Оскара Робертсона, но в данный момент идет на шестом месте на Западе

Игрок «В»: 28,6 очка, 11,6 передачи, 8,2 подбора, 1,4 перехвата, 45% с игры, 35% из-за дуги, 10,4 штрафного, процент задействования – 33,9

Вернул команду с восьмого места на третье в Западной конференции, стал мотором для новой атакующей системы, выбрасывающей по 40 трехочковых за матч, обыграл игрока «Б» в личных противостояниях 2-1

Игрок «Г»: 26,2 очка, 4,7 передачи, 8,4 подбора, 1,2 перехвата,  1,7 блока, 54% с игры, 39% из-за дуги, 6,6 штрафного, процент задействования – 27,8

Первая звезда лучшей команды лиги (которая идет на 70 побед в сезоне), выкладывается на обеих половинах, показывает наилучшую эффективность в карьере

Игрок «Д»: 25,5 очка, 3,3 передачи, 5,7 подбора, 1,8 перехвата, 49% с игры, 42% из-за дуги, 7,2 штрафного, процент задействования – 30,1

Двукратный обладатель приза «мистер-замок», лидер одной из самых эффективных атак лиги, держит команду на втором месте в НБА, где ее перед сезоном никто не видел

И так далее.

Как это можно разрешить, кто это может разрешить, я не знаю. На это надо просто смотреть.

Товарищ ростом 175 сантиметров набирает под 30 очков в среднем и вполне является MVP

Когда такое было в последний раз: как минимум, когда организм Аллена Айверсона (183 сантиметра) еще не сломался под экстремальными перегрузками, но, на самом деле, никогда – даже Келвин Мерфи не был столь крут

Айзейя Томас – это просто АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА

Айзейя Томас – это как айфон, нечто маленькое и в каком-то смысле даже волшебное, но при этом слишком привычное, воспринимаемое как должное и постоянно требующее замены.

Никогда в истории баскетболист ниже 180 сантиметров не имел и близко того влияния, какое оказывает Томас на игру «Бостона».

Томас был хорош и притягателен в прошлом сезоне. Но в этом превратился в монстра эффективности, летом припав к тому же источнику, из которого напился Стеф Карри.

В прошлом сезоне у него было: 22,2 очка, 16,9 броска, 43% с игры, 36 из-за дуги и процент использования 29,6

В этом: 29,1 очка, 19,9 броска, 46% с игры, 38 из-за дуги и процент использования 34,0

Лишь три игрока в истории набирали 29 и больше очков и бросали меньше 20 раз за матч: Эдриан Дэнтли, Карл Мэлоун и Шакил О’Нил.

Томас также входит в клуб 30/60 – в клуб игроков, у которых процент использования выше 30, а «истинный процент попадания» больше 60. До этого сезона в нем числились лишь восемь игроков: Лэрри Берд, Леброн, Шак, Майкл Джордан, Карл Мэлоун, Джеймс Харден и Стеф Карри.

То, что делает Томас в четвертых четвертях, и вовсе не укладывается в голове. С показателем в 10,1 очка он лидирует среди всех игроков лиги с 1996 года (когда НБА начала вести статистику результативности по четвертям). Лишь четыре игрока набирали больше 8,5 очка: Трэйси МакГрэйди, (8,6 в сезоне-2002/03), Кобе Брайант (9,5 очка в сезоне-2005/06), Леброн (9,1 очка в сезоне-2007/08) и Расселл Уэстбрук (9,4 очка в сезоне-2016/17). 

Еще раз. Все это происходит при росте, не совместимом с баскетболом, под постоянный бубнеж о том, что «Селтикс» нужно думать о будущем, места в котором Томасу вроде бы и нет.

История Томаса в этом сезоне – это сказка «Джек – убийца великанов» в реальной жизни. Правда, есть ощущение, что адекватно ее воспринимают лишь комментаторы «Селтикс», захлебывающиеся от восторга, и сам Томас, обращающийся к себе как к «лучшему игроку мира» и «настоящему убийце» и скромно поясняющий, что «четвертые четверти – это не для каждого».

К нему стоит прислушаться.

Самая талантливая команда в истории

Когда такое было в последний раз: никогда

Не раз мы видели, как пытаются создать суперкоманду. Не органично вырастить, а именно создать искусственно за счет объединения суперзвезд. Это всегда выглядит примерно одинаково. Разница в случае с «Голден Стэйт» лишь в масштабе эксперимента: ничего более грандиозного, чем сразу четыре игрока из Топ-20, еще не существовало.

Химический процесс объединения происходит очень медленно, болезненно и сталкивается с внутренним сопротивлением организма.

Иногда «Голден Стэйт» выглядит как лучшая команда в истории: с доведенным до совершенства движением мяча и феноменальной статистикой передач, со сверхэффективной атакой Дюрэнта и гениальным распределением броском между троицей Дюрэнт-Карри-Томпсон (не знаю, что именно символизирует цифра «17»), с грандиозной защитой, в которую вкраплены теперь и блок-шоты от Кевина Дюрэнта, с сумасшедшими отрывами, с обрушивающимся валом трехочковых, с двухминутными рывками, предрешающими исход матча…

Иногда все это вновь распадается на элементы: Карри небрежно обращается с мячом, Томпсон перестает попадать, Дрэймонд Грин увлекается кордебалетом или перебранкой с судьями, Дюрэнт погружается в ностальгию и начинает воображать, что он снова в «Оклахоме», где есть только он и кольцо…

Иногда кажется, что «Голден Стэйт» – это лучшая команда нашей жизни, баскетбольная мечта, воплощенная в реальность. Иногда – что это идеальная группа звезд, которая призвана в жизнь, что торжественно лечь на заклание лучшему игрока эпохи.   

Если бы этот сезон был нужен только для того, чтобы ответить на этот единственный вопрос (чем останется этот «Голден Стэйт» в истории), то и тогда его нельзя было бы пропустить.

Этот сезон – венец одной из величайших карьер в истории

Когда такое было в последний раз: в 96-м, когда Майкл Джордан вернулся, чтобы завершить карьеру должным образом

Ну, что, мои маленькие любители баскетбола, вы уже думали, что я забыл о вас. Вовсе нет. Будет неправильным, если все комментарии к этому посту сведутся к теме «Сам ты лох». Можете называть меня как угодно, но уж я забочусь о том, чтобы автора оскорбляли более разнообразно.

Как уже говорилось, сравнения Леброна Джеймса с Джорданом, Мэджиком и Бердом и кем бы то ни было еще никуда не годятся. Нельзя сравнивать воплощение достоинства и эталонное поведение на площадке с симулянтским кривлянием и публичным шантажом владельца.

Вот так выглядит величие в глазах здорового человека.

Вот так – в глазах миллениала.

В случае с Леброном уместно другое сравнение. Поколение до интернета смотрело на Ливанова с Соломиным, кайфовало и не обламывалось. Новому поколению потребовался новый Шерлок с геями, «Астон-Мартином» и известной долей сюжетной наркомании. Вот и карьера Джеймса – это примерно такое же приложение легендарных историй к современному материалу. Дети постмодернизма, фанатеющие от Сэма Хинки, объединений суперзвезд и поиска самой широкой челюсти в лиге, не ощущают искусственности.

Если кроме шуток. То, что происходит прямо сейчас с «Кливлендом», кажется баскетбольной вариацией заключительных глав «Властелина колец», приключений Фродо в Мордоре.

В истории спорта нет никого, подобного Джеймсу. Его открыли еще в старших классов школы и внимательнейшим образом рассматривали с самого детства, когда он еще безмятежно пукал на скамейке. Вся его карьера – это преодоление стереотипов и нарушение установленных традиций и правил, балансирование на грани любви и ненависти. Его путь – это словно реалистичное переложение восточных фильмов со стадиями ученичества, дружбы, падений и еще более углубленных тренировок, общения с сэнсэем и самостоятельной борьбы. Постоянно двигаясь по нарастающей, взбираясь по пирамиде величия, наталкиваясь на препятствия и обходя их, он встречал все более сильных соперников. Стоило ему убрать команду с историческим рекордом «регулярки», как появилось нечто еще более невероятное, невиданный монстр с четырьмя звездами. И вот сейчас, когда он идет к главной схватке своей жизни, начинаются мучительные терзания последних приготовлений.

Сравнения с другими никак Леброна не обогащают. На своем пути он хитрил, получал помощь лиги, подличал, выкручивал руки руководству, побеждал не только с помощью гениальной игры, но и расчета, вложений в организм, новых методик, расширяющих его возможности. Это принципиально другая история, чем все, что было до этого. Но сейчас есть ощущение, что ничего круче – конечно, не по человеческой привлекательности, а именно по грандиозности панорамы и сюжета – мы еще не видели.

Впереди – кульминация.

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий