Главная / Новости о спорте / Сергей Быков: «Мое мнение: лимит необходим»

Сергей Быков: «Мое мнение: лимит необходим»

Сергей Быков: «Мое мнение: лимит необходим»

Капитан сборной России, чемпион Европы-2007 Сергей Быков вернулся в большой баскетбол. В интервью «БИЗНЕС Online» лидер саратовского «Автодора» рассказал об опыте работы детским тренером, нахождении мотивации и недостатках российского баскетбола.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            

 

                                                                                        ПЕРЕРЫВ В КАРЬЕРЕ

– Чем вы занимались после матчей за сборную на отборе к чемпионату Европы-2017?

– Больше находился с семьей. Пять лет я играл в Краснодаре и Казани и не мог возить с собой семью. Нужно было перезагрузиться, побыть рядом с родными. Поддерживал форму на уличных площадках. У меня приятель открыл шикарные залы в Москве («Территория мяча»). Шесть площадок прямо рядом с домом. В Москве большая проблема: если зал расположен в 40 – 50 минутах езды, то желание играть может отпасть. А эти залы в шаговой доступности. Ходил, играл с любителями, получал удовольствие.

– Есть ли какие-то элементы игры, которые вы до сих пор стараетесь улучшить?

– Почему спорт нравится мне больше, чем театр? Скажу немного поверхностно и по-дилетантски. Спектакль можно отрепетировать до совершенства. Во время матча же всегда есть непредсказуемость. И эти условия, если ты открыт новому, дают возможность развиваться постоянно. Если говорить про технические аспекты, то они бесконечны. На уличных площадках я понял, что многие любители владеют мячом в разы лучше профи. Просто большинство из них не знают, как это применить. Игра всегда даёт тебе возможность развиваться.

                                                                                              «АВТОДОР»

– Владимир Родионов сказал, о том, хотел бы вас видеть в составе, еще 20 октября. Почему так долго не удавалось договориться?

– Родионов очень грамотный функционер, закинул удочку в прессу, и ты уже живешь с ней. Я уже говорил, что мне нужно было время побыть с семьей. Это основные причины, почему процесс перехода шёл так долго. Слабые клубы, видимо, даже постеснялись сделать конкретные предложения, это еще раз говорит о том, что там малограмотные функционеры, которые не понимают психологию игрока. Человеку важно ощущать, что он нужен. Родионов набрал лично, привёл аргументы, и всё зародилось. Когда я подошёл к точке, где проснулся аппетит к баскетболу, «Автодор» уже был в приоритете. Нужно уметь показывать человеку, что ты нужен, это весомый аргумент.

– Если вы в конечном итоге выбрали «Автодор», значит, финансовый вопрос для вас был не на первом месте?

– Куда же без такого вопроса (улыбается). После ЦСКА, «Локомотива» и УНИКСа я заработал достаточно. Я не из тех, кто хочет забрать все деньги мира и кто может перейти в другую команду, если там предлагают на 50 тысяч больше. Конечно, в этом случае я потерял в финансовом плане. Но сильно меня это не беспокоит. Деньги всё равно достойные. Самое главное, чтобы «Автодор» поднялся в турнирной таблице.

– Верно ли считать, что вы будете кем-то вроде играющего тренера?

– Я приехал в Саратов в качестве игрока, а не играющего тренера. Могу сказать, что во всех клубах в последние пять лет со мной советовались и что-то спрашивали. Тут нельзя путать. Мы можем поговорить с тренером, и он узнает моё видение на какие-то моменты. Но последнее слово всегда за главным тренером. Я же игрок, который чётко слушает наставника. Мне приятно, что назначили капитаном, но абсолютно неважно, кому юридически принадлежит повязка, мы с Женей Колесниковым договорились, что будем работать сообща.

– В вашей карьере это первая команда с атакующим и быстрым стилем игры? Или можно также выделить «Динамо»?

– Есть выражение: «Быстро – это медленно, но без перерывов». Подписываюсь. Еще бы добавил: «Быть в нужное время в нужном месте». И не стоит забывать, что пас быстрее самого скоростного бегуна. Это мое понимание быстрого баскетбола. В «Динамо» Базаревич тоже проповедовал быстрый баскетбол. В дубле я работал с Сидякиным, а он был в системе «Автодора». Они с Родионовым дружат, у них одно видение на игру. Я этот баскетбол знаю, тут вопрос времени адаптации моих суставов. 

                                                                                               МОТИВАЦИЯ

– Откуда у вас мотивация играть в 33 года, когда вы уже много выиграли и хочется больше времени проводить с семьёй?

– Мотивация продолжать карьеру идёт от трех простых вещей: люблю эту игру, ничего не умею кроме баскетбола, и как мужчина должен работать, зарабатывать и этим обеспечивать свою семью.

– И всё-таки, вам доводилось стоять на пьедестале…

– Многие спортсмены меня поймут: когда ты выигрываешь что-то, это только ягодка на торте. Сначала я не понимал, стоя на пьедестале: а где кайф? Потом понял, что удовольствие приносит сам процесс преодолевания. Путь всегда интереснее финиша.

                                                                                         ДАНК В СБОРНОЙ

– На одной из тренировок в сборной вы забили сверху, что повеселило партнеров.

В сборной кто-то вспомнил, что я в начале карьеру забивал сверху, а последние пять – семь лет до дужки не допрыгивал. Ребята начали подшучивать на эту тему. Я решил рискнуть здоровьем за атмосферу и химию в команде. Я ведь не из баскетбольной школы и занимался прыжками в длину, в высоту и спринтерским бегом. В баскетболе было по кайфу забить сверху, но потом появились травмы. Переломав в начале карьеру ногу и неправильно вылечившись из-за ошибки доктора, стал испытывать болезненные ощущения в ноге. Но нет худа без добра: я стал компенсировать нагрузку на свои суставы. Если присмотритесь, то заметите, что я практически никогда не поднимаюсь с пяток. Это всё рациональность действий. Ради ребят пришлось «поднять пятки» и после данка уже приложить много льда (смеётся).

                                                                                              МОЛОДЫЕ ИГРОКИ

– Было заметно, что по ходу первых матчей вы очень много объясняли Антону Астапковичу.

– Антон Астапкович мне не чужой парень. Когда я играл за ЦСКА, его уже подключили к основе. Знаю, что в Саратове у него пока невнятный баскетбол. Мне хочется, чтобы он сделал качественный скачок, потому что талант огромный, здоровье богатырское, грех его не использовать. Пока ему не хватает опыта. Поначалу не объяснял ему какие-то детали, поскольку сам их не знал. Старался рассказать, с каким подходом нужно играть. Мне понравилось, что он умеет слышать.

В нашем баскетболе нет мостика от детско-юношеских школ во взрослый баскетбол, такой как студенческий баскетбол в Штатах, где появляется зрелость. Воспитывать ребят никто не будет, так как давит результат. Только в «Нижнем Новгороде» тандем Панов – Лукич создали такую преемственную систему, при которой молодые могут проявить себя.

– Несколько лет назад, когда вас спросили о трёх молодых и самых перспективных игроках, вы назвали Антонова, Карасёва и Кулагина.

– Это я говорил? И все заиграли. Поэтому сейчас надо поаккуратнее с этими прогнозами. Кулагин младший – сто процентов. Про Ильницкого можно говорить, что ему что-то там не хватает, здесь не хватает, но он яркий пример того, как при правильном отношении к делу можно быть полезным в одной из лучших команд лиги. Я уважаю таких игроков. Стребков? Он ломает все стереотипы техники, понимания баскетбола. Сейчас он лучший.

                                                                                                     ТРИНКЬЕРИ

– Какое впечатление у вас осталось от Тринкьери?

– Тринкьери в УНИКСе не боялся бороться за того, в кого верит. Я с ним поработал четыре месяца, а он уже начал предлагать мне остаться на следующий год. И делал это настойчиво. Другие же специалисты, особенно наши, начинают: «Ты знаешь, посмотрим, как сложится ситуация». Видимо, думают, что как-то их авторитет страдает, и ты сразу же понимаешь, что разговор ни о чём, всё сведётся к нулю.

Думаю, что Тринкьери будет доминировать в баскетболе в последующие десятилетия. Надо понимать, какой у него серьёзный подход к делу, как он разбирается в деталях баскетбола и психологии игроков. Он жёсткий тренер, но при этом все игроки его любят. И понимают, какой вклад в их развитие он оставляет. Без больших знаний это сделать невозможно. Считаю, что баскетбол, который сейчас показывает его «Бамберг», самый чёткий в Евролиге. Даже несмотря на поражения.

                                                                                                  РАБОТА ТРЕНЕРОМ

– Через несколько лет вы завершите карьеру и будете чем-то заниматься в повседневной жизни. Есть варианты чем?

– Мысли о том, что наш век короток, прогнать невозможно. Вижу несколько направлений, а что же определит мой путь, честно сказать, пока не знаю. Где-то внутри понимаю, что больше всего мне интересна тренерская работа.

– Если тренировать, то детей или профессиональные команды?

– Работать с детьми и профессионалами – две разные области, соглашусь. Профессионалы – личности сложные, и для управления ими нужны знания, воля, и, наверное, понимание человеческой натуры и жизненной мудрости. А в случае с детьми ты выступаешь в роли педагога, который увидит их слабости и будет работать над ними. Поэтому педагог – это 100% призвание. Тренер профи – это больше знания.

Летом мой сын был в лагере Саши Груича – тренера-ассистента сборной России. Саша дал мне шанс потренировать, чтобы не тратить время попросту, и предоставил настоящую головоломку. У одного мальчика был неправильный бросок, он смотрел одним глазом на кольцо, сгибал правое колено вовнутрь и уводил локоть в другую сторону. При этом говорил, что ему так удобно. Кстати, он был из хорошей спортшколы. «Ну поставь ему бросок!». Даже человек не из мира спорта скажет со стороны, что это неправильная биомеханика броска. Одно дело сказать, другое дело исправить. Когда стали заметны улучшения за счёт подводящих упражнений под присмотром опытного Груича, и мальчик начал попадать и получать от этого удовольствие, у меня был определённый драйв. Но я всё ещё не знаю, кем буду – тренером или кем-то другим, посмотрим.

                                                                         СМЕНА ПОКОЛЕНИЙ В СБОРНОЙ РОССИИ

– Базаревич не вызвал в сборную Понкрашова, но вызвал вас. Чувствовали дополнительную ответственность?

– Один из команды уходит, другой приходит. Это прослеживается везде. Капитаном на отборе к чемпионату Европы меня назначили по ходу игр, так что я не пришёл на место Антона. У нас появилась обоюдная симпатия с годами, так как много прошли вместе в сборной. В начале карьеры мы, наверное, воспринимали друг друга как конкуренты. Сейчас мы дружески общаемся, оба пережили сложные травмы и, можно сказать, говорим на одном языке. Конечно, Базаревичу решать. Но без опыта Антона на Европе будет архисложно.

– В российском баскетболе есть провал поколения?

– Слышал о таком мнении, но не могу однозначно ответить на этот вопрос. Я такое уже слышал, что после поколения Захара Пашутина, Никиты Моргунова, Лёхи Саврасенко, Пети Самойленко – пропасть. Тем не менее, нашлись свои герои. Думаю, что такие герои будут находиться и в дальнейшем. Но это, конечно, не систематически, не из-за нашего сильного детского баскетбола, а скорее вопреки.

                                                                                    ЛИМИТ НА ЛЕГИОНЕРОВ

– «Я хочу быть сильным игроком, а не игроком с российским паспортом», – ваша цитата. Какое у вас отношение к лимиту?

– В свое время этот лимит дал возможность вырасти поколению, которое завоевало «бронзу» на Олимпиаде. Несправедливая конкуренция? Да. Но мы должны действовать искусственно в интересах страны. Это приоритет. И отменять его надо тогда, когда будет сильная детская школа. Пока ее нет. Иногда приводят аргумент, что в Испании нет лимита, и всё должно быть справедливо. Манипулируют этим, забывая упомянуть, что в Испании сильный детский баскетбол. Когда у нас все молодежные и юношеские года будут систематически в призах, отменяйте и становитесь «испанской лигой»…

Мое мнение – лимит необходим. Сначала наше поколение незаслуженно выходило на площадку, но постепенно обкатались. И Блатт всегда говорил, что никто не работал за его карьеру так, как русские игроки. Он, конечно, немного лукавит, потому что это он нас так мотивировал. Многие в сборной раскрывались при нем так, что это даже для них самих был сюрприз.

Когда слабые тренеры оправдывают свои поражения тем, что нет хороших россиян, и во всём виноват лимит, меня это коробит. Такие люди руководствуются позицией «лишь бы себя спасти». Я часто встречался с этим, меня прямо выводило. Всегда вызывал уважение Ивкович. Когда действовал старый лимит, он смог раскрыть за один год Хвостова, Моню, Васильева и меня, при этом давая результат. Он был крайне требовательным, но помогал нам выйти на новый уровень. Это сильный тренер. В том же ключе работали другие балканцы: Малкович, Вуйошевич и Пешич. Казлаускас, например, говорил, что ядро русской команды должны составлять русские. Потому что, если что-то пойдет не так, то местные игроки будут умирать за клуб, в отличие от большинства (но не всех) иностранцев. Местным важно сохранять репутацию в том месте, где они живут. Некомпетентные тренеры просто не могут признаться, что они не умеют воспитывать и требовать.

Я понимаю коммерческую лигу, которая хочет быть зрелищной за счет качественных иностранцев. Но возникает два вопроса: нужны ли болельщикам не свои герои и все ли иностранцы качественные? Понятно, что моё мнение очень субъективно, так как я являюсь действующим спортсменом. Но за свою карьеру у меня был опыт, где я гордился, что сидел под некоторыми иностранными звездами и учился, но так же был обратный, где приезжий тренер и свои агенты лоббировали слабых иностранных игроков.

 

Фото: БК «Автодор»

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий