Главная / Новости о спорте / «Сделал предложение и улетел побеждать «Интер». Репортаж из дома Дзагоевых

«Сделал предложение и улетел побеждать «Интер». Репортаж из дома Дзагоевых

ЦСКА

В своём загородном доме Алан Дзагоев и его супруга Зарема рассказали об истории знакомства, свадьбе в Осетии и увлечениях футболиста.

Алан — интересный рассказчик, который не раз давал небанальные интервью на футбольные темы. В то же время он крайне редко рассказывает о своей семье — для него эта тема очень личная. Но в этот раз лидер ЦСКА сделал исключение.

Семья Дзагоевых пригласила нас в свой загородный дом, который находится недалеко от базы армейцев в Ватутинках. В гости с пустыми руками ходить не принято, поэтому по пути мы купили любимый торт Алана — «Медовик». А для детей — 4-летней Эланы и годовалого Хетага — захватили шоколадки.

Первым делом Алан проводит небольшую экскурсию по дому. Подмечаем деталь: тут очень много изображений коня — часы, статуи, предметы мебели. Даже наконечник ложки для обуви, лежащей в прихожей, выполнен в виде головы лошади. Есть здесь и любопытные футбольные сувениры — например мяч Евро-2012 с автографами игроков сборной России. Пока Алан показывает его нам, сынишка тянет к ярко-оранжевому мячу ручки. «Вратарём всё равно не будет», — смеётся Алан.

Мы садимся на диван в светлом кабинете, чтобы услышать историю знакомства Алана и Заремы. В 2011 году они оба жили уже в Москве, но впервые встретились во Владикавказе. Девушка старше футболиста на три года, поэтому при знакомстве дала понять: романтических отношений между ними быть не может. А получилось всё совсем иначе…

— До знакомства с Аланом за чемпионатом России я пристально не следила, — рассказывает Зарема. — Но я знала, что есть такой футболист — Алан Дзагоев. Дело в том, что мой папа смотрел футбол и болел за Газзаева и Аланчика. У нас в Осетии его все Аланчиком называют. Видела его, когда ему 18 лет было, а мне 21. Я на него тоже как на Аланчика смотрела.

— Где это ты меня видела? – спрашивает Алан.

— По телевизору — тебя там иногда показывали, – с улыбкой отвечает Зарема.

— И как вы в итоге познакомились? 

— В конце 2010-го я поехала в отпуск в Осетию. Это, кстати, был первый раз, когда я там встречала Новый год. Изначально собирались с подругами на море, но не получилось. И Алан тоже во Владикавказе отдыхал. Сидели в кафе с девочками, а он туда пришёл с Аланом Касаевым. Моя близкая подруга с Касаевым дружит – они в школе в одном классе учились. Она к ним подошла, они пообщались, а потом она вернулась и поставила меня перед фактом, что дала мой номер телефона Дзагоеву.

— А вы?

— Мне было смешно, если честно.

— Смешно? Почему? 

— Удивил сам факт: она так обычно никогда не делала! И, что самое интересное, стала сразу говорить: «Он хороший, хороший! Касай мне бы сказал, если что не так». Все почему-то сразу же сделали Алану хорошую рекламу. Даже те, кто его не знал лично.

— Что было дальше?

— На следующий день он прислал мне эсэмэску, пока отвечала — ещё одну.

— Почему, кстати, ты мне сразу не ответила? — вмешивается Алан.

— У меня вообще нет привычки сразу отвечать на сообщения, и даже ради Алана я не стала делать исключение, – улыбается Зарема. — Так вот, пока я отвечала на первое сообщение, пришло ещё одно: «Куда ты пропала? Почему не отвечаешь?»

— Конечно. Барселонский прессинг — и всё, деваться некуда! – Алан даже в романтической теме не уходит от футбольного лексикона.

— Кстати, он никогда не звонил, только писал, — Зарема смотрит на мужа. — Ты стеснялся?

Алан кивает.

— Стеснялся…

— Так мы и переписывались. И однажды Алан предложил: «Давайте увидимся».

— «Давайте»? На вы?

— Нет, не так всё страшно! — смеётся Зарема. — «Давайте увидимся» вместе с друзьями. Потому что вдвоём встречаться я отказалась — не так хорошо знала Алана. В общем, собрались с друзьями, а Алан в итоге промолчал весь вечер. В чём был смысл? – обращается Зарема к мужу.

— В конце вечера сказал пару слов. Изучал тебя, — ласково отвечает Алан.

— Какой ты любознательный! Потом мы ещё пообщались по телефону и, перед тем как уехать в Москву, встретились уже вдвоём. Определили, что мы можем быть только друзьями.

— Кто как думал, — смеётся Алан.

— Я сказала, что на 99 процентов мы друзья. Дружить можем, а по-другому общаться не будем. Разница в возрасте меня сильно смущала.

— Вот отняла этот один процент — и видишь, как тебе повезло! — с улыбкой говорит футболист.

— Я так сказала, просто чтобы тебя не обидеть.

— Что было потом? – спрашиваем у ребят.

— Алан уехал на сборы, звонил каждый день – с утра, вечером, без конца звонил. Тогда ещё «Одноклассники» были в моде, мы там переписывались. Мы могли разговаривать по два часа, а он находился в Испании – и про роуминг, видимо, забыл. Потом в шутку предъявил мне счёт за телефон.

— Кстати, сейчас меня нет в социальных сетях. Знаю, что кто-то создаёт фейковые страницы от моего имени – ко мне они никакого отношения не имеют, — добавляет Алан.

Не прошло и года с момента знакомства Алана и Заремы, как молодой человек сделал любимой предложение. Дату этого важного события пара, естественно, отлично помнит – 30 ноября 2011 года.

— На следующий день мы улетали в Милан на последнюю игру с «Интером», — уточняет Алан.

— Он прилетел из Беслана, из аэропорта сразу заехал в магазин, купил кольцо, и мы увиделись, — продолжает Зарема. — Если честно, я уже обо всём догадывалась. Заехала за Аланом, а он говорит: «Поедем в ресторан — просто поужинаем». Хорошо, говорю, поедем в «Модус». Он начал настаивать, чтобы в «Украину».

— А я никогда не настаивал раньше, — добавляет Алан.

— Да, ему всегда всё равно было. А меня это ещё сильнее подстёгивает: «Почему в «Украину»? А если я не хочу?» Но Алан был настроен серьёзно, и я в итоге сдалась. Мы приехали, он якобы незаметно от машины отошёл и кому-то быстро позвонил. Нас проводили наверх, в маленький ресторанчик, где мы были только вдвоём. Кажется, он только для предложений и предназначен.

— Кольцо я выбрал уже давно, а вот купил в тот самый день, да, — добавляет Алан.

— А размер пальца как узнали?

— Через подруг, — Алан поворачивается к жене. — Какой, кстати, размер?

— Ты снова хочешь сделать мне предложение? — смеётся Зарема.

— И ты опять сперва скажешь мне «нет»?!

— Это была шутка! — оправдывается она.

— Зарема, вы и вправду сказали: «Нет»? Алан после этого не хотел выброситься из окна?

— Был готов её выбросить! — шутит футболист.

— Мы быстро определили, что это шутка. Я долго не ждала.

— Получается, в вашей жизни было два важнейших события подряд — сначала предложение, а потом выход в плей-офф Лиги чемпионов.

— Матч с «Интером» получился ярким, — вспоминает Алан. — Состав у нас был сильный, плюс Габулов в конце матча спасал. Перед глазами до сих пор возникает момент, как он потащил мёртвый мяч при счёте 2:1 после удара головой с метра от Диего Милито. «Габул, — говорю ему после игры, — ты тигр. Ненастоящий только». Как над Володей не подшучивать, я же его люблю.

— Зарема, теперь вы футбол постоянно смотрите?

— Когда мы ждали Хетага, я научилась спокойнее смотреть, как играет Алан. Когда была беременна второй раз, мне ни в коем случае нельзя было сильно нервничать. Поэтому я брала книгу и футбол смотрела только одним глазом. Помню, лежала в больнице, а по телевизору — дерби ЦСКА — «спартак». Один из врачей болел за «спартак», и мы поспорили, кто лучше. Хорошо, что наши победили.

В этот момент в комнату заходит дочь Дзагоевых Элана, которая сначала стеснялась незнакомых журналистов (в отличие от Хетага, который всё это время находился рядом с нами). Все вместе мы перемещаемся на кухню, где невозможно отказаться от кавказского гостеприимства и осетинских пирогов.

За чаем и вкусностями мы расспрашиваем у пары о свадьбе. Футболист и его любимая девушка поженились пять лет назад — 7 июля 2012 года.

— Во Владикавказе мы устроили классическую осетинскую свадьбу со всеми церемониями, — рассказывает Алан. — А в Москве она по сути состояла из двух частей. Первая – опять же классическая. Забрали невесту из дома, придерживались всех обычаев. А вторая часть была более европейской. В Осетии было очень тяжело — пришло намного больше гостей, чем планировалось. Когда я зашёл в ресторан, был просто поражён: люди стояли на танцполе, садились прямо на столы, потому что места закончились.

— Гостей приглашали к четырём, но уже в два часа позвонили организаторы и сказали, что мест нет, — продолжает Зарема. — Гости подходили ко мне, вручали подарки и уезжали. Негде было не то что сесть, негде было встать! Нам с Володей Габуловым и Аланом Касаевым пришлось проходить в зал боком. Что там говорить, мы даже на парковку ресторана заехать не смогли. Гости чуть ли не раскачивали нашу машину в разные стороны. Это нонсенс для Осетии — невесте, кухылхацаг и амдзуарджын не хватило места на свадьбе!

— Кому-кому, простите?

— Кухылхацаг – это по-осетински «держащий за руку», — объясняет Зарема. — Он всегда должен находиться рядом с невестой. Амдзуарджын — ещё один друг жениха, как бы охраняющий невесту.

— Понятно. А откуда взялось столько людей на вашей свадьбе?

— Мы пригласили 1200 человек, накрыли стол на 1400, а в итоге было 2500 гостей! — Зарема, кажется, до сих пор в шоке от произошедшего. — И все они даже не на свадьбу пришли, а к Аланчику. Всем он был нужен — сфотографироваться, пообщаться. Алан в итоге не выдержал такого скопления людей и вскоре уехал.

— А вы?

— Ко мне подошёл Володя: «Зарема, я тебе кое-что скажу, ты только не нервничай. Алан уехал». Я даже не удивилась, отвечаю: «Позвони ему и скажи, чтобы не возвращался». Мы сейчас пересматриваем свадебный диск и не можем узнать никого из гостей. Наши операторы, кстати, буквально по столам ходили, чтобы хоть что-то снять.

— На следующий день это продолжилось?

— По осетинской традиции соседские дети приходят к невесте за подарками. Начали они с 7 утра. В 10 утра появилась очередная группа детей — Алан только проснулся и впустил их в дом. Забрав конфеты, ребята подошли ко мне и стеснительно спросили: «А где сам Дзагоев-то?!» В Осетии не все следят за футболом, но точно знают, что Алан — звезда, которой надо уделить своё внимание.

Пока Зарема отходит поиграть с детьми, мы задаём вопросы футболисту ЦСКА о детстве в Беслане, учёбе в школе и отношениях с братом. Оказывается, с шести лет Алан помогал отцу продавать запчасти, а в тринадцать — мог оказаться не в тольяттинской Академии Коноплёва, а в московской футбольной школе Константина Сарсании.

— Скучаете по Осетии? — спрашиваем Алана.

— Чем старше становлюсь, тем сильнее тянет домой. Очень скучаю по дому, ведь последнее время нечасто удаётся туда вернуться.

— Один из поводов приехать на родину – детский турнир Алана Дзагоева?

— Да. В нём участвуют ребята 8-9 лет со всего Северного Кавказа и Южной Осетии. Это очень ценный опыт для них. Мы стараемся сделать всё, чтобы турнир помог их футбольному развитию, а праздник запомнился надолго. Теперь каждый год в конце сезона этот турнир будет проходить в моём родном Беслане.

— Каким было ваше детство?

— Мы всё время играли в футбол, — смеётся он. — Разнообразия в досуге не было – только мячик. Полянка, два дерева рядом с домом, труба…

— Два дерева? Труба?

— Около нашего дома росли два дерева, а между ними — газовая труба толщиной сантиметров пять. Эта нехитрая конструкция служила нам с братом воротами. Отец сначала посадил яблоню и грушу, но потом мы с братом их разбили! Папа ругался, но уже скоро на том же месте появились новые деревья.

— Кто чаще вставал в ворота?

— Мы с братом всё время менялись, иногда ставили отца. Папа учил меня играть головой: «Вниз бей, вниз!» Родители вообще очень поддерживали нашу любовь к футболу. Школе мы тоже уделяли много внимания, но в то же время с раннего детства понимали, что наше будущее будет связано со спортом.

— Вы в итоге стали знаменитым футболистом. А брат?

— Гела тоже играл в футбол. После этого несколько лет работал тренером в московской академии имени Тимирязева, а сейчас занялся бизнесом. В общем, ищет себя.

— Вы с ним близко общаетесь?

— Да. Так было всегда. Гела старше на два года и начал заниматься футболом в школе чуть раньше. Мне тоже хотелось, но ребят моего возраста ещё не брали — я занимался с ним. Друг у друга учились: что-то я у брата перенимал, а что-то — он у меня. Меня все знали и называли «маленьким». Хотя и уважали. Я был неплох!

— Кем работали ваши родители?

— Всю работу по дому мама взяла на себя. А отец продавал запчасти — уезжал рано утром, приезжал очень поздно. Виделись только по выходным, когда я ездил с ним. Отца все знали — у него было больше всего запчастей. Приходило очень много народу, поэтому папа часто на что-то отвлекался. Он отвернулся — я кому-то антифриз продам, а деньги клал к себе в карман, — смеётся Алан. — К концу выходных зарабатывал по 100-200 рублей.

— А тратили на что?

— По мелочи. Хотя помню, как однажды я должен был поехать на турнир в Сочи. И решил копить, чтобы самому оплатить эту поездку. Сказал отцу, что буду работать с ним. За две недели вышло более полутора тысяч.

— Маме по дому тоже помогали?

— У меня и сейчас привычка осталась: поел — вымыл тарелку за собой. Помогали в саду, картошку копали. Отец постоянно был на работе, поэтому мужская помощь часто была нужна. Нашей маме вообще памятник нужно поставить за то, что она делала для нас в детстве.

— В каком возрасте вы уехали из Беслана?

— Был готов сорваться ещё в 13 лет. Как раз тогда открылась школа Константина Сарсании в Москве. Собрались с отцом ехать туда на просмотр, но мама притормозила: «Сначала закончи девятый класс». В итоге через два года уехал в Тольятти.

— К самостоятельной жизни были готовы?

— К счастью, я уехал не один, а с Арсеном Хубуловым и Асланом Дудиевым. Было очень весело и, может, совсем немного тяжело. Хотя и домой в Осетию мы возвращаться любили. Отпускали нас раз в полгода.

— Как веселились?

— Школу не прогуливали, а вот когда с Асланом поступили в институт, иногда чудили… — улыбается футболист. — Однажды к нам в комнату ворвался тренер и как закричит: «Вы офигели?!»

— Чем была вызвана эмоция?

— Проспали. Причём ощутимо. Сонные смотрим на часы — а там 14:00.

— У вас был любимый школьный предмет?

— Очень любил историю — нравилось слушать про Чингисхана. Я потом даже начал читать длинную книгу про его походы, хотя до конца не осилил.

— Последняя книга, которую вы прочитали?

— «Монах, который продал свой «Феррари». Очень понравилось — советую. Там рассказывается об адвокате-миллионере, который отказался от своих богатств и уехал на Тибет. Недавно ещё читал книгу «Водяра», про события в Осетии после распада СССР. Если интересна эта тема — тоже советую.

На второй час беседы мы спускаемся на цокольный этаж, где стоит бильярдный стол. Алан признаётся, что играет неплохо, и показывает маленькому Хетагу, как правильно держать кий.

 А кто, кстати, выбрал такие необычные имена для детей? – спрашиваем мы.

— Мы вместе, — отвечает Алан. — Дочку сперва хотели назвать Элиной, но Зарема предложила имя Элана, мне понравилось. С Хетагом думали дольше. Зарема выбирала между этим именем и Тамерланом. А я был за Хетага. Так и решили.

 Хетаг – это же герой национального эпоса в Осетии?

— Да. День Святого Хетага – один из главных праздников в Осетии, — рассказывает Алан. – Есть такая история. Национального героя Хетага настигали всадники, он уже был без сил, упал на землю и начал молиться Всевышнему о помощи. Вокруг него была только равнина. И тут часть леса поднялась со склона горы и укрыла Хетага в своей чаще. Так появилась роща Хетага – одно из главных святых мест в Осетии.

— Какой Алан отец? – спрашиваем мы у Заремы, возвращаясь к семейной теме.

— Он хороший папа, — смотрит жена на мужа, играющего в бильярд уже с дочкой Эланой. — Если у него есть время, то он всегда готов провести его с детьми.

— Бывают моменты, когда хочется просто побыть одному. Но когда к тебе идёт этот мелкий блондинчик, улыбающийся и смеющийся, то как его не взять на руки? — Алан берёт на руки сына.

— Алан, часто удаётся побыть с детьми в режиме футбольного чемпионата?

— Утром я просыпаюсь, отвожу Элану в садик, потом еду на тренировку. В 17:00 забираю её и вечер провожу с семьей.

— Говори, чем ещё ты занимаешься в свободное время? — смеясь, требует Зарема.

— Иногда играю в Counter-Strike. Но это же лучше, чем пейнтбол? — смеётся Алан и смотрит на жену.

— Пейнтбол?

— Бывало и такое, — отвечает она. — Был год, когда Алан увлекался пейнтболом, сейчас вот Counter-Strike. А скоро найдёт какое-нибудь новое увлечение.

— Алан явно любит пострелять….

— И это оставляет на нас определённый отпечаток, — шутит Зарема. — Мало того что Алан разговаривает во сне — стреляет в кого-то, так и Элана делает то же самое. Постоянно во сне ругается с кем-то, кто у неё конфетки забирает. Они вообще с папой очень похожи — настроение может меняться каждый час.

— Почему стреляю? — удивляется футболист. — Может, я голы забиваю!

…Скоро ЦСКА предстоят матчи в Лиге чемпионов. Будем надеяться, что точные выстрелы Алана не раз помогут армейцам.

 Фото из личного архива 

 источник 

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий