Главная / Новости о спорте / Прощание Марка-Андре Флери с Питтсбургом

Прощание Марка-Андре Флери с Питтсбургом

Питтсбург

Спасибо тебе, Питтсбург.

Все началось в Нэшвилле, 14 лет назад.

Сейчас в этом видится некая ирония.

Драфт новичков 2003 года состоялся на «Бриджстоун Арене». Будучи 18-ти летним юнцом из Квебека, все, на что я надеялся, так это услышать свое имя. Питтсбург должен был выбирать третьим, но в последний момент он выменяли у Флориды право выбирать первым. До меня доходили слухи, что меня может забрать одна из нескольких первых команд, но я не верил этому до той самой минуты, когда Крэйг Патрик произнес мое имя.

Питтсбург. Я был бы счастлив в любом случае, но меня выбрал именно Питтсбург. Какое благословение! Возможно, я даже смогу сыграть с Марио Лемье. Надеюсь, я буду играть за команду, которая в 1991-2 годах выиграла два Кубка Стэнли подряд. Я получил возможность выстрелить в НХЛ.

Сказать, что последние несколько недель обладали горьковато-сладким привкусом, было бы приуменьшением. Когда мы добились выхода в финал Кубка Стэнли, я уже отлично понимал, что мои дни в качестве игрока «Пингвинов» подходят к концу. Я обожаю играть. Я обожаю эту игру, и все, что с ней связано: надевать маску, падать на лед, останавливать шайбу, быть в ритме игры, чувствовать себя полезным. Я бы хотел быть в воротах до самой своей последней игры в форме «Пингвинов». Но мы выиграли кубок, снова, и это стоило всех жертв. Я чувствовал гордость – гордость за партнеров по команде, которые бились, не смотря на травмы, проявили железный характер и победили второй год подряд. Я благодарен за то, что получил возможность внести свой вклад в наш общий успех, играя на ранних раундах плей-офф. И я безмерно счастлив, что в последний раз, когда я катался в джерси с пингвином на груди, я держал в руках Кубок Стэнли. Это определенно был волнительный момент.

Четырнадцать лет. Почти половина моей жизни. Я помню свой первый тренинг-кемп – в сентябре 2003 – как если бы это было вчера. Я так волновался. От первого номера драфта такие большие ожидания, и я не хотел никого подвести. Я пытался показать свою лучшую игру и оставить хорошее впечатление. Но когда вы встречаетесь в тренинг-кемпе лицом к лицу с Марио Лемье, это может, мягко говоря, испугать. Каждый знает его как «Лё Манифик», легенда хоккея. Мне всегда нравилось следить за его развитием. Я отлично помню, как впервые остановил бросок Марио Лемье на тренировке. Это был простой разогревочный бросок. Но, поверьте на слово, я сохранил ту шайбу, и до сих пор храню ее дома. Марио всегда был образцом для меня, ролевой моделью – его преданность команде, вносимый им в общество вклад, его манера держать себя и то, как они с Нэтали воспитали четверых потрясающих, скромных детей.

Моим первым домашним матчем была игра против «Королей» в «Иглу», 10 октября 2003г. Моя мечта стала реальностью. Возможно, я волновался через чур сильно. Так сильно, что, что ж… я кое-что забыл. Когда все уже были готовы покинуть раздевалку, я направился к выходу на лед, «дал пять» нескольким парням (в том числе Марку Бержевену и Марио) и только потом осознал, что забыл захватить свою клюшку. Это был очень веселый «путь позора» сквозь строй моих одноклубников, назад за клюшкой. Когда я шел обратно, Марию, слегка улыбнувшись, сказал: «Сегодня она тебе понадобится, малыш».

Признаю, он был прав. Первый бросок в игре, первый бросок, который я встретил в НХЛ, и сразу пропущен гол. Это не было частью моей мечты. Слава Богу, дальше я действовал лучше. Я отразил бросок Зигмунда Палфи – парня, за которым я следил, взрослея, – когда он вышел один на один со мной. Затем я также отбил буллит и закончил игру с 46 сэйвами после 48 бросков. Мы проиграли тот матч, однако он все равно останется частью моих лучших воспоминаний из Питтсбурга. Уже в этот первый вечер фанаты скандировали: «Фле-ри, Фле-ри». Они поднимали плакаты с надписью: «Добро пожаловать домой». Честно, я не мог в это поверить. Абстрагируясь, я даже не могу описать этого, говоря по правде. Это невероятно! Поверьте, эти ощущения никогда не поблекнут. Фанаты в Питтсбурге с самого начала восприняли меня потрясающе.

Для хоккеиста благословение отыграть порядка 14 лет в одном городе. Не всегда это было сплошное веселье да игры, хотя… Конечно, было очень тяжело так много проигрывать в первую пару сезонов. Но потом к нам пришел Джино, а потом и Сид, и Стаал (называя только некоторых). Мы начали выигрывать, и «Иглу» гудел. Этого успеха достигла команда, собранная вместе из различных частей, как по кусочкам. Поражение от Детройта в финале 2008 года было одним из самых тяжелых испытаний за всю мою карьеру. Оказаться так близко к кубку и быть вынужденными наблюдать, как «Крылья» празднуют свою победу… это было жестоко, но нам нужно было через это пройти. Я уверен, что, в конце концов, именно это поражение подготовило нас к тому, что случилось дальше.

Седьмая игра финала 2009 года в Детройте, без сомнения, один из самых моих любимых моментов как игрока «Пингвинов». Видеть, как мой хороший друг Макс Тальбо забивает для нас два важнейших гола, было невероятно. И, конечно, сделать тот сэйв после броска Линдстрема на последних секундах было чем-то, что я не забуду никогда. На протяжении нескольких недель после игры я с гордостью носил синяк на ребрах от того броска. Я всегда буду помнить выпрыгнувших на лед и ехавших ко мне, широко улыбаясь, одноклубников. Невозможно описать испытанное в тот вечер ощущение победы в Кубке Стэнли.

В течение этих долгих лет, возможно, мне не стоит этого говорить, были и взлеты и падения. Но одно останется со мной еще долго после моего отъезда из Питтсбурга – если оставаться до конца честным, еще долго и после завершения моей карьеры как хоккеиста – то, насколько великолепна и сильна была поддержка, которую мне оказывали фанаты.

Вообще-то одно из моих лучших воспоминаний получено в начале этого сезона. Это была первая игра после возвращения из гостевого выезда, игра против Тампы Бэй. У меня был не простой период тогда. Не получались сэйвы, и я переживал из-за этого. Когда все уже были готовы слушать гимн, народ вдруг начал скандировать мое имя. Для этого не было причин. Я не играл достаточно хорошо. Игра даже не началась еще. Но они все равно были за меня.

Фле-ри, Фле-ри.

Возможно, они понимали, что я выбит из колеи, и мне это необходимо. Мы выиграли ту встречу, и все вокруг меня в один миг изменилось, я провел отличный сезон. Этот момент стал поворотной точкой, и все из-за фанатов.

Большое за это вам спасибо, болельщики. Как бы я хотел выразить словами, насколько сильное воздействие оказала ваша поддержка на меня и мою семью. Мы стали питтсбургцами. Моя жена окончила университет Роберта Морриса (Robert Morris University), моя дочь родилась в госпитале «Мэги-Вуменс» (Magee-Womens Hospital — простите, наша реклама будет крутиться на ваших телеэкранах еще больше года), наш первый дом был в районе «Мун» (Moon). Питтсбург и его жители навсегда останутся в наших сердцах.

Я хочу сказать спасибо и владельцам «Пингвинов»: Марио и Рону, за вашу поддержку и за стремление выстроить лучшую организацию, привлекая лучших людей и создавая лучшие условия.

Спасибо организации: от потрясающих генеральных менеджеров до тренеров, которые верили в меня. Спасибо Жиллю Мелошу и Майку Бэйлсу, моим тренерам по работе с вратарями, с которыми я провел большую часть своей карьеры, за то, что всегда были рядом. Спасибо медицинскому персоналу, работникам фронт-офиса, отвечающему за экипировку стаффу за отлично проведенное время и дружеское отношение.

Спасибо моим одноклубникам. Моим друзьям. Я не привык выражать эмоции, и это отнюдь не просто. Годами я видел, как многие отличные люди приходили и уходили. Определенно, это самая сложная сторона этого бизнеса – приобретать хороших друзей и быть вынужденным прощаться с ними. В Питтсбурге я играл со многими отличными парнями и встретил так много хороших друзей.

Спасибо тебе, Сид, за все годы. Мы провели вместе так много времени: всегда сидели на соседних креслах в самолете, позади друг друга в автобусе, к тому же всегда обедали вместе перед каждой игрой на выезде. Спасибо за то, что помог пройти через сложный период и всегда оставался хорошим другом. Это не просто – сказать до свидания. Я знаю, мы оба хотели бы избежать этого. Ты лучше всех. Когда мы встретимся в следующий раз, держи голову поднятой, будь уверен, проверка на внимательность последует, совсем как в тот раз в Римуски.

Дюпер, Тангер, Джино, Куни – это было честью пройти сквозь все это вместе. Я не мог бы желать лучших одноклубников и друзей.

Наверно, мне пора остановиться. Не потому, что я поблагодарил всех людей, которым хотел сказать спасибо, или сказал все, что хотел сказать – когда речь идет о времени, проведенном мной в роли «пингвина», я бы мог продолжать до бесконечности.

Спасибо вам всем, каждому, за поддержку в последнюю неделю. За все эти звонки, сообщения, картинки, приятные статьи и видео. Это так много значит для меня и моей семьи в тот момент, когда мы готовимся открыть новую главу нашей жизни. Кажется, как будто только вчера я был мальчиком в синем костюме, который перед драфтом купил для меня мой агент, с тем галстуком, который я даже не знал, как завязать (впоследствии меня несколько раз штрафовали за то, что я приезжал на игры в этом нелепом галстуке).

И где я теперь? У меня есть жена, два ребенка, три Кубка Стэнли. Я рассказываю о своих воспоминаниях и говорю слова прощания. Возможно, моим девочкам придется приспосабливаться. Они обожали махать «полотенцами ужаса» и скандировать: «Let’s go Pens».

Когда они видят лого «Пингвинз», то кричат: «Go Papa Go!».

Но я думаю, мы скажем им, что переезжать на новое место в юном возрасте – да, это может пугать, но мы просто должны пройти через это. Мы должны разобраться со всем этим, и мы обязательно сможем найти свой путь. И потом, в один прекрасный момент мы закроем глаза, а открыв, внезапно поймем, что это странное новое место… вовсе и не странное, и даже не новое. Быть может, мы даже почувствуем себя дома.

Мне все еще многое надо обдумать. Я удостоился чести быть выбранным «Золотыми Рыцарями» и с нетерпением жду возможности продолжить играть в игру, которую я так сильно люблю. Я не могу представить, что буду чувствовать, когда в феврале выйду на лед PPG Paints Арены в качестве вратаря Лас-Вегаса. Откровенно говоря, сейчас я даже не могу об этом думать. Но что я знаю наверняка, так это то, что я буду несказанно рад увидеть вас снова.

Спасибо, Питтсбург, я буду скучать.

26 июня 2017 г. М.-А. Флери.

https://www.theplayerstribune.com/marc-andre-fleury-thank-you-pittsburgh/

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий