Главная / Новости о спорте / Он один писал о Кубке конфедераций для всей страны. И летел к нам 31 час

Он один писал о Кубке конфедераций для всей страны. И летел к нам 31 час

Кубок конфедераций

Единственный новозеландский журналист на турнире.

Поездка в Россию наверняка запомнится Майклу Берджессу надолго. Журналист издания «Герольд» оказался единственным представителем новозеландской прессы в России. 35 часов пути в одну сторону, 9-часовая разница во времени между Петербургом и Оклендом, а главное – необходимость в одиночку рассказывать о команде для 4,5 млн человек на другом конце света.

Возможностей для интервью с Майклом не так много. Он улетел из России сразу после группового турнира, а по прилету долго извинялся и просил дать ему время прийти в себя: «Я только что прилетел домой и очень плохо соображаю после перелета, давайте завтра?»

«Завтра» для нас существует в разных частях дня и времени года: в Европе еще ленивое летнее утро, а Новая Зеландия скатывается в зимний вечер. С экрана Скайпа улыбается человек, на лице которого почти не заметны последствия дальней дороги. «Я в порядке, – смеется Майкл. – Немного накрыло джетлагом, но к нему привыкаешь, когда живешь в Новой Зеландии и приходится много летать. Пять часов из Петербурга в Дубай, еще 9 на пересадки – и долгий, 17-часовой рейс домой в Окленд».

— Майкл, как получилось, что вы оказались единственным журналистом, освещающим Кубок конфедераций из России?

– Сейчас Новая Зеландия участвует в двух очень важных для страны спортивных соревнованиях. Мы принимаем у себя Британских львов: элитные регбисты из Великобритании и Ирландии проводят матчи с нашей сборной и клубами. Такое случается раз в 12 лет: логично, что все внимание приковано к ним. Кроме того, наши яхтсмены соревнуются на кубке Америки – одной из старейших и самых престижных регат в мире. Все медиа страны пристально следят за регби и парусным спортом, так что футбол остается на периферии зрительского внимания.

Кроме того, турнир проводился в России. Все переживали, что поездка будет дорогой, сложной с точки зрения логистики и языкового барьера. Да и просто начитались страшилок, что в России опасно, и побоялись лететь так далеко.

— Насколько популярен футбол в Новой Зеландии? Есть шанс во время крупных турниров посоревноваться за рейтинги с регби?

– О нет, регби – спорт номер один и даже номер два одновременно, так много внимания ему уделяется. Затем идет крикет, регби-лиг и только потом футбол.

Но прямо сейчас футбол набирает обороты. Это точно спорт номер один на любительском уровне, все больше людей и особенно детей начинают играть в футбол.

— Как вам работалось единственным представителем страны на турнире?

– Сложно, очень сложно. Да, у меня был почти полный доступ к сборной. На пресс-конференциях всегда ограниченное количество вопросов от национальной прессы, а тут я был один и спрашивал обо всем, что меня интересовало.

Но быть в одиночестве выматывает. Я постоянно носился между пресс-конференциями и микст-зонами после матча, старался успеть получить максимум информации.

— Новозеландским болельщикам было тяжело следить за выступлениями сборной в России? 

– По местному времени матчи шли в три и шесть утра. Телевизионных рейтингов пока нет, но матч с Мексикой в шесть утра собрал серьезную аудиторию. Болельщики точно смотрели повторы, читали репортажи. Все-таки, Кубок конфедераций – серьезный турнир, а интерес к сборной большой.

— На матчах сборной были ее фанаты?

– Удивительно, но да! За весь турнир нас поддерживали 20-30 человек. Большинство – экспаты, живущие в Европе, которым не так сложно приехать в Россию, но несколько человек прилетели напрямую из Новой Зеландии. Удивительно, они даже добрались до Сочи, ведь из Петербурга туда довольно далеко лететь. Впрочем, если вы уже пролетели 35 часов, то еще пара-тройка не станут проблемой.

— Вы провели неделю в России и наверняка успели сложить впечатление и о стране, и о турнире.

– Кубок конфедераций был организован неплохо. Я опасался сложностей с транспортом, пониманием другой культуры и языка, и местами сталкивался с этими проблемами, но в целом Россия не подвела. Особенно волонтеры, они великолепны. Добродушные, всегда улыбающиеся, стремящиеся помочь.

Немного расстроили зрители: я надеялся, что их будет больше. Думаю, проблемой для многих стали паспорта болельщиков. Они имеют смысл для иностранцев: фанатское ID можно использовать как визу в Россию, это удобно. Но зачем местным получать дополнительный документ? Это лишает вас возможности спонтанно собраться на матч, решить пойти смотреть футбол в последний момент. Чудовищно неудобно и не логично.

Главной проблемой стал языковой барьер. Волонтеры старались, но полицейские и люди из сферы обслуживания почти не говорили. В Сочи, когда я заселялся в отель, со мной не смогли поговорить по-английски. Единственный человек, который знал язык, работал волонтером по соседству, и его вызывали каждый раз, когда приходилось что-то для меня переводить. С другой стороны, я тоже не учил русский. Думаю, к следующему году я выучу пару фраз. Ведь нечестно требовать от людей знания иностранного языка, если ты сам в этом, мягко говоря, не слишком хорош.

Но, повторюсь, люди всегда старались помочь. Они не всегда понимали, но делали все от них зависящее, искали варианты. Кажется, у вас есть шансы провести неплохой турнир. Просто добавьте несколько деталей: больше указателей на английском в городе, англоязычные меню в кафе. И уделите внимание транспорту и досмотру. На игре Австралия – Камерун люди сначала шли от метро несколько километров, а затем провели больше получаса на досмотре, пропустив в итоге больше половины тайма.

— Кстати, что вы думаете о стадионе в Санкт-Петербурге?

– Впечатляющий стадион! Он похож на космический корабль, а когда сидишь внутри, все кажется таким огромным, потому что трибуны резко поднимаются вверх. Даже на верхних ярусах все отлично видно. Но я не очень понимаю, как его использовать после чемпионата мира, ведь он настолько огромен. Играть матчи клубов? Не уверен, что наберется столько людей.

 

— Сборная Новой Зеландии играла в Петербурге и Сочи. Какой город вам понравился больше? 

– О, это сложный вопрос. Петербург великолепен. Честно говоря, один из самых потрясающих городов из всех, что я видел в жизни. История, архитектура, атмосфера – просто невероятно. Жить в таком городе – как жить в музее.

В Сочи я в действительности не был, ведь стадион находится в месте под названием Адлер. Но мне понравилось, что олимпийский парк построили на берегу Черного моря. Я искупался прямо перед игрой: вода теплая, и я чувствовал себя не на работе, а на русском курорте. Но Черное море коварное: тебе приходится заходить в воду по камням. Русские прямо забегали туда, они привыкшие, но мне было непросто ковылять по гальке.   

— Какая игра сборной запомнилась больше всего?

– Против Мексики. Мы вели в счете и имели хорошие шансы на ничью. А вот матч против России очень расстроил. Было здорово присутствовать на церемонии открытия, увидеть ваших болельщиков, президента Путина, но Новая Зеландия играла плохо.

— Каковы шансы увидеть сборную Новой Зеландии на чемпионате мира в следующем году?

– Я бы сказал, процентов 20, при удачном для нас исходе. В августе нам предстоят стыковые матчи со сборной Соломоновых Островов, но дальше сложнее. Если мы выиграем, то сыграем за право приехать в Россию с пятой командой Южной Америки. И этой командой может оказаться Аргентина. Может и Чили, но это вариант не легче. С Эквадором или Колумбией мы сможем побороться, но легко на чемпионат мира нам не пробиться.

У нас довольно молодая сборная с несколькими звездочками: капитан Уинстон Рид играет за «Вест Хэм», нападающий Крис Вуд забил много голов за «Лидс». Кроме того, мы возлагаем серьезные надежды на полузащитника Райана Томаса, играющего в Голландии. Но прорваться через латиноамериканские сборные им будет сложно.

— Если все сложится хорошо и мы все-таки увидим Новую Зеландию в 2018-м, что вы скажете своим коллегам, которые боялись ехать на турнир в Россию, если они соберутся к нам через год?

– О, я надеюсь, что тогда мне не придется работать в одиночку!

Я отмечу, что безопасность была на уровне. Многие друзья, моя девушка переживали, что со мной что-то случится в «страшной и опасной России». Но где бы я ни был, я везде чувствовал себя в безопасности: не только на стадионе, но и в городе. Я не переживал, что меня ограбят на Невском или нападут где-то в центре. Да, я был осторожен, не садился в нелегальные такси, но в целом все прошло отлично.

А еще я бы сказал своим коллегам, что это будет невероятным опытом для них. Россия – страна с великой культурой. Провести здесь неделю или две дорого, но не так сложно, как кажется, а это приключение точно запомнится на всю жизнь.

Что делать, если вы живете почти также далеко от России, как новозеландцы?

Пожалуй, Океания – единственный регион, в котором будет непросто воспользоваться советами по использованию сервиса BlaBlaCar: даже перелеты занимают больше 35 часов, так что на матчи чемпионата мира на авто стоит выезжать уже сейчас. Но все остальные болельщики, особенно из Европы, могут легко добраться до решающих игр Кубка конфедераций на машине.

Всю эту неделю я провожу в прекрасном городе Киеве (музыкальный фестиваль, Kasabian, призраки «Лестера» – все, как я люблю). У Украины нет прав на показ Кубка конфедераций (поэтому матчи полуфиналов в барах здесь показывали через сопку), и она заранее объявила о своей готовности бойкотировать чемпионат мира даже если их сборная на него квалифицируется.

Решить проблему просто: ищите подходящий вариант на сайте BlaBlaCar, прыгаете в машину в центре Киева, проскакиваете границу быстрее,  чем дальнобойщики и междугородние автобусы – и вот вы уже в самом центре большого турнира.

Мороженное из киви (в честь Новой Зеландии, конечно же) можно прихватить с собой.

  

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий