Главная / Новости о спорте / Массимилиано Аллегри. Руководитель

Массимилиано Аллегри. Руководитель

Лига чемпионов Пауло Дибала серия А Италия Джанлуиджи Буффон Массимилиано Аллегри

Массимилиано Аллегри в тексте для Players’ Tribune рассказал о своих впечатлениях от финала Лиги чемпионов и о лучшем решении в своей жизни.

Когда я наблюдал, как мяч после удара Марио Манджукича летит над вратарем мадридского «Реала», то подумал «Ого…может быть».

Мяч оказался в сетке ворот и я подумал: «Окей, возможно, это наш шанс». 

С точки зрения техники эта атака была близка к идеалу, а Манджукич поставил красивую точку. На мой взгляд, подобный гол невозможно повторить. Он олицетворяет клуб, играющий в финале Лиги чемпионов. Вы не можете быть просто великими. Вы должны быть особенными.

У нас есть особенные игроки. К сожалению, в «Реале» их много. Во втором тайме я знал, что для победы у нас нет нужных инструментов. У нас было два игрока, которые еле передвигались из-за полученных травм, а «Реал» проводил очень умный матч. Они были раскрепощены. И им было удобно.

Вам нужны талант и удача, чтобы достичь финала. Вы должны быть лучшей командой, чтобы выиграть. Может показаться странным, но в ту ночь я действительно ушел с поля с душевным спокойствием. Потому что я знал, что мы не лучшая команда. Просто, как дважды два.

Я уехал из Кардиффа вместе с командой и вернулся в Италию. На следующий вечер, когда я вернулся домой, то задал себе очень сложный вопрос: «Это конец пути? Это все, что я могу дать этой команде?»

Я задавался вопросом, следует ли мне написать заключительную главу истории с «Ювентусом». Часть меня думала о том, что в понедельник стоит посетить штаб-квартиру клуба и подать в отставку.

Но затем я задумался о том, что подвигло меня стать тренером.

Нам придется вернуться в то время, когда мне было 14 лет. Именно тогда все усложнилось. Когда я был совсем маленьким, то помню, что все вокруг было довольно простым. Я был счастливым, спокойным ребенком. Моим лучшим воспоминанием было то, как мой дед отвез меня на ипподром в Ливорно. Все, что я помню из детства — это лошади, футбол и, может быть, обеды с моей мамой. Мне не нравилась школа, но в тот момент учеба еще не была слишком серьезной.

Но когда мне исполнилось четырнадцать, все стало серьезным.

«Масси, ты не должен пропускать школу! Тебе нужно сдать экзамены! Тебе нужно сесть и выучить все о Наполеоне!»

Я ненавидел все это. Ненавидел.

Помню, как в один день сидел в классе и учитель по какому-то поводу сходил с ума из-за меня. И тогда я сказал себе: «Я не должен быть прилежным учеником. Но я мог бы стать хорошим управляющим».

Возможно, что каждый футбольный тренер мечтает стать школьным управляющим — il preside — не знаю.

Даже когда в подростковом возрасте я был на поле, то все равно желал быть учителем. Честно говоря, я был…непослушным. Давайте назовем это так, хотя некоторые тренеры, возможно, подобрали были другое слово. У меня были страстные дискуссии с моими тренерами, но не из-за игрового времени или чего-то подобного. Все потому, что я даже тогда хотел управлять командой по-совему. Когда я закончил с футболом, как игрок, то проявил интерес к тренерству. Многие люди думали, что у меня не получится.

Почти двадцать лет назад я отклонил свое первое предложение по работе тренером. Это был «Пистойезе». Отклонил просто потому, что мне не хотелось просиживать штаны в классе. Мне нужно было бы месяц ходить в школу и каждый день сидеть по пять часов в классе, чтобы получить лицензию тренера. Я сразу вспомнил себя четырнадцатилетнего и вот я снова в школе, и это просто кошмар. Вместо этого я решил поехать в Коверчано, где я мог получить лицензию спустя 15 дней. Мне приходилось сидеть в классе по два часа на день, а в остальное время я тренировал.

Может быть, я немного упрямый, но особенно сейчас я думаю о том, насколько сильно изменилась игра. И это то, что нужно. СМИ, они всегда говорят о расстановках. Они говорят о математике.

3-5-2.

5-4-1.

4-2-3-1.

«Мистер Аллегри, какую схему вы выберете? Мы должны знать».

На поле все куда сложнее. 3-5-3 может быть 3-5-3, когда команда с мячом. Но когда мяча у тебя нет, то тебе нужно 5-4-1. Или бла-бла-бла.

Что действительно важно, так это форма, дисциплина и инстинкты. Когда я не доверяю собственным инстинктам, когда я сомневаюсь в себе, тогда я ошибаюсь. Как тренер, ты учишься на своих промахах. Когда я думаю о самом важном моменте своей карьеры, то это никакого отношения не имеет к Скудетто или Лиге чемпионов. 

В тот день я вошел в офис «Милана» и был уволен. Меня это ничуть не удивило. Я знал, что буду уволен. Ко мне отнеслись с уважением. Все было высказано в лицо, что я больше не буду тренировать здесь. Меня это не расстроило. Я считаю, что увольнение, что это просто часть жизни тренера, но ваше сердце чувствует, что вы потерпели неудачу.

Когда я покидал «Милан», то ощущал себя как человек, который провалил свою работу.

Иногда кажется, что я холоден, но это мой выбор, мой образ для работы. Тренер должен обладать определенным качеством для того, чтобы двигаться дальше. Я люблю футбол и доволен своей работой — поэтому я каждое утро возвращаюсь к ней. Но футбол — не моя жизнь 24 часа в сутки. Самое важный час моего дня, несмотря ни на что, это девять утра.

Ладно, на самом деле самое важное время моего дня — это семь утра, когда я выпиваю чашечку эспрессо. А потом уже девять утра, когда я отвожу своего маленького сына Джорджо в школу. Возможно у других тренеров все не так. Но я не такой. Я могу быть только тем, кто я есть.

Три года назад, когда я оказался в «Ювентусе», то сначала не сильноизменился. У мистера Конте был большой успех. Но медленно, по мере того, как появлялись новые игроки, я все менял, создавая команду такую, какую видел я: игроки должны были адаптироваться друг к другу, стать сильнее в атаке и быть более тактически гибкими.

В том сезоне мы достигли финала Лиги чемпионов. Это было похоже на премьеру в Ла Скала. Проделанная работа. Количество зрителей. Атмосфера. Эмоции. Ожидание. Нельзя ни с чем сравнить. Похоже на оперу.

Если бы все не закончилось проигрышем «Барселоне». Я был разочарован, но мне показалось, что я извлек для себя урок из того матча.

Когда в этом сезоне мы добрались до финала Лиги чемпионов против «Реала», я действительно подумал, что я понял то, чего нам не хватало, и что нам нужно было делать — технически и тактически.

Особенно в тот момент, когда Марио забил блестящий гол и я подумал: «Возможно, это наш шанс».

Но было понятно, что это не так.

Когда я после поражения вернулся домой, мне пришлось много думать о том, что же дальше. Подумал о том, почему я стал тренером. О своем дедушке. Он был трудолюбивым человеком — каменщиком. Когда я был мальчиком, он делал все, чтобы посещать мои футбольные матчи. Неважно, выигрывали мы или проигрывали. Ему было плевать на сам футбол.

Он говорил: «Хорошая игра, Масси! А теперь не хочешь увидеть лошадей?»

Он никогда не спрашивал меня об игре. Он заботился только о том, чтобы мне было весело. Он был там только для того, чтобы видеть меня.

Эти ценности передались мне. На таком уровне футбола много давления. Но в такие моменты я вспоминаю, зачем я все это делаю. Я не считаю себя менеджером. Я считаю себя начинающим тренером.

Я тренирую, потому что люблю преподавать. Это радость моей жизни. Мне нравится делать игроков лучше и умнее.

Поэтому, когда я думаю о нынешнем «Ювентусе», то принимаю глубоко личные решения. Я знаю, что мне еще многое предстоит доказать. И я знаю, что мне еще многому предстоит научиться.

Так что в ту ночь, прежде чем лечь спать, я решил, что если клуб согласен с моей стратегией и мы можем двигаться вместе, то я останусь.

На следующее утро у меня была ясная голова. В семь утра я поехал в свой офис и выпил эспрессо. Это был новый сезон с новыми возможностями. Об этой команде и игроках в СМИ было написано многое. Что мы можем, что мы не можем.

Вот я смотрю на Дибалу и Буффона. В каком-то смысле именно они являются символами этой команды.

Я вижу, что Дибала, этот яркий мальчик, собирается начать свой путь в первом классе школы. Буффон с Кубком мира же собирается получить степень магистра. У одного вся карьера впереди, другой ближе к её окончанию. Один хочет показать, что в Европе он может быть одним из великих, а тот, кто уже велик, хочет уйти на пике карьеры. 

Мы должны сбросить с себя оковы Кардиффа. Я знаю, что у нас будет отличный сезон. Я знаю, что у нас будет отличная кампания в Лиге чемпионов.

Я знаю, что будет завтра утром. И следующим утром. И после.

Итак, теперь мы просто продолжим работать. Мы попробуем сделать ночь премьеры в Ла Скала еще раз. Хорошо, что каждый год в опере есть новое шоу.

The Players’ Tribune.

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий