Главная / Новости о спорте / «Кинг Квонг». Китаец, который стал первым «цветным» игроком в НХЛ

«Кинг Квонг». Китаец, который стал первым «цветным» игроком в НХЛ

выставочные матчи Рейнджерс

Ему дали сыграть всего одну смену.

В последнее время НХЛ активизировалась на китайском рынке – уже на этой неделе «Ванкувер» с «Лос-Анджелесом» проведут первые в истории выставочные матчи в Шанхае и Пекине. 

Руководители лиги настроены оптимистично – они хвалятся высокими рейтингами Кубка Стэнли на китайском телевидении. Но заходить и развиваться в Поднебесной НХЛ все равно намного сложнее, чем НБА с Яо Мином на знамени. Игрока сопоставимого уровня в китайском хоккее в принципе никогда не было, да и появление его пока маловероятно. Впрочем, НХЛ хватило бы и какого-нибудь канадского или американского китайца – лишь бы зажигал на уровне Пола Карии, например. 

И тут остается только пожалеть, что машина времени так и не изобретена. Ведь один кандидат в китайские звезды у НХЛ уже был, но появился он слишком рано. В 1948 году, когда Ларри Квонг сыграл свой единственный матч в лиге, обстановка в мире совсем не способствовала его блестящей карьере.

США (да и Канада тоже) еще не баловались толерантностью и не стремились давать «цветным» равные гражданские права с белыми. Китай был не главной развивающейся экономикой мира, а ареной гражданской войны между националистами Чан Кайши и коммунистами Мао Цзэдуна. Через год последние победят, и еще долго у Америки не будет с красным Пекином даже дипломатических отношений – не то что совместных спортивных проектов. Послом хоккея в Китае Квонг стать не мог, но в историю НХЛ все же вошел – до него в лиге не было ни одного игрока с китайскими (да и вообще азиатскими) корнями. 

Сын золотоискателя

В ХIX веке золотые лихорадки были привычным явлением. Стоило только распространиться слухам о новых золотоносных жилах – как туда немедленно устремлялись толпы людей, жаждущих быстро разбогатеть. Старателей и авантюристов не останавливали ни отдаленность открытых месторождений (Бразилия, ЮАР, Австралия, запад Канады, слабо развитые на тот момент Аляска и Калифорния, в России – Сибирь), ни трудные условия работы. Составить большой капитал удавалось немногим, зато массовые миграции помогали в развитии регионов, куда прибывали золотоискатели. Многие из них оставались в новой стране, даже если им не повезло на приисках. 

Именно так поступил китаец по фамилии Энг, который прибыл в канадскую провинцию Британская Колумбия в 1884 году. Не сумев сколотить состояния, он решил остаться в Канаде и осел в городе Верноне, где открыл продуктовый магазин «Kwong Hing Lung», давший фамилию всем его пятнадцати детям (от двух жен). Родившийся в 1923 году Лоуренс (он же Ларри, а вообще-то Eng Kai Geong) был 14-м из них.

Между прочим, именно в этом году правительство Канады ввело запрет на иммиграцию китайцев в страну, который продержался почти четверть века. Уже находившихся в стране китайцев заметно ограничили в правах, запретив, в частности, участвовать в выборах. 

Хоккей и дискриминация

Квонг-старший умер, когда Ларри было всего 5 лет, и управление магазином взяла на себя его мать. Китайцев в Верноне хватало, но семья не замыкалась в границах землячества. Жили, конечно, небогато, и все же детство Ларри было довольно типичным для среднего канадского мальчишки.

Как и другие ребята, он познакомился с хоккеем в раннем возрасте. Этому помогли старшие братья, зимой превращавшие пустырь рядом с магазином в каток. Игра оказалась настолько увлекательной, что Ларри даже начал слушать по радио передачу «Хоккейный вечер в Канаде», уже в те годы выходившую в эфир по субботам. В награду за помощь по хозяйству он получил от матери свои первые коньки (конечно, на размер больше – на вырост), и уже с 8 лет начал играть за детские команды Вернона. 

Разумеется, китайское происхождение Квонга не могло не влиять на отношение к нему. Расовые предрассудки в Северной Америке в то время были еще очень сильны, в том числе и на бытовом уровне. 

«Когда я был маленьким, то не мог просто взять и пойти в какую-нибудь парикмахерскую в Верноне. Меня туда не пускали, потому что я был китайцем. Это создавало дискомфорт» (Ларри Квонг, CHBC News, 2011 год). 

Иногда ему приходилось сталкиваться с дискриминацией и в хоккее. Однажды его команда должна была провести матч в другом городе, куда из-за непогоды пришлось добираться по дороге, проходящей через территорию США. У Ларри было при себе свидетельство о рождении, в котором значилось, что он родился в Канаде, но на пограничном пункте его завернули – лицом не вышел. Пришлось десятилетнему мальчику самому добираться до железнодорожной станции, чтобы доехать до места на поезде, не пересекавшем границу. 

Игра и война

И все же, несмотря на все помехи подобного рода, хоккейная карьера Квонга – центрального нападающего – развивалась неплохо. В 16 лет он помог команде из Вернона выиграть чемпионат провинции среди юниоров. За высокую скорость ему дали прозвище «Китайский клипер» (быстроходный парусник), а за доминирование на льду – «Кинг Квонг», что было отсылкой к очень популярному тогда фильму «Кинг-Конг» 1933 года.

После начала Второй мировой войны Ларри продолжал играть в хоккей, присоединившись к известной полупрофессиональной команде «Трейл Смоук Итерс». В армию он не попал, потому что детей китайских иммигрантов поначалу стремились не призывать. В «Трейле» опять дала о себе знать дискриминация – партнеры имели высокооплачиваемую работу на заводе, а ему досталась роль коридорного в местной гостинице. 

Наконец, в 1944 году Квонга в армию все же забрали, но на фронт в Европу так и не отправили. Как и многих других хоккеистов-военнослужащих (в том числе игроков НХЛ), его использовали по прямому назначению – в командах тыловых частей, которые играли между собой матчи и помогали скрасить рутину гарнизонной жизни другим солдатам.

Курс на Нью-Йорк

После завершения войны Ларри вернулся в Трейл и вместе с командой сразу же выиграл чемпионат провинции, отметившись решающим голом в финале. Способного «китайского мальчика» (именно так его называли в прессе) заметили «Рейнджерс» и пригласили в свой фарм-клуб, который тогда назывался «Роверс» и выступал в одной низших лиг, из не доживших до наших дней.

Домашние матчи этой команды, как и у основы, проходили в знаменитом «Мэдисон Сквер Гардене», вмещавшем зрителей в четыре раза больше, чем все население Вернона. Зарплата тоже изменилась – в Нью-Йорк Ларри приехал в старом костюме своего брата (другого «приличного» просто не нашлось) и тут же получил контракт на 6 тысяч долларов в год (примерно 60 тысяч на нынешние деньги). 

На новом месте Квонг начал играть с краю и быстро стал популярной фигурой в манхэттенском Чайна-тауне. Уже на второй год в составе «Роверс» он набрал 57 очков в 48 матчах – весной 1948 года долгожданный вызов в основу состоялся. 13 марта мечта Ларри исполнилась – он попал в заявку на матч против «Монреаля» с великим Морисом Ришаром. Но все удовольствие от дебюта вышло смазанным, потому что тренер Фрэнк Буше дал ему провести всего лишь одну смену, которая заняла ровно минуту.

«У меня не было реальной возможности показать себя. Всего одна минута. Что можно сделать за минуту, если ты не волшебник?» (Ларри Квонг, New York Times, 2013 год).

Историческое событие свершилось, но уже в следующем матче «Рейнджерс» Квонг в состав не попал, хотя других лидеров «Роверс» (среди которых был и Фред Шеро, будущий тренер чемпионской «Филадельфии») и поднимали чаще, и времени на льду давали больше.

Почему так получилось? С одной стороны, все те же расовые предрассудки. Никого не волновало, что Ларри родился в Канаде – он все равно оставался китайцем и «цветным», а НХЛ считалась лигой исключительно для белых и расставаться с этим имиджем не собиралась. Можно вспомнить, что первый хоккеист-негр – Уилли О’Ри – появился в ней только через 10 лет после дебюта Квонга и был встречен болельщиками скептически.

В то же время, в той НХЛ было всего 6 команд, которые играли в основном еще и в три звена, так что уровень конкуренции за места в лиге был невероятно высоким. Проблемой Квонга были и небольшие габариты, таким игрокам и сегодня пробиваться в лигу нелегко. Да, в наши дни клубы обращают внимание на китайцев, руководствуясь в том числе и соображениями бизнеса, но тогда ничего подобного быть не могло.

Звезда, но не в НХЛ

Квонг был разочарован таким отношением к себе и решил продолжить карьеру в команде «Валлифилд Брэйвс» из квебекской лиги QSHL. Благодаря небольшому количеству команд в НХЛ и АХЛ уровень игры в провинциальных взрослых канадских лигах тогда был довольно неплохим. 

В «Валлифилде» Ларри провел семь лет, в том числе феерический сезон-1950/51, в котором набрал 85 (34+51) очков в 60 матчах, став чемпионом и самым ценным игроком лиги. Тренером команды был бывший капитан «Монреаля» То Блэйк, а с капитаном будущим – Жаном Беливо – Квонг встречался на льду в матчах против его «Квебек Эйсез».

«Ларри делал своих партнеров лучше, потому что очень хорошо играл в пас. Он делал то, что и должен делать настоящий центр» (Жан Беливо, New York Times, 2013 год). 

В 1957 году Квонг все-таки добрался до Европы. Один сезон он провел в Великобритании (55 голов в 55 матчах за «Ноттингем»), и еще шесть – в Швейцарии, доиграв в итоге до 40 лет. После этого Ларри еще на несколько лет задержался в альпийской республике в качестве тренера и инструктора по теннису (еще один его любимый с детства вид спорта). 

В 1972 году он вернулся в Канаду и поселился в Калгари, где успешно продолжал вести семейный бизнес вместе с братом. 

Живая легенда

Сейчас Ларри Квонгу 94 года, он пережил обеих своих жен, а также почти всех братьев и сестер. Из-за вынужденной ампутации ног сейчас ему в основном приходится передвигаться на инвалидной коляске, но он продолжает вести активный образ жизни, посещая матчи по канадскому футболу и хоккею.

К счастью, ему удалось дожить до определенного признания своих заслуг – в 2013 году Китайского клипера ввели в Зал спортивной славы Британской Колумбии, а снятый с его участием документальный фильм получил награду на международном фестивале, проходившем в китайском Гуанчжоу. 

Одна минута в НХЛ – это всего лишь одна минута. Но сейчас уже точно ясно, что она стала первым ударом по расовым барьерам в лиге. Почти как у астронавта Нила Армстронга, только одна минута Ларри Квонга стала маленьким шагом вперед для хоккеиста и огромным – для всего хоккея.

Фото: Gettyimages.ru/Jim McIsaac, Keystone; en.wikipedia.org/cbc.ca; /Todd Korol; twitter.com/VancouverSun

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий