Главная / Новости о спорте / Как «Лестер» находит будущих звёзд?

Как «Лестер» находит будущих звёзд?

Лестер Д2 Англия Антони Кнокерт Аркадиуш Милик Рияд Марез

Это перевод интервью Роба Таннера с Робом Маккензи для leicestermercury.co.uk. Все полезные ссылки будут в тапках.

Многие размышляют над тем, как скромная команда из «Чемпионшипа» смогла взлететь на вершину турнирной таблицы АПЛ, а уже в следующем сезоне дойти до четвертьфинала Лиги Чемпионов. Как это возможно? Что за этим стоит? Клуб, масштаб которого ограничивается одним городом, кажется, не имеет никаких возможностей конкурировать с островными и континентальными грандами. Но игроки, выдернутые из низших лиг и относительно безвестные, собрались вместе, чтобы стать грозной силой.

Амбиции владельцев, проницательность в руководстве и единство команды стали фундаментальными основами коллектива, но в самом сердце столь яркой истории оказалась кадровая политика. Антони Кнокерт, вернувшийся в «Брайтон», Рияд Марез, Джейми Варди, Н’Голо Канте имели огромные успехи, но прежде о них знала лишь пара дюжин безумцев, которые смотрят футбол 24/7. Естественно, что были приобретения которые не сработали так, как задумывалось, но трансферная политика «Лестер Сити», родившаяся ещё при тандеме Найджела Пирсона и Стива Уолша имела оглушительный успех.

Роб Маккензи (слева на фото) присоединился к клубу в качестве аналитика в 2009-ом году, но затем был переведен в отдел скаутов, чтобы помочь в разработке новых способов выявления талантов.

«Разведка и рекрутинг видели много эволюционных витков за последние 6-7 лет», — объясняет Маккензи, который сравнительно недавно перешёл на работу в «Тоттенхэм». – «Сейчас у нас есть Wyscout и Opta, которые охватывают работой целый ряд лиг, и помогают сэкономить время.

Мне повезло. Культура клуба предполагала некоторый уровень свободы, поэтому я мог перенести что-то из аналитики в отдел разведки. Раньше все шерстили youtube в поиске видео нарезок, теперь же все клубы пользуются Wyscout, у которого есть материалы даже по второй македонской лиге.

Мы провели разведку по всей Европе и в Англии, поэтому существовало чёткое понимание того, что эти игроки из себя представляют и в чём они лучше других кандидатов. Затем мы скачали полные версии игр и использовали тот же шаблон кодирования для контроля наших собственных игроков, чтобы в дальнейшем понять профиль потенциальных целей.

Когда мы увидели игру Кнокерта за «Генгам», он стал одним из наших приоритетов. Я чувствовал, что этот футболист может сделать значительный вклад в развитии нашей игры, но всё равно попросил Стива Уолша и Дэвида Миллса взглянуть на него, поскольку их понимание находится на куда более высоком уровне.

Нам удалось обеспечить определенный уровень статистических доказательств того, что Антони делал свою работу с мячом и без мяча немного лучше по сравнению с игроками «Лестера», и трансфер состоялся.

Мы пытались быть на шаг впереди наших конкурентов по «Чемпионшипу». Поэтому намеренно задавались вопросом о том, чего не хватает в других клубах. Сейчас всё иначе, потому что каждый может получить доступ к этой информации. Но тогда Стив и Найджел были готовы к новому и не боялись рисковать. И они были рады, когда статистика помогла им принять верное решение.

Разведка и рекрутинг стали синонимом «Лестера» в последние годы, и я счастлив, что смог сыграть в этом свою роль.

Когда мы подписали Кнокерта и Мареза, у клуба не было скаутов, которые занимались непосредственно французскими лигами. Я помню, как люди говорили: «Вашему французскому скауту нужно срочно поднять зарплату, раз он так хорош в поиске подобных игроков». А затем они были шокированы, услышав, что у нас вообще нет таких скаутов.

Идея посмотреть на игру «Генгама» во втором дивизионе возникла из работы с профилями игроков.

Крокерта мы заметили, когда он сыграл за олимпийскую сборную Франции на турнире в Тулоне. Затем мы продолжили следить за ним в «Генгаме», где он в 20-летнем возрасте сыграл в 38-и матчах и забил 13 голов. Он был гиперактивным, чего мы и ожидали от потенциальных игроков его возраста.

Он был первым примером того, как мы совершили изменения в скаутинговой философии.

Рияда случайно нашёл Стив Уолш, когда пошёл посмотреть на «Гавр». Он наблюдал за другим игроком, но я прекрасно помню тот момент, когда он вернулся сказав, что что-то такое в этом Марезе есть.

В то время в нашей команде уже были Кнокерт и Ллойд Дайер, и мы были «на коне» в «Чемпионшипе». Моей следующей задачей было найти талантливого игрока, который мог бы сыграть на обоих флангах и подтолкнул двух предыдущих к ещё большему прогрессу.

Из-за фейр-плей мы не могли тратить много денег. Мы искали игроков с истекающими контрактами и уже в январе должны были кого-то подписать за скромную сумму.

Фамилия Рияда зазвучала в наших головах после оценки Стива. Вскоре стало очевидно, что Марез был единственным идеально подходящим нам игроком. Мы владели мячом большую часть игрового времени, а Рияд много забивал. Он всегда хотел сделать что-то позитивное с мячом и был успешен в этом. Такая игра прослеживается у него и сейчас, поэтому многие клубы хотели бы его подписать».

Вполне естественно, что клуб не всегда принимал верные решения по поводу игроков. По разным причинам игроки не всегда приживались в новой почве. Маккензи данный факт признаёт, отмечая, что это неточная наука, но она снижает шансы на провал.

«Несколько лет назад я бы принял близко к сердцу любую ошибку, но позже понял, что есть очень много факторов, которые могут помешать игроку раскрыться в новом клубе. События в личной жизни, изменение игровой системы и даже перестановки в руководстве», — добавил Маккензи.

«Здесь же речь идёт о попытки минимизировать риски при совершении сделки.

Сейчас меня спрашивают: понимал ли ты что нашёл игрока на 50 миллионов, когда следил за Риядом Марезом? – В реальности же мы просто хотели бросить вызов Кнокерту и Дайеру приобретением нового игрока. Если бы мы тогда играли в АПЛ, критерии поиска были бы совершенно другие. Мы бы искали футболиста, который решил бы наши проблемы, а не просто добавил конкуренции».

У «Лестера» были сделки, которые не смогли воплотиться в жизнь.

«Первый кто вспоминается – это Мирослав Клозе», — говорит Маккензи.

«Ещё был Аркадеуш Милик, которого мы хотели подписать дважды. Первый раз, когда ему было всего 18 и он играл в Польше. Мы выразили свою заинтересованность и продолжали за ним наблюдать. Но выбрал «Байер», который на тот момент был клубом куда более именитым, чем мы.

Потом мы попытались снова, когда он стал для нас доступным. Стив и Найджел слетали в Германию, чтобы попытать убедить его переехать в «Лестер» сначала в аренду, а потом и на полноценный трансфер. К сожалению, он выбрал «Аякс» с их традициями и репутацией.

Теперь он является футболистом «Наполи», которого купили за 28 миллионов фунтов. Милик хорошо вписывается в модель молодых игроков, которые должны набрать неплохие обороты по ходу своей карьеры. У нас бы он хорошо вписался».

Спасибо, что прочитали перевод статьи. Оригинал лежит здесь

Не забывайте подписываться и плюсовать, если вам понравилось.

Я VK

Пообщаться о футболе можно здесь 

Блокнот 

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий