Главная / Новости о спорте / Яростный Ферги: первые годы карьеры сэра Алекса Фергюсона

Яростный Ферги: первые годы карьеры сэра Алекса Фергюсона

Рейнджерс Манчестер Юнайтед Селтик Алекс Фергюсон Реал Мадрид высшая лига Шотландия Бавария премьер-лига Англия Абердин

Тор Огстад предлагает совершить потрясающее путешествие в ранние годы Алекса Фергюсона. Устраивайтесь поудобнее.

Ярость

По мнению журналиста The Guardian Дэниела Тейлора, никогда зал не взрывался так, как это случилось на конференции Алекса Фергюсона в декабре 2004 года, через два дня после схватки в боксинг-дэй с «Болтоном», в ходе которой Уэйн Руни дал пощечину Талю Бен-Хаиму. Руни избежал наказания от рефери, но все еще рисковал получить его от ФА; в воздухе Каррингтона ощущалось то давление, которое в тот момент легло на плечи Фергюсона. И затем он взорвался. Сотрясая ударами стол, он ругался и разглагольствовал о том, как пресса распинает Руни. «Он невероятен, когда выходит из себя, – писал Тейлор в This Is the One. – Приподнявшись из кресла, с вздувшейся шеей и глазами навыкате он извергает на вас больше ругательств, чем вы услышите за целый день на «Олд Траффорд»». В какой-то момент он разошелся так сильно, что, взмахнув рукой, отправил лежавшие на столе диктофоны в стену. Один из них разбился. «Можете убираться, – закончил тренер. – Пресс-конференция окончена. Из-за вас я испортил себе настроение. Чудесно!»

В своей книге Тейлор рассказывает несколько историй, в которых Фергюсон приводит репортеров в ужас. Большинство журналистов в Манчестере считают босса «Юнайтед» пугающим, раздражительным и нерасчетливым, а сушку «феном» – пиком тренерской ярости. Исключение из их числа те, кто знают о его детстве в Глазго и карьере игрока, кто застал его первые шаги в «Ист Стерлингшире», оживляющий приход в «Сент-Миррен» и падение дуополии «Рейнджерс» и «Селтика» с «Абердином». По их мнению, Фергюсон подобрел. Тогда в Шотландии он был еще жестче. 

Игроки «Абердина» думают так же. «Когда ему было тридцать шесть или тридцать семь, нас не сушили, – рассказал Стюарт Кеннеди Майклу Гранту для Fergi Rises. – Нас сжигали в доменной печи. Жестоко. Он отчитывал за каждую ошибку – по его мнению – перед всей командой. За несколько лет он снизил накал до «фена»».

Та команда вряд ли назвала бы кого-нибудь «Темным Лордом» или «Яростным Ферги» просто так. Когда они входили в раздевалку, Фергюсон мог стоять за дверью и смотреть всем прямо в глаза. Внутри он провоцировал игроков, издевался над ними и угрожал. Мог ударить или бросить бутылку. Одному игроку сыпались на голову осколки рации. Другому однажды на голову прилетели штаны, после того как Фергюсон швырнул корзину с бельем. «И можешь снять эти ***чие штаны со своей головы», – послышалось вслед от тренера. В еще одном случае Фергюсон пнул кофейный столик, а стоявшая на нем чашка чая опрокинулась на него и обожгла ноги. Агрессивность поведения пугала даже самого Фергюсона. «Скорость моего темперамента и глубина злости часто огорчали меня», – писал он позже.

Первая часть фильма об Алексе Фергюсоне от Scotsport (вторая часть, третья часть)

Углубившись в историю Фергюсона, вы поймете, что является причиной этих взрывов. В одном из документальных фильмов «Scotsport» 1985 года, когда победы «Абердина» вывели его в ранг топ-менеджеров Британии, он размышлял о концепции прирожденных победителей. «Не думаю, что это действительно применимо ко мне, держа в уме, что я не настолько многого добился как игрок…, – начал он. – Я не выигрывал ничего важного тогда. Но я очень этого желал. И я думаю, это желание привело в менеджмент».

Гордон Стракан сказал, что он никогда не видел такой силы воли за свою жизнь. Чем бы ни занимался Фергюсон, он должен был побеждать. Когда он владел пабами в Глазго, он играл со стариками в домино. В «Ист Стерлингшире» он связывал бутсы шнурками во время тренировки и мог продолжать занятия так до заката, если бы это потребовалось его команде для победы. «Он был свиреп и всюду мог протолкнуться, используя локти и отвешивая пинки», – сказал нападающий Бобби Маккьюлли в интервью для United We Stand. В «Абердине» он так злился, проигрывая в снукер, что, по словам Стракана, игроки торговались за право обыграть его. Сложно сказать, в шутку ли были произнесены эти слова.

Это желание вело Фергюсона и заряжало его игроков. «Команды отражают самих менеджеров, они выражают многое, что происходит в вашей жизни и во что вы верите», – делился он в фильме для ITV десятилетия спустя. Так что когда Грант пишет о «Сент-Миррене» как о «молодых, дерзких, восхищающих и опасных», он может также подразумевать и молодого Фергюсона.

Через тернии к звездам. Что сделало сэра Алекса Фергюсона великим

Улица

Фергюсон вырос в Говане, районе «голубых воротничков» неподалеку от реки Клайд в Глазго. Это шумная зона, где корабли и краны возвышаются над рядами кирпичных домов, взирая сверху вниз на мужчин, тянущихся на работу на рассвете и спускающих зарплату в пабах вечерами. В одном из таких домов жили Фергюсоны. У них не было автомобиля, телефона или телевизора, но они много трудились. Его мать Элизабет работала на ткацкой фабрике; его отец Алекс работал судостроителем, превозмогая холод и плохие условия, по 60 часов в неделю. Он был строг, нетерпелив, требователен и легко выходил из себя. Привычку просыпаться в шесть утра ему привил как раз папа; с первых лет Фергюсон понял, что лишь яростный труд приведет его куда-либо.

Алекс со своим братом Мартином и родителями

С годами Фергюсон стал непослушным и приспособленным к уличной жизни. Он давал отпор задирам, которых там хватало, предпочитая кровь во рту ущемленной гордости. Розыгрыши и драки часто заканчивались для него в больнице, но с ним точно не стоило связываться. В первой автобиографии Managing My Life он вспоминает поход в бильярдную, когда ему было 10 или 11 лет, где более старшие подростки угостили его лимонадом. Он оказался мочой. Когда они рассказали, его чуть не стошнило. Многие дети бы просто ушли, но Фергюсон взял два шара и кусок доски, дождался, пока о нем забудут, а затем кинул в шары в них, «вложив всю ненависть, которая в нем была». Одному он попал в челюсть. Сразу же после это Фергюсон выбежал, закрыл за собой дверь доской и ушел.

Кроме игр в бильярдной, Фергюсон играл в футбол местных лигах. Сначала он попал в «Хармони Роу», в составе которых после одного матча ему пришлось догонять трамвай, спасаясь от бандитов. В 14 лет он перешел в «Драмчейпл Эмэтэрс»; оттуда – в «Куинз Парк», лучшую любительскую команду Шотландии. Упрямый и ветреный, он часто спорил с тренерами по поводу тренировок и, конечно, вскипел, когда был вынужден играть не на своей позиции в дебютной игре в Странраере. Матч шел кошмарно. Ферги начинал на позиции правого инсайда, и его противником был защитник Макнайт. В одном столкновении Макнайт укусил его. Можно ожидать какого-то снисхождения к Фергюсону, но это было в пятидесятых в Шотландии, и в перерыве на него налетел тренер Джеки Гардинер и обвинил в недостаточной «пробиваемости».

Гардинер: «Здесь не уступают дорогу сопернику. Ты должен пройти сквозь них. У тебя была репутация, когда ты пришел в эту команду. Так что с тобой творится?»

Фергюсон: «Защитник укусил меня».

Гардинер: «Укусил? Ну так укуси в ответ!»

Позже в субботу Фергюсон с друзьями проходил мимо свадьбы. Оказалось, что женихом там был Макнайт. Рассказав друзьям об инциденте, он тихо дошел до церкви и напал на Макнайта у самых дверей. За ними погналась старушка, но Фергюсон с друзьями отогнал ее, крича:

«Отвали, карга, кто на тебе женится?»

Молодой бунтарь Алекс со своим первым футбольным трофеем (крайний слева)

В школе Фергюсон пропускал уроки, учился с трудом и ушел оттуда в 16. Он поступил на пятилетние курсы инструментальщика, катался в забитых и пропахших сигаретами автобусах. Пока его коллеги отдыхали в пабах, он играл за «Сент-Джонстон», уходил с работы на тренировку в 4 часа вечера, возвращался домой в час ночи и просыпался снова в 6 утра. «Я чувствую утомление даже сейчас, записывая этот распорядок дня», – отметит он позже.

«Сент-Джонстон» привлек его обещаниями места в основе, однако в дебютном сезоне Фергюсон сыграл всего 10 минут. К четвертому году в команде он появился в 50 играх. Затем случился матч за резервную команду, в котором он сломал нос, ушиб скулу и рассек бровь. Следующие шесть недель ему пришлось носить маску, а когда он вернулся на поле, резерв был снесен 1-10 «Селтиком» и 2-11 «Килмарноком». Это было слишком даже для него. Разочарованный, он стал собирать бумаги для эмиграции в Канаду, где уже жила семья его отца, а зарплата была выше. Он хотел сбежать.

Следующая игра была с резервом «Рейнджерс». Фергюсон не хотел выходить на поле и заставил девушку брата позвонить тренеру Бобби Брауну, притвориться его мамой и сказать, что у подростка грипп. Но его родители узнали об этом. Отец предсказуемо разозлился, даже мать сказала ему пару неласковых слов. Браун тоже разгадал обман и отчитал его по телефону. Браун также добавил, что многие ребята в команде по-настоящему болеют – дело было в декабре, – и сказал ему прийти на игру. «Сент-Джонстон» играл на «Айброкс» против «Рейнджерс», где никогда не побеждал, а у Фергюсона в тот день случилась игра всей жизни. Он забросил хет-трик, принесший победу. Повествуя об этом в 1999 году, Фергюсон все еще не мог найти рационального объяснения этому «чуду» и оставил это на волю высших сил. «С тех пор я никогда не сомневался в существовании сверхчеловеческого вмешательства, – добавил он. – Моя жизнь изменилась в тот день».

Марк Хьюз: палач, спасший карьеру Алекса Фергюсона

Недесциплинированность

Игрок Алекс Фергюсон был известен своей энергией, храбростью и драчливостью. Один из наблюдателей, как пишет Патрик Баркли в биографии Football — Bloody Hell!, описывал его как «старомодного форварда, который не уважает никого». Фергюсон критиковал оппонентов, рефери и даже одноклубников. Однажды он прошел все поле, чтобы ввязаться в перепалку с игроком за неточный пас, в выставочном матче. Однако худшее наказание было припасено для центрбеков противника. Его удаляли шесть раз, он часто отстранялся от тренировок, обычно за ответные удары. Его локти практически не опускались и травмировали других игроков, хотя он заявлял, что удары были случайными. «Он был проблемой, настоящей бедой, – рассказал Джон Грейг Патрику Баркли. – Его наказывали за выставленные локти – учитывая, что он был ничем, кроме кожи и костей, каждый такой удар казался ножевым ранением».

Фергюсон забивает один из 66 голов за «Данфермлайн»

Хет-трик на «Айброке» позволил Фергюсону перебраться в «Данфермлайн» с контрактом в 28 фунтов в неделю, после чего он смог бросить работу и посвятить себя футболу. Решив, что жизнь рядом с нестриженой травой лучше прогулок в страшных индустриальных парках, он поклялся остаться в футболе до самой пенсии. Позже он пошел в свою первую тренерскую школу и стал помогать с тактикой, информацией и статистикой. «Он стал понимать в этом намного больше, чем некоторые из нас», – откровенничает тренер Вилли Каннингем.

«Данфермлайн» должны были стать чемпионами Шотландии в первом сезоне Фергюсона в команде, но упустили шанс, пропустив вперед «Килмарнок» и «Хартс». Фергюсона обвиняли в неточных ударах и загубленных атаках. Предстояла встреча с «Селтиком» в финале Кубка Шотландии, а Каннингем решил убрать игрока из состава. «Ублюдок», – негодовал Фергюсон в раздевалке, пока другие футболисты пытались его удержать. Тогда еще не было замен, так что Фергюсону пришлось смотреть за тем, как его команда проигрывает 2-3, прежде чем он передал руководству запрос на трансфер.

В «Данфермлайн»: форварды Берт Патон и Алекс Фергюсон

Такой темперамент обычен для Фергюсона. Даже на своей свадьбе он не остался спокоен. 12 марта 1966 года, когда он обручался с Кэти Холдинг, перед тем, как они прибыли на съемку свадебных фото, кто-то попытался занять их место на парковке. Фергюсон начал кричать и погнался за бедолагой. «Кэти не была рада этому происшествию, – отметит он позже. – Хорошее начало, Алекс». Сразу после фотосессии Фергюсон отправился на игру против «Хэмилтон Экэдемикл». Медового месяца тоже не получилось: на следующий день он спрятался от людей, готовясь к четвертьфиналу Кубка ярмарок против «Сарагосы».

После того как Каннингем отказался отпускать его в другой клуб, Фергюсон отказался играть и решил уйти в «Рейнджерс». Джок Стейн раньше дважды подряд выиграл чемпионат с «Селтиком», так что все наблюдали за действиями «Рейнджерс». В том сезоне они подошли к победе в лиге так близко, что Стейн поспешил выбросить белый флаг на встрече с прессой. Стейн понимал, что он делает. Его ремарка позволила прессе еще надавить на соперников, что принесло свои плоды: «Селтик» смог вырваться вперед и забрать титул. После такого поражения разозленные поклонники «рейнджеров» заблокировали выход из раздевалки своего клуба, стали бить стекла и заперли игроков внутри на несколько часов. Фергюсону удалось добежать до ожидавшей машины, но один из фанатов ударил его по лодыжке. Важный управленческий урок был усвоен. «Я никогда не забуду те заголовки, которые сделал Джок, – пишет Фергюсон. – Эта уловка теперь постоянно в моей памяти».

Фергюсон (по центру) в бытность игроком «Фалкирка» не чурался жесткой игры: в схватке с игроками «Рейнджерс»

В новом сезоне тренер «Рейнджерс» Дэвид Уайт предложил Фергюсону обмен на форварда Колина Стейна. Когда Фергюсон отказался уходить, его отправили в резервную команду. Позже в одном из редких появлений в основе Фергюсон упустил опекаемого игрока «Селтика», и момент закончился голом, лишившим «синих» финала Кубка Шотландии, а игрока – места в команде. Уайт убрал его в третью команду. «Рейнджерс» не давал ему забыть об ошибках, но и не прощал. «Мои мечты и амбиции были похоронены заживо», – пишет он об этом.

В ноябре 1969 года Фергюсон перебрался в «Фалкирк» из второго дивизиона. Они сразу же отобрались в высшую лигу, а игрок стал половиной убийственного дуэта с Энди Роксбургом. Через несколько лет он захотел перебраться в «Хибернианс», но тренер, которым оказался Каннингем, вновь встал у него на пути. Фергюсон тоже не желал менять свою позицию, и у них завязалась драка в туалете раздевалки, пока их не разнял физиотерапевт.

К тому времени Фергюсон перестроился на планирование стратегий. Он громко и решительно вмешивался в методы Каннингема, за что часто слышал в ответ, какая он заноза. Впрочем, их отношения приобрели взаимоуважение, Каннингем дал ему роль играющего тренера. Это должно было дисциплинировать Фергюсона, но уже через месяц он был удален с поля за ответный удар. Устав от его срывов, шотландская ФА отстранила его от матчей на два месяца. Затем Каннингема уволили, а новый тренер Джон Прентис отдал Фергюсона в «Эйр».

Перед этим трансфером Фергюсон сам попытался устроиться в «Фалкирк». Он редко играл в «Эйре», и когда ему пришло предложение тренировать в «Ист Стерлингшире» во втором дивизионе, он согласился. Он закончил карьеру игрока в 32 года.

Паб

«Ист Стерлингшир» не мог позволить себе нанять Фергюсона на полный рабочий день, так что тренеру вновь пришлось искать вторую работу. Так он открыл паб в Говане. С оглядкой на свою карьеру он назвал его «Fergie’s», а развлекательный зал окрестил «Elbow Room» [комната, где толкаются локтями – прим. пер.]. В пабе находилось место для любых персонажей: «историков, поэтов, психиатров, бомжей, вонна-би миллионеров, бойцов, любовников, фантазеров». Впрочем, большинством среди них были портовые рабочие, любившие повздорить, так что Фергюсон часто получал по лицу, разнимая драки. «Вы вряд ли бы увидели Сильвестра Сталлоне, Брюса Уиллиса или Арнольда Шварценеггера в моем пабе, — рассказывает он. — Зато вы бы столкнулись со странным костюмером, который переборол был их всех одной рукой».

Паб был оживленным местом и не всегда безопасным. В новостях писали о похищении виски на 40 000 фунтов, который также был ранее украден. По слухам, в этом был замешан один из постоянных посетителей, гигант со шрамами на лице. Однажды после тренировки Фергюсону из паба позвонил помощник Джордж Хоуп из-за того, что кто-то пришел в бар с дробовиком.  К моменту приезда полиции преступник сбежал. Хоуп описал его внешность офицерам, им оказался известный бандит из восточного Глазго. «Я похолодел, когда узнал об этом», — откровенничал Фергюсон. Грабитель мог выжить, когда его автомобиль вылетел с моста, а перед этим кто-то сжег грузовую контору Хоупа. К тому времени до него дошло, что он единственный свидетель в деле, — и Хоуп немедленно сбежал. «Я думаю, он прячется в Уэльсе. На его месте я был сбежал на Тристан-да-Кунью [британский архипелаг посреди Атлантики]», — шутит Фергюсон.

Фергюсон в своем пабе «Fergie’s»

Во второй биографии, выпущенной в 2013 году, Фергюсон говорит, что паб научил его лучше понимать людей, их мечты и фрустрации. Это пригодилось в «Ист-Стерлингшире», где его ждала куча работы. Команда состояла из двенадцати таких же парт-таймеров, и среди них не было вратаря. На стадионе, вмещавшем 25 000 человек, набирались едва ли три сотни зрителей. Трансферный бюджет составлял 2 000 фунтов. Эти деньги до последнего пенни были потрачены на приобретение форварда Билли Халстона. Как пишет United We Stand, Халстон должен был перейти в «Стенхаузмур», но Фергюсон отправил ему телеграмму и настоял на встрече, где и убедил присоединиться к «Ист-Стерлингширу». Халстон собирался согласиться с предложением «Стенхаузмура», и тогда Фергюсон предложил: «Если ты хочешь больше денег, я буду платить тебе на пятьдесят фунтов больше из своего кармана». Халстон немедленно подписал все бумаги.

Фергюсон постоянно работал, пытаясь залатать все дыры в клубе. Маккалли утверждает, что Фергюсон даже не носил часов: если ему нужно было что-то сделать, он не обращал внимания на время. Посвятив себя развитию молодых игроков, Фергюсон набрал в команду бегунков-подростков; еще сорок фунтов он потратил на автобус для школьников из Глазго, приезжавших на просмотр, и ругался на встрече с сомневающимися в затратах владельцами. Игроки были обязаны появляться вовремя в рубашках и галстуках, чтобы не навлечь на себя его гнев. «Он уже вселил в нас ужас, — вспоминает Маккалли. — До этого момента я не боялся никого, но этот урод пугал нас с самого первого дня».

Алекс в роли тренера «Ист Стерлингшир» (верхний слева)

Фергюсон использовал все возможные методы. Он говорил игрокам, что местная пресса ставит в фавориты «Фалкирк», хотя единственной газетой в городе была Falkirk Herald, которую читали всего около 40 000 человек. В игре с «Коуденбифом» он забыл посмотреть на погоду, и, когда вышел проверить газон, тот оказался твердым, как камень. Его реакция была мгновенной — он тут же поехал за одиннадцатью парами бейсбольных кроссовок (в той же игре, по воспоминаниям Фергюсона, тренер соперников Фрэнк Коннор так злился из-за решений рефери, что выкинул на поле скамейку). Новая обувь, впрочем, не помогла, но Фергюсону повезло во встрече с «Фалкирком». «Я знаю их, они бесполезны», — сказал он своим игрокам. Готовясь к матчу, в отеле он угостил команду обедом из камбалы, тоста и меда. На возражения повара, что они будут голодать во время матча, Фергюсон лишь заметил: «И отлично». Они победили со счетом 2-0.

Первые шаги

В октябре с Фергюсоном связались из «Сент-Миррена». Они находились ниже «Стерлингшира» в турнирной таблице, но у них был большой потенциал, и, хотя Фергюсон любил свою скромную, но верную команду, он всё-таки принял предложение. Когда он сказал игрокам, что уходит, они сначала сидели в тишине, пока крайний нападающий Том Доннелли не рявкнул: «Вот сволочь!»

На этот переход повлиял Каннингем, который порекомендовал Фергюсона, когда сам уходил в отставку. Большинство игроков работали на полставки, но это не значило, что Фергюсон опустит планку требований. Когда он приехал, местная газета Paisley Daily Express отправила фотографа, чтобы тот сделал командное фото с новым тренером. Когда газета появилась в печати, Фергюсон заметил, что капитан Йен Рейд поставил ему рожки. Он вызвал Рейда к себе и сообщил ему, что тот покинет клуб как свободный агент. «Я ищу капитана, я ищу зрелого игрока, — сказал Фергюсон. — Это была ребяческая школьная проделка. Тебе нужно уйти».

Фергюсон становится тренером «Сент-Миррена». На фото с Тони Фицпатриком (слева) и Дереком Хислопом (справа)

Правила были установлены. Фергюсон требовал дисциплину и прилежание, не согласные попадали в его «чёрный список» или продавались. Одному игроку досталось за то, что на выездную игру он отправился на машине, а не поехал вместе со всеми на автобусе. Другой собирался пропустить тренировку, потому что у него и его подруги были билеты на поп-концерт, и Фергюсон сказал ему не возвращаться. «Он был недоволен по любому малейшему поводу», — полузащитник Билли Старк делится с Баркли. Что в особенности приводило его в бешенство, так это лентяи и пьяницы. Однажды, увидев выпивающих игроков, он разбил бутылку Coca-Cola об стену так, что осколки падали на их головы. В другой раз, когда Старк на минуту выпал из игры в первом тайме, в перерыве Фергюсон запустил в него бутсой. По крайней мере, Старк отыграл полматча. В иной раз Фергюсон выгонял его после семи минут.

Последнее решение было опрометчиво даже для Фергюсона, и по прошествии времени он будет вздыхать, вспоминая молодого себя. Он был слишком безрассудный, слишком хотел потрясти мир. «Я был вспыльчив, очень страстно относился к своей работе, и я не хотел, чтобы кто-то выставил меня дураком», — писал он в своей четвёртой книге «Лидерство». Он также был слишком самоуверен. В первый год «Сент-Миррен» выиграл восемь игр подряд, команда занимала вторую строчку, когда Фергюсон сказал прессе, что он не проиграет больше ни одной игры в сезоне. Из оставшихся пяти игр они выиграли только одну, проиграли две и закончили чемпионат шестыми.

Но всё равно шестое место было очень важно в том сезоне, так как второй дивизион делился на две части в тот год, и первые шесть команд оставались на второй круг, а шесть команд внизу турнирной таблицы отправлялись в низший дивизион. Следующий сезон «Сент-Миррен» тоже закончил на шестом месте.

«Сент-Миррен»: в своем кабинете

Следующим летом Фергюсон повёз команду в трёхнедельный летний тур на Карибы, где они сыграли против Барбадоса, Гайаны и Суринама. Во время игр он одевался как запасной игрок, просто ради смеха. Но всё стало серьёзнее, когда они играли против Гайаны, которая нацелилась на отборочный матч чемпионата мира. Их центральный защитник постоянно фолил на молодом нападающем Роберте Торренсе, и Фергюсон пожаловался рефери, но всё было напрасно. Когда Торренсу вновь досталось, Фергюсон взбесился. «Всё, я выхожу на поле, — сказал он. — Этот ублюдок позволяет себе много лишнего». При следующем кроссе он добился «расплаты» над защитником, когда тот упал на газон с криком. Фергюсон добавил ещё один удар, после чего рефери удалил его с поля. После Фергюсон предупредил своих игроков, чтобы они никому не рассказывали, что произошло. Никто никогда этого не сделал.

Вернувшись в «Сент-Миррен», Фергюсон установил для себя жёсткий график. Каждый день он находился на стадионе «Лав Стрит» до 11 утра, затем бежал в паб до 14:30, возвращался на «Лав Стрит» для тренировки, затем шёл обратно в паб, затем домой. Это было до того, как он начал распределять полномочия. На «Лав Стрит» он занимался всем, от покупки моющих средств до заказа пирогов на дни матчей. Когда он заметил, что фанаты перепрыгивают через заборы, он опустил турникеты, чтобы никто не мог туда проникнуть. Он говорил игрокам, что их игнорирует пресса, и даже создал собственную газету «Сент-Миррен». Ничто и никто не ускользало от него. «Он видел всё, — говорит Старк Баркли. — У тебя всегда было ощущение, что он следит за тобой и в клубе, и за его пределами».

Хорошо поработал — можно и хорошо отдохнуть

Одна вещь, которая особенно раздражала Фергюсона, — это количество болельщиков, которых было «чуть больше церковного хора». «Сент-Миррен» базировался в Пейсли, бедном городке в тени Глазго, и каждые выходные люди отправлялись именно туда на матчи «Селтика» или «Рейнджерс». Фергюсон понимал, что у городка чувство собственной неполноценности. Поэтому в один выходной день клубный электрик приделал громкоговоритель к крыше фургона, в котором Фергюсон ехал по Пейсли с микрофоном в руке, хваля свою команду и убеждая людей прийти на «Лав Стрит». Это сработало. Количество болельщиков увеличилось от одной тысячи до двадцати тысяч, дух приободрился, и «Сент-Миррен» вышел в первый дивизион в 1977 году.

Это был первый успех Фергюсона в качестве тренера, и он стал говорить игрокам, что он строит команду, которая обойдёт «Селтик» и «Рейнджерс». Он также стал понимать, что сложно управиться с двумя работами. В игре против «Клайдбанка» он преследовал лайнсмена вдоль по бровке, пока его не остановил тренер противника. В матче против «Мотэруэлл» он так сильно обругал рефери, что ему было запрещено говорить с судьями в день игры в течение двух лет. Также он ссорился с людьми с «Лав Стрит», в том числе и с президентом клуба Уилли Тоддом, и, удерживая «Сент-Миррен» в топ-дивизионе на протяжении 4-х лет, он был уволен за нарушение договора.

«Всё будет хорошо»

«Абердин» испытывал везение. В 1971 и 1972 годах они закончили чемпионат вторыми, но возможный вылет из дивизиона в 1976 побудил клуб назначить Элли Маклеода. Его команда пришла третьей в чемпионате и выиграла Кубок лиги. В результате он был приглашён на пост главного тренера сборной Шотландии на чемпионат мира 1978 года. «Абердин» намеревался нанять Билли Макнилла, капитана «Лиссабонских львов», которые принесли «Селтику» победу в Кубке европейских чемпионов в 1967 году в матче против «Великого Интера» Эленио Эрреры, и он также занял второе место в чемпионате и выиграл финал Кубка Шотландии. Руководство клуба дважды попало на золотую жилу. Затем наступила череда назначений, которые определили футбол Шотландии на годы вперёд.

«Абердин» — начало большого пути великого тренера

Сначала сборная Шотландии уволила Маклеода, затем назначила Стейна. «Селтик» в свою очередь вырвал себе Макнилла, и «Абердин» остался без тренера. Это был идеальный момент для Фергюсона. У многих были сомнения: ему было всего лишь 36 лет, и у него была репутация очень энергичного игрока и дерзкого в плане управления тренера, все помнили, как его уволили из «Данфермлайна» в том матче против «Абердина». Люди также помнили его ссоры в «Сент-Миррене», на который Фергюсон подал в суд за несправедливое увольнение. Но руководству клуба понравилось то, как он воспитывал молодых игроков. В свою очередь, Фергюсон видел клуб со здоровой командой, мудрыми владельцами и весь город Абердин. «У меня было предчувствие, что всё будет хорошо», — писал он.

К этому времени он начал работать в другом пабе под названием «Шоу», который собирались закрывать. Устав приходить домой в синяках и побитым, он продал пабы. Это позволило ему проводить 14 часов в день на «Питтодри». Фергюсон продолжил звонить скаутам и игрокам домой. В своей временной квартире в центре города он замыслил одну из самых главных своих задач: разрушить господство «Селтика» и «Рейнджерс» в шотландском футболе.

Это казалось почти невозможным. «Старая Фирма» выиграла последние тринадцать титулов, пока остальные клубы могли побороться за случайную победу в кубке. У остальных команд был комплекс неполноценности, и «Абердин» парой месяцев ранее подтвердил это, проиграв «Рейнджерс» в финале Кубка Шотландии. Фергюсон понимал, что ему нужно убрать этот барьер, и вскоре начал использовать программки к матчу, чтобы разжечь огонь. «Одна вещь, которая раздражала меня всю жизнь, — это полное принятие того, что «Рейнджерс» и «Селтик» должны выиграть, что всё крутится вокруг них, что никто не сможет победить их, — писал он. — Я осматриваюсь вокруг себя, и успех смотрит прямо мне в лицо. Одна вещь, которая засела у людей в голове, — это полная вера в это».

Работа в «Абердине» предстояла тяжелая и безкомпромиссная

Но прежде чем убедить фанатов, ему нужно было сделать это с игроками. Некоторые до сих пор скучали по Маклеоду и Макниллу, и их раздражало то, как Фергюсон превозносил своих игроков из «Сент-Миррена». Медленным защитникам, таким как Кеннеди и Уилли Миллер, не понравилась идея Фергюсона поставить линию защиты чуть повыше. Что ещё хуже, некоторые в открытую ставили под сомнение его тактику. Одним из таких был популярный нападающий Джо Харпер, бедный тренер, которого Фергюсон обогнал на круг во время предсезонного теста по бегу. Харпер остался, но другие мятежники были переведены в резерв, где они играли в будние дни на холодном поле. Один невостребованный игрок, Дом Салливан, считал, что его и так достаточно наказали: за несколько лет до этого он потерял два зуба благодаря локтю Фергюсона.

Алекс не представлял с какими проблемами ему придется столкнуться в «Абердине»

Постепенно игроки поняли, что с Фергюсоном нельзя шутить. Некоторые из них так никогда и не почувствовали к нему симпатию, но он убедил самых влиятельных игроков, таких как Кеннеди, Миллер и опытный вратарь Бобби Кларк. Но всё же понадобилось время, чтобы изменить их мышление. В сентябре после ничьей 1-1 против «Рейнджерс» Фергюсон публично объявил всем, что счастлив, но в раздевалке высказался, что «Абердин» играл слишком глубоко, потратил время и убил игру. Даже на «Айброкс» он хотел атаковать и выигрывать.

Такая неохота следовать указаниям могла привести к большим скандалам, если бы Фергюсон не был бы так растерян. Его семья всё ещё жила возле Глазго, и судебный процесс с «Сент-Мирреном» забирал всю энергию. Более того, его отец был серьёзно болен (в своих книгах Фергюсон связывает эти два события). В феврале «Абердин» приехал на «Лав Стрит», он вел 2-0, когда рефери удалил Миллера и вингера Йена Скэнлона, оставив «Абердин» с девятью игроками на поле и дав «Сент-Миррену» возможность сделать счёт 2-2. Фергюсон, который был уже на пределе, раскритиковал судью, за что тот пожаловался на него в Федерацию футбола Шотландии. Почти в это же время электрик «Сент-Миррен», которого Фергюсон хорошо знал, отвёл его в маленькую комнату и сообщил, что умер его отец. «Я был полностью разбит», — писал Фергюсон. Похороны состоялись в следующую среду в Глазго, и в тот же день, когда Фергюсон ехал назад в Абердин, он остановился у обочины и плакал.

Первый сезон был очень сложным, и Фергюсон хотел побыстрее его закончить. «Абердин» завершил чемпионат четвёртым, однако подавал надежды в кубках. В четвертьфинале Кубка Шотландии он обыграл «Селтик» в двух раундах, и Фергюсон особенно насладился игрой команды на «Паркхед», где они сохраняли полное спокойствие в угрожающей атмосфере. На поле бросали банки, в туннеле началась драка. Но для Фергюсона та победа со счётом 2-1 означала, что его игроки смогут это сделать.

Алекс Фергюсон («Абердин») и Бобби Робсон («Ипсвич») дают интервью

Позже «Абердин» проиграл полуфинал «Хибсу», но достиг финала в Кубке лиги, где встретился с «Рейнджерс» на матч-реванш. Они вели в счёте 1-0, и оставалось уже немного времени, когда Фергюсон начал делать что-то необычное: он начал молиться. «Тебе не нужно молиться, сынок, мы выиграли», — сказал один из помощников. Затем «Рейнджерс» сравнял счёт.

Настоящая драма разразилась в дополнительное время. Огромный защитник «Абердина» Дуг Ругви был удалён с поля за инцидент без мяча с Дереком Джонстоуном, что помогло «Рейнджерс» выиграть игру. Ругви настаивал на невиновности, как и «Абердин», пока «Рейнджерс» поддерживал судью. Последующая ссора была ожесточённая, Фергюсон критиковал Джонстоуна в газетной колонке, но запись произошедшего так и не была показана, и до сих пор остаётся загадкой, что же там произошло на самом деле.

В любом случае, Фергюсон завершил свой первый сезон без трофея. Пресса задавала вопросы. Некоторые игроки до сих пор его недолюбливали. Вскоре президент клуба вызвал его в свой кабинет.

Тренер чемпионов

Дик Дональд был владельцем «Абердина» восемь лет и был в системе клуба с начала своей игровой карьеры в 1920-е годы. Сейчас ему было около 70 лет, он владел местными кинотеатрами, залами для игры в бинго и танцплощадками. Люди знали, что он придерживается традиционных взглядов на жизнь, любит костюмы в тонкую полосочку и экономность. По словам Фергюсона, он всегда носил один и тот же галстук, а когда его шнурки рвались, он просто завязывал порвавшиеся концы в узел. Когда он заходил в комнату, он всегда спрашивал, почему включён свет.

Дик Дональд

И он также был одним из лучших владельцев, на каких мог надеяться Фергюсон. За закрытыми дверями Дональд мог устроить разнос касательно выбора состава или тактики, но на людях он всегда его поддерживал. «То, что он никогда не высказывал ни слова критики за моей спиной, было намного полезнее, чем тонны похвалы и большие объятия», — писал Фергюсон. «Я нанял тебя, потому что ты можешь выполнять свою работу. Мне не интересно, что говорит пресса. Ты справляешься со своей работой. Не ной. Будь мужчиной».

Фергюсон взялся за дело, пытаясь по максимуму извлечь пользы из того, что было в «Абердине». Всё, что у них было для анализа матчей, — это неотредактированные VHC кассеты низкого качества. Работники клуба были так переутомлены, что человек, отвечающий за форму, Тедди Скотт, ещё и тренировал резерв. Если он пропускал последний автобус домой, ему приходилось спать на столе для снукера. На стадионе не было конференц-зала. У клуба даже не было надлежащего учебного центра, поэтому Фергюсон выбирал между муниципальным стадионом, военной тренировочной площадкой, машинным парком «Питтодри» и пляжем Абердина, на котором ледяные ветра с Северного моря остужали игроков. Тренировка по фитнесу сводилась к пробежке по извилистым холмам и по полю для гольфа. «Это было всё по старинке, — писал Фергюсон, — но я не знал ничего лучшего».

Ферги и Ко

В тактическом плане Фергюсон придерживался своих атакующих амбиций. Во втором сезоне «Абердин» прессинговал повыше, быстрее делал передачи и поднял темп игры. Во время перерыва футболисты должны были выбегать с поля, чтобы соперники видели, что они не устали. К декабрю Фергюсон был близок к своему первому трофею. Кубок лиги разыгрывался в первой половине сезона, и «Донс» победили «Селтик» и «Рейнджерс» в четырёх играх на пути к финалу – это была заявка на победу. Их соперники «Данди Юнайтед» Джима Маклина не сыграли против ни одного топ-клуба. Но при ничьей 0-0 «Абердин» попал в перекладину, а мяч, который должен был стать голом, забитым головой, застрял в луже грязи прямо на линии ворот. Это подкосило их моральный дух, и в переигровке «Данди» отпраздновал победу со счётом 3-0.

Программка печального для Ферги матча

Это был сильнейший удар. Это было третье поражение подряд в финале. Разочарованные фанаты «Абердина» дрались на трибуне, из-за чего игра была задержана, и когда «Данди» поднимал трофей, в победителей кидали банки. Вернувшись на «Питтодри», фанаты оставили послание в форме граффити. «Вы нас снова расстроили, «Донс»», — было написано там.

В ту ночь Фергюсон не спал. Его даже посетила мысль сдаться. Но он не дал превратностям судьбы сломить себя. Он оделся, отправился рано на работу и попытался приободрить игроков. «Я сказал, что настало время двигаться вперёд, настало время смотреть вперёд, — писал он в книге «Сияние на Севере». — Думаю, что тот период стал тем моментом, который сформировал нас такими, какими мы сейчас являемся. Если вы посмотрите на статистику, «Абердин» очень редко проигрывал два матча подряд».

В ту неделю лило как из ведра, и когда «Сент-Миррен» приехал на «Питтодри» в субботу, на матч пришли только пять тысяч фанатов. Поле было в ужасном состоянии, и Фергюсон высказал Дональду надежду, что игру перенесут. «Послушай, сынок, выходи на игру. Ты не отступишь».

Фергюсон знал, что он прав, и «Абердин» выиграл со счётом 2-0. Постепенно тучи рассеялись. Травма Харпера позволила Фергюсону использовать летний трансфер Марка Макджи в паре со Стивом Арчибальдом, и возрождающийся «Абердин» начал борьбу за титул. Однажды перед домашней игрой против «Мортона» казалось, что из-за погоды игру перенесут, и этот перенос мог повлиять на их череду успешных матчей, поэтому Фергюсон и сотрудники клуба проснулись рано утром, схватили лопаты и вычистили весь снег с поля. Помогал даже Дональд. Игра состоялась, и «Абердин» выиграл со счётом 1-0 и преследовал «Селтик».

Впереди был важный апрель. «Абердин» уступал «Селтику» семь очков – огромный отрыв, так как победы приносили только два очка, и им предстояло дважды отправиться на «Паркхед», где их успех в Кубке лиги была единственной выездной победой за сезон. Оптимистично и уверенно настроенный Фергюсон сказал своим игрокам, что, если они выиграют свою игру в запасе и два матча против «Селтика», они будут отставать только на одно очко. Они выиграли первый матч со счётом 2-1, и когда они вернулись на вторую игру, напряжение было такое, как перед решающим матчем.

«Абердин» против «Селтика», 1979

Почти 60 000 болельщиков пришли на этот матч, все трибуны были заполнены, из которых самая дурно известная была трибуна под названием «Джунгли», на которой собирались самый ярые фанаты. Здесь проигрывало столько команд, но Фергюсон об этом не думал. Пока «Абердин» разогревался, Ругви отделился от группы, чтобы пробежаться и потренироваться в забивании головой перед трибуной «Джунгли». Это была чистой воды провокация. Взбешенные болельщики выкрикивали беспощадные высказывания в сторону Ругви, которому это нравилось. «Да, давайте, сволочи», — приговаривал он.

Это послание означало, что «Абердин» не будет запуган. Вместо того, чтобы успокоить всё, Фергюсон сказал недавно подписанным игрокам пойти туда и посмотреть на Ругви. Ту игру «Абердин» выиграл со счётом 3-1, голы забили Арчибальд и Стракан. Сжимая кулаки перед трибуной «Джунгли», босс это одобрял. «Мы делали это для того, чтобы показать «Селтику», что мы приехали за победой».

Это изменило ход чемпионской гонки. Перед своей предпоследней игрой «Абердин» знал, что гарантирует себе чемпионство, если выиграет на «Хибс», а «Селтик» потеряет очки в гостях у «Сент-Миррена». На кону было их первое чемпионство с 1955 года и первое чемпионство, которое прошло бы мимо «Старой Фирмы» со времён, когда «Килмарнок» обогнал «Данфермлайн» в 1965 году. Росло напряжение, особенно встревожен был Стракан, который ходил в туалет так часто, что люди подумали, что он болен.

Фанаты «Абердина» празднуют первое чемпионство с 1955 года

В тот день «Абердин» обыграл «Хибс» со счётом 5-0, а «Селтик» сыграл вничью 0-0. По финальному свистку фанаты взорвались, а Фергюсон выбежал на поле, его чёрный пиджак развивался за ним, руки были распахнуты, он обнимал всех, кого видел.

Празднование продолжалось несколько дней. Фергюсон даже пригласил людей к себе домой, после чего два фаната пришли к нему, чтобы выпить, в 3 часа утра. Следующей ночью его телефон зазвонил в 2 часа ночи. Это были игроки, которые распевали песни на вечеринке в доме Миллера. Фергюсон оценил, что они чувствовали сближение с ним, раз устроили такой розыгрыш, хотя в тот момент он взорвался, говоря, что их всех оштрафуют и отстранят. В следующий понедельник он наказал всех изнемогающим забегом на холм, всех, кроме Миллера, который очень вовремя заявил о своей травме.

Поиск талантов

Первым игроком, которого Фергюсон действительно упустил в «Абердине», стал Арчибальд. Он восхищался его талантом, решимостью и упорством, даже несмотря на натянутые с ним отношения. Однажды, когда Арчибальд забил хет-трик в Кубке лиги против «Селтика», он взял с собой мяч, что в то время не было распространенной практикой. Фергюсон усадил его в кресло в своём офисе, которое впоследствии прозвали «стул Арчибальда», и потребовал от него вернуть мяч. Спустя 24 часа, когда Фергюсон потягивал чай с коллегами, Арчибальд ворвался в офис и пнул мяч с такой силой, что он, отскочив от стен, разбил чашки и лампы в кабинете. «Вот твой хренов мяч», – сказан он и удалился.

Марадона в «Аргентинос Хуниорс», 1979 год

Тем летом «Тоттенхэм» сделал предложение, от которого ни клуб, ни игрок не могли отказаться. Кстати, когда Фергюсон отправился в Лондон на переговоры, он нашел время, чтобы посмотреть товарищеский матч между Англией и Аргентиной на «Уайт Харт Лейн».

Он отметил молодого игрока, который настойчиво отрабатывал удары. Это был Диего Марадона. Он всё еще играл за «Аргентинос Хуниорс», но Освальдо Ардилес сказал Фергюсону, что Диего хочет стать одним из величайших игроков в мире. В 1985-м, когда Марадона перешёл в «Наполи», Фергюсон выразил своё восхищение аргентинцем в своей книге «Had a Light in the North», но отметил, что «на самом деле не доказано, что он является лучшим в мире, его темперамент и способность справляться с трудностями вызывают вопросы». Если бы книга вышла годом позже, его вердикт, возможно, был бы иным.

Перед началом сезона «Абердин» отправился в тур на Фарерские острова. Их самолёт приземлился на взлётно-посадочную полосу достаточно жёстко, после чего пошли разговоры о сомнительной репутации пилота, которого игроки застали пьющим пиво за ночь до их обратного вылета в Шотландию. Некоторые игроки назвали Фарерские острова «богом забытым местом», а кто-то даже сказал: «А теперь представьте, что было бы, если бы не выиграли чемпионат, если это награда за победу?»

Фергюсон в свою очередь сиял от осознания того, что он выиграл титул и заставил замолчать всех тех, кто в нём сомневался. Он понравился игрокам, а его семья хорошо устроилась. Он также нанял помощника по имени Арчи Нокс, с которым он ездил на игры, слушая аудиозаписи с речами Билла Шэнкли. Они установили близкие отношения, хотя вскоре Нокс пожаловался, что ему нечего было делать, поскольку Фергюсон контролировал всё. Неохотно Фергюсон позволил Ноксу провести тренировку, а самому себе – наблюдать за ней, после этого он понял, что сможет замечать больше деталей таким образом. Это был урок, который оставался с ним до последних дней его правления.

Алекс Фергюсон и Арчи Нокс

Как всегда, Фергюсон активно делал ставку на молодежь. Он нанял новых скаутов, выстроил локальные скаутские сети и разработал план, как перехватывать талантов у «Селтика» и «Рейнджерс». Главным оружием в этом деле был скаут-ветеран Бобби Колдер. Надев костюм и мягкую шляпу, он расхаживал по Глазго, охотясь на молодых звезд, используя своё обаяние, чтобы убедить их. Одна из проблем заключалась в том, что родители не хотели отпускать своих детей в клуб, который располагается в ста пятидесяти милях на севере от Глазго, поэтому Колдер появлялся в дверях с шоколадом и цветами для мамы и с сигарами для папы. «Подписывая контракт с «Абердином», вы подписываете контракт и со сборной Шотландии», – говорил он игрокам.

Когда таланты пребывали в Абердин, пишет Грант, Фергюсон помещал их в дома, в которых предлагал обслуживающему персоналу подарки в обмен на доносы о неправильном поведении игроков. Он приглашал родителей на игры молодежных команд, чтобы получить сведения об их происхождении, характере и физическом развитии. Как только молодой человек входил в его офис, Фергюсон уже понимал по языку тела, стоит ли его подписывать или нет. «Я могу заметить победителя за милю», – хвастался он.

Вскоре конвейер начал поставлять талантов в первую команду: Джим Лейтон, Джон Хьюитт, Нил Купер, Алекс Маклиш — все они прошли через академию. Но третий сезон стал разочарованием. Зимой серьёзные травмы ключевых игроков помешали команде набрать ход, а в противостоянии с «Ливерпулем» Шенкли в еврокубке «Абердин» был уничтожен 4-0 на «Энфилде». В чемпионате они отстали от занимавшего первое место «Селтика» на 7 очков, а из кубков из выбили «Мортон» и «Данди».

Жёсткие ублюдки 

Фергюсон никогда не оставался без трофея в течении двух сезонов подряд. Несмотря на то, что «Абердин» проиграл два первых матча в чемпионате, вскоре стало ясно, что он сделал игроков более агрессивными и бескомпромиссными. Одна из команд особенно сильно почувствовала это на себе. В Кубке УЕФА «Абердин» встречался с «Ипсвичем» сэра Бобби Робсона. На то время «Ипсвич» был одной из сильнейших команд Англии и не беспокоился о результате жеребьевки. Однако «Абердин» схватил их за горло и сумел сравнять счёт в гостевом матче. А позже на домашнем стадионе победил со счётом 3-1. «Они были чертовски сильной командой, – сказал Терри Бутчер Гранту. – Жесткие ублюдки. Черт возьми, действительно сильные ублюдки».

«Донс» отмечают победу над «Ипсвичем»

Во втором раунде «Абердин» обыграл румынский клуб «Арджеш Питешти» со счётом 3-0 дома, однако в Румынии после первого тайма проигрывал 0-2. Гордон Стракан проигнорировал установку Фергюсона, а когда они столкнулись в раздевалке в перерыве, умудрился огрызнуться на тренера. Фергюсон был так зол, что едва не сломал ему руку. В своей слепой ярости он схватил поднос с чашками и бросил его в сторону Стракана, чашки разбились прямо позади него. Во втором тайме «Абердин» сумел отыграться и прошел дальше по итогу двух матчей со счётом 5-2.

Вернувшись домой, «Абердин» играл нестабильно с ноября по январь, пока они не встретились с «Селтиком» в битве за Кубок Шотландии в феврале. Игра проходила на «Питтодри», домашнем стадионе «Абердина», но параноик Фергюсон вывез игроков за пределы города, мотивируя это тем, что «Макнилл знал слишком много людей из этого района». Он знал, какая это будет игра. С тех пор как он прибыл, кельтские столкновения превратились в войну. Когда встречались «Селтик» и «Рейнджерс», по крайней мере, было взаимное уважение. «Абердин» был слишком жестоким для этого. Большая часть этой жестокости исходила от самого Фергюсона. Он хотел избавится от сдержанности и компромиссов, характерных для северо-востока. Он постоянно твердил игрокам, что все были против них – рефери, люди, пресса, – и они верили ему. Они всегда давали отпор.

Финал Кубка Шотландии «Абердин» — «Рейнджерс», 4-1

«Абердин» победил «Селтик» со счётом 1-0, после чего команда Фергюсона смогла одержать 16 побед в 18 матчах лиги. Однако этого было недостаточно, чтобы выиграть титул. У них всё еще оставалась финальная игра против «Рейнджерс» в Кубке Шотландии. Они действовали в схожей с «Абердином» манере: шли в жесткие стыки, провоцировали ужасные драки, получали красные карточки. Как бы то ни было, «Донс» победили со счётом 4-1 в дополнительное время. В последствии журналист BBC Арчи Макферсон заметил, что Фергюсон привнёс менталитет «уличных бойцов из Глазго» в «Абердин», что оказалось абсолютно правильным решением. «Я всегда помнил, что мы были в форме, были организованы и подвижны, но было и нечто большее, – сказал Стракан Гранту. – Эта команда могла играть в любой футбол в любое время и в любом месте. Они были похожи на полноприводный Range Rover. Они могут справится с чем угодно».

Король умер. Да здравствует Король!

Летом 1982 года Фергюсон объединил свой семейный праздник с просмотром чемпионата мира в Испании. Он также посетил отель, где остановилась сборная Шотландии, в котором он обнаружил Арчибальда около бассейна с гамбургером и бутылкой «Дом Переньон» [марка очень дорогого шампанского премиум-класса — прим. пер.]. «Он заслуживает того, чтобы вернуться на стул Арчибальда с таким-то провиантом», – заметил Фергюсон.

Впечатляющий рывок не позволил «Абердину» взять титул. Они уступил одно очко «Данди Юнайтед», чья победа стала настоящей сенсацией. Большее внимание уделялось Кубку обладателей кубков, где потенциальными соперниками были «Реал Мадрид», «Барселона», «Бавария» и «Интернационале». Несмотря на то, что мало кто верил в «Абердин», им удалось обыграть «Сьон», «Динамо Тирана» и «Лех Познань», чтобы попасть в приковывающий взгляды четвертьфинал с «Баварией».

У баварцев были такие звезды, как Пол Брейтнер и Карл-Хайнц Румменигге, но у «Абердина» уже был опыт в Европе. Они выдержали натиск «Баварии» в Германии, сыграв 0-0. Это был один из лучших матчей Фергюсона с точки зрения защитных действий. По словам Баркли, вратарь Жан-Мари Пфафф сказал, что «Бавария» знала, что они попали под пресс, когда заметили, что у их противников почти нет зубов. Тем не менее, вернувшись на «Питтодри», «Абердин» проигрывал 2-1 после четверти часа игры. В какой-то момент Стракан и Джон Макмастер не могли решить, кто должен пробить свободный удар из-за пределов штрафной. Стракан всё же решил пробить, однако в последний момент засомневался и остановился. Возможно, их ссора смутила и игроков «Баварии», потому что после того, как Стракан разбежался во второй раз, никто не помешал Маклейшу замкнуть подачу. А уже через минуту Хьюитт забил третий мяч и окончательно перевернул игру.

«Абердин» обыгрывает «Баварию» со счётом 3-2

После той ночи у «Абердина» появилась вера в то, что они могут выиграть турнир.  В полуфинале победа над клубом «Уотершей» вывела шотландцев в финал на мадридский «Реал». Те заняли лишь третье место в Ла Лиге годом ранее, но всех еще пугал их статус и победная аура. Однако, когда Фергюсон вылетел в Испанию, чтобы посмотреть игру «Реала», он не был впечатлен. Он сказал Ноксу: «Никому не говори, но у нас есть отличные шансы!»

Парому требуется уборка: фанаты «Абердина» возвращаются домой после финала

Город Абердин охватила лихорадка, связанная с финалом. Игра должна была пройти в Гетеборге, и более двенадцати тысяч болельщиков отправились туда на самолётах. Около пятисот – на корабле. Остальные прыгнули на свои мотоциклы, взяв предварительно отпуск на неделю. По словам Гранта, duty free в Абердинском аэропорту за 3 дня продал месячную норму алкоголя.

Фергюсон готовился тщательно. Он забронировал гостиницу на берегу реки за пределами города и отправил инструкции женам о том, что они могут сделать, чтобы помочь. Он также заручился советом своего большого кумира, который порекомендовал ему встретиться с тренером «Реала» Альфредо Ди Стефано перед игрой и преподнести ему бутылку скотча, чтобы создать впечатление, что «Абредин» заранее смирился с победой. Фергюсон прислушался к этому совету. Накануне финала игроки организовали ночную викторину, чтобы немного отвлечься от игры, и это отлично сработало, потому что даже за завтраком многие всё еще обсуждали вопросы и ответы. Организатор игры запретил Фергюсону участвовать под предлогом того, что он слишком хорош в таких играх.

Альфредо Ди Стефано и Алекс Фергюсон

В день финала дождь сильно намочил поле. Это не волновало «Абердин», ведь они были в отличной форме и к тому же быстро открыли счёт усилиями Эрика Блэка. Но через несколько минут мяч после передачи Маклиша застрял в вязкой траве и позволил «Реалу» заработать пенальти, который реализовал Хуанито. Когда дело дошло до дополнительного времени, Фергюсон выпустил на поле Хьюитта, который так замёрз, что надел две футболки. Почти сразу же Фергюсон заорал на него за то, что тот опускался слишком глубоко. Вскоре он повернулся к Ноксу и сказал: «Надо убрать его с поля». В этом время Макги пронесся по левому флангу, навесил на Хьюитта, и тот забил головой победный гол.

Триумф был незабываемым. Клуб с такими возможностями и с такой историей никогда не выигрывал такой турнир, не говоря уже о победах над «Баварией» и «Реалом». Когда прозвучал финальный свисток, Фергюсон поскользнулся и упал в лужу, а весь остальной персонал бежал на поле, перепрыгивая через него. Карусель продолжалась до 6 утра. Вернувшись в Абердин, игроки и сотрудники запрыгнули на автобус, чтобы продемонстрировать кубок перед сотнями тысяч людей.

Фергюсон с фанатами «Донс» после триумфа в Гетеборге

Десять дней спустя «Абердин» встретился с «Рейнджерс» уже в финале Кубка Шотландии. Измученные, они всё же одержали победу со счётом 1-0. У Фергюсона были все основания быть довольным выносливостью команды, однако в послематчевом интервью он назвал игру своей команды «позорной». Он продолжил гневаться в раздевалке, прежде чем повторить свои слова ошеломлённым журналистам. Команда была возмущена: они только что выиграли два кубка, празднования были оправданы. Спустя годы Фергюсон всё же признал своё поведение неподобающим, а спустя несколько дней извинился и перед игроками. Часть команды поняла его, а часть так и не простила его полностью.

Кнут и пряник 

Через несколько месяцев «Абердин» завоевал ещё один трофей. В Суперкубке Европы был побежден «Гамбург» со счётом 2-0. Несмотря на то, что кампания в лиге началась неудачно, победа над «Селтиком» со счётом 3-1 дала старт серии из 14 побед в 16 матчах. Всё это время Фергюсон продолжал работать в свойственной ему суровой манере, чтобы держать команду в тонусе.

Некоторые из его действий могли быть суровыми и совершенно несправедливыми. «Я был агрессивным и требовательным, и я подозреваю, что это не всем нравилось, но это сделало из игроков мужчин и положительно сказалось на их карьере», – писал он.  Что его действительно выводило из себя, так это выпивка. Однажды вечером Стракан увидел, как он проехал мимо его дома, чтобы проверить, что он всё еще там. Как правило, Фергюсон поощрял спокойный образ жизни игроков, а исключения были ему очень неприятны. Одним из них стал Купер, который выпивал в баре и вдруг увидел Фергюсона, появившегося из ниоткуда.

«Что ты пьешь?», – спросил Фергюсон.

Купер начал потеть.

«Ммм… Эээ… Это кола».

Фергюсон подошел ближе. Он почувствовал запах напитка и посмотрел на футболиста.

«Это не пахнет как чёртова кола».

«Это… Это кола», – заикался Купер.

Фергюсон сделал глоток, затем подошел еще ближе и сказал тихим голосом:

«Ты покойник».

«Что?»

«Ты покойник. До понедельника… ».

Ферги руководил железной рукой, не давая никому поблажек

Хотя крестовый поход на алкоголь был понятен, Фергюсон также мог сгореть по мелочам. Однажды он оштрафовал Хьюитта на 20 фунтов за то, что он настиг его на пути на тренировку. В одной игре в Мортоне в ужасную погоду Фергюсон спросил, хочет ли кто-нибудь играть в футболке с длинными рукавами. Когда Дуг Консидайн сказал «да», Фергюсон захотел убрать его из заявки на матч.

В «Питтодри» молодые люди, которые нарушали правила, рисковали быть отправленными мыть машины или бегать в лесу. Играя в снукер, Фергюсон и Нокс даже принесли с собой обратно бейсбольную биту. Это, конечно, не было серьёзной угрозой, но однажды Нокс действительно выключил свет и махал битой направо и налево. «Иногда нужно дать им небольшую затрещину, не бить их всерьёз, но немного проучить», – говорил Нокс Гранту. «За некоторые вещи, которые мы делали тогда, мы бы вполне могли получить срок в тюрьме сейчас».

Гордон Стракан и Алекс Фергюсон

В других случаях Фергюсон использовал свою ярость как инструмент. Его могло взбесить всё, что угодно, но он также мог разыгрывать ярость, чтобы держать людей в дисциплине. В одном из перерывов он чуть не развязал драку, а затем спокойно продолжил свой разбор. Однажды он ударил Макги в перерыве, а затем пригласил его с женой поесть китайской еды после игры. В другой раз он сказал Миллеру, Маклейшу и Лейтону, что он будет публично отчитывать их, и приказал им не отвечать. По словам Баркли, Стракан даже увидел, как Фергюсон устроил головомойку Рови, а затем повернулся к нему и сказал: «Если он меня когда-нибудь ударит, я умру».

Один такой эпизод случился перед финалом Кубка Шотландии, куда «Абердин» вышел в третий раз подряд. Они проиграли «Порту» в полуфинале Кубка обладателей кубков, но выиграли еще один чемпионат Шотландии. Теперь, когда они стремились к дублю, Фергюсон заметил Рови на мотоцикле на первой странице Aberdeen Evening News. Игроки сочли это забавным, а Фергюсон вскипел в своем офисе, потому что считал это опасным хобби. Он приказал Рови продать мотоцикл или поменять его на велосипед, а в противном случае самому отправляться на трансфер. Рови выполнил требование, согласившись, что это может быть опасным. За несколько дней до финала грузовик сбил его с велосипеда и отправил в больницу.

Каким-то образом Рови всё же сыграл в финале. Он не сказал ни Фергюсону, ни физиотерапевтам об этом инциденте. «Неудивительно, что он кошмарно играл и его пришлось заменить», – писал Фергюсон.  В любом случае, «Абердин» выиграл со счётом 1-0 и первым сумел сделать «золотой дубль», кроме клубов «Старой фирмы» [«Селтик» и «Рейнджерс» – прим. пер.].

В автобусе на обратном пути шампанское текло рекой. Фергюсон приказал, чтобы в автобусе были 8 ящиков, но секретарь клуба Ян Таггарт запаниковал по поводу того, что скажет Дональд о расходах. Когда Дональд заметил ящики, Таггарт заверил его, что в автобусе будут только два из них. Это была ложь. Фергюсон спрятал остальные в автобусном туалете, а на обратном пути, когда бутылки были откупорены, он повернулся к Фергюсону и спросил: «Мистер Фергюсон, сколько кубков мы сегодня выиграли?»

Ответный удар 

После ещё одного триумфального года Фергюсон стал заложником собственного успеха. Богатые клубы хотели заполучить его игроков, и тем летом 1984 года он потерял трёх ключевых. Стракан присоединился к «Манчестер Юнайтед», Рови ушел в «Челси», а Макги подписал контракт с «Гамбургом». Подписание нападающего Фрэнка Макдугалла из «Сент-Миррена» немного смягчило эти удары.

Фергюсон и сам получал предложения о новой работе. От отказал «Тоттенхэму» и «Рейнджерс», хотя это было непросто. В следующем предсезонном туре в Германии Купер и Питер Вейр получили тяжелые травмы, в то время как Макмастер уже выбыл на весь сезон. Затем «Абердин» вылетел из Кубка лиги во втором раунде, уступив команде «Эйрдри» из второго шотландского дивизиона, а потом уступил «Динамо Берлин» в Кубке чемпионов. Всё пошло настолько плохо, что Фергюсон начал чувствовать, что должен был «покинуть корабль».

Макдугалл, Ферги и Маккуин, 1984 год

По крайней мере, они неплохо выступали в лиге. «Абердин» выиграл в 15 из 17 своих первых матчей. А Макдугалл оправдал ожидания. Как и у Арчибальда, у него было сложные отношения с Фергюсоном. В одной игре он скрыл свою травму паха, из-за которой ему пришлось покинуть поле, что побудило Фергюсона устроить ему взбучку. Но Макдугалл оказался бывшим чемпионом по боксу в любительской лиге в Глазго, и он инстинктивно ответил Фергюсону ударом на удар, да так, что свалил его с ног. Когда Фергюсон поднялся, он сказал, что с Макдугаллом покончено. Однако вскоре Макдугалл вернулся в команду. Фергюсон смог простить его отчасти потому, что восхищался людьми, которые могли постоять за себя, а отчасти потому, что был достаточно прагматичным, чтобы не выгонять своего лучшего нападающего. В этом сезоне Макдугалл забил двадцать голов в чемпионате.

В конце апреля «Абердин» досрочно оформил второе подряд чемпионство в лиге, сыграв вничью дома с «Селтиком». В итоге команда набрала 59 очков и забила 89 гол в 36 матчах – два рекордных показателя. Несмотря на мрачное начало, кампания прошла настолько хорошо, что Фергюсон поставил ту команду в один ряд с героями Гётеборга.

Время прощаться 

Теперь все хотели заполучить себе Фергюсона. Преодолевая провинциальный статус «Абердина» и менталитет неудачников, он разрушил безраздельное властвование «Рейнджерс» и «Селтика», привнеся атакующий футбол, умное управление людьми, удачные трансферы и «кровожадность». «Арсенал» и «Вулверхэмптон» также боролись за Фергюсона, но получили отказ, к тому же он хотел сменить обстановку.

Затем произошло еще кое-что. В течении нескольких месяцев Фергюсон помогал Стейну в сборной Шотландии, но в решающем отборочном матче на чемпионат мира на стадионе «Ниниан Парк» Стейн рухнул на скамейку и умер. После трагедии Фергюсон был выбран на должность главного тренера сборной Шотландии. Это повлияло на его работу в «Абердине», который занял четвертое место.

Главный тренер сборной Шотландии — Алекс Фергюсон

Другие вещи начали докучать Фергюсону. Когда «Абердин» проиграл «Гётеборгу» в четвертьфинале Кубка чемпионов, он был разочарован поддержкой родного стадиона «Питтодри», он обвинил людей в том, что теперь они принимают победы как должное. Он также чувствовал, что клуб стал настолько успешным, что ему просто нечего тут больше делать. После победы 3-0 над «Хибс» в полуфинале Кубка Шотландии он сказал Дональду, что он раздумывает над уходом. Дональд сказал ему, что есть только две работы, ради которых стоит оставить «Абердин», – это «Барселона» и «Манчестер Юнайтед».

Фергсюсон в аэропорте перед отправкой на ЧМ 1986 со сборной Шотландии

«Абердин» закончил сезон, выиграв Кубок Шотландии и Кубок лиги. Затем Фергюсон вместе со сборной Шотландии уехал в Мексику на чемпионат мира. Там они попали в группу с Данией, Западной Германией и Уругваем. Тем не менее, это было волнующее приключение, и некоторые из игроков «Абердина», кто не попал в сборную, совсем потеряли мотивацию, когда узнали, что вместо Мексики им придется проходить типичную шотландскую предсезонку. Что было еще хуже, Макдугалл усугубил травму спины, а «Абердин» вылетел из Кубка лиги и из Кубка обладателей кубков. Они уступили клубу «Сьон», тому самому, который они обыграли с общим счётом 11-1 четыре года назад.

С другой стороны, «Старая фирма» собиралась с силами. Летом «Рейнджерс» поразили всех, наняв Грэма Сунесса в качестве играющего тренера и поддержав его солидными средствами. Его репутация позволила ему привлечь больших игроков. Они одолели «Абердин» со счётом 2-0 на «Айброкс» в сентябре. Обычная накаленная атмосфера присутствовала, но «Рейнджерс» выглядели более свежими, в то время как «Абердин», как сказал Элли Маккоист Гранту, выглядел «как боксёр, который дрался слишком часто».

Начало новой истории Ферги: «Олд Траффорд» встречает свое будущее

Фергюсон, должно быть, тоже это почувствовал. Вскоре появились слухи о том, что «Юнайтед» уволил Рона Аткинсона, и 5 ноября Фергюсон получил звонок от Мартина Эдвардса, исполнительного директора «Манчестер Юнайтед». Они согласовали все условия, и на следующий день Фергюсон был представлен как новый тренер «Манчестер Юнайтед».

Мало кто в «Абердине» удивился по этому поводу. Игроки давно подозревали, что он уйдет в «Юнайтед», когда появится возможность. Во всяком случае было странно, что им удавалось удерживать его так долго. Когда Scotsport снял свой документальный фильм в 1985 году, многие из игроков говорили о нём так, как будто он скоро уйдёт. Несмотря на многочисленные конфликты, от них ничего не было слышно, кроме похвалы. «Он может справиться с игроками, он хорош в управлении людьми, он хорош с прессой, – сказал Миллер. – Поэтому куда бы ни завела его судьба, с какой работой он бы ни хотел связать свою жизнь в будущем, я уверен, что мы и дальше продолжим наш победный путь».

Итоги сезона от United We Stand. Часть вторая

Источник: ManUtd.one

Перевод: Максим Саблин, Лёля Голуб, Сергей Леонов

Редактура: Евгения Шестакова

Следите за нами в социальных сетях: Вконтакте  Twitter  Facebook  Instagram

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий