Главная / Новости о спорте / «Я никакой не националист – у меня адвокат была негритянка». Беспорядки на Евро глазами фанатов

«Я никакой не националист – у меня адвокат была негритянка». Беспорядки на Евро глазами фанатов

Президент ВОБ Александр Шпрыгин прилетел в Москву и все рассказал.

«Вот и дождались мы тех времен, когда болельщиков встречаем с большей помпой, чем сборную России», – то ли пошутил, то ли порадовался журналист ТАСС Андрей Журанков, открывая пресс-конференцию Шпрыгина. Самого лидера ВОБ, казалось, эта шумиха скорее раздражала, и свою речь он тараторил со скоростью и рвением прогулявшего вчерашний урок школьника.

Sports.ru законспектировал основные тезисы Шпрыгина о событиях во Франции.

О подготовке к Евро-2016

– Евро-2016 для российской команды завершен, завершен он и для нас. Большинство болельщиков вернулись на Родину. Все 11 дней мы сами того не желая оказались в центре внимания и стали заложниками определенных событий.

Евро-2016 – это основное событие перед Россией-2018. Болельщики заранее готовились, в декабре приобрели билеты. Готовились как к одному большому празднику. ВОБ имел свой отдельный план для подготовки поддержки сборной, мы этим занимались третий чемпионат Европы подряд. У ВОБ был чартерный самолет с болельщиками, который прямым рейсом прилетел 10-го числа в Марсель и 21 июня приземлился в Москву. У нас был заготовлен красочный перформанс для поддержки нашей команды. Была сформирована официальная делегация из руководителей фан-клубов премьер-лиги и городов чемпионата мира, чтобы мы могли все это посмотреть.

К поездке мы подготовились замечательно, уже в марте провели ряд встреч в с консулом Франции, где обговорили все вопросы о российских гражданах, их передвижении и так далее. Хочу сказать, что 13-го числа с сайта французского посольства пропал отчет о нашей встрече, хотя в кэшинге интернета она есть (это правда – прим. Sports.ru).

В марте мы ездили по городам Евро, были в Лилле, Тулузе, Марселе. Разговаривали с префектурами городов, обсуждали, как все будет происходить, обсуждали поддержку и безопасность российских болельщиков.

О событиях в Марселе

– Мы предвидели возможные события в Марселе 11 июня и предупреждали ответственных за безопасность в РФС, что среди российских болельщиков могли оказаться англичане при действующей системе распространения билетов среди болельщиков. Наша сборная показала в тот вечер неплохой результат, все искренне радовались, но на игре сборной в тот день отложились события в Старом порту Марселя.

В начале никакой политики не было. Если говорить в целом и глобально, то я хочу сказать, что Французская Республика полностью провалила Евро с точки зрения безопасности. С теми опасениями, которые были заранее, слава богу, что там ничего не было, а могло произойти и что-то хуже. Я сам там был-находился и чудом избежал того момента, был до и после. Потому что в Марселе есть одно место топовое, куда  все туристы едут. Там уже 3 дня было много англичан, они веселились и праздновали по-своему – не нам оценку давать. Они задирали российских болельщиков, дрались с местными, дрались с полицией, и 11 июня подрались с российскими болельщиками. Потом это пытались перевернуть, мол, 200 россиян уничтожили несчастных туристов. Такого абсолютно не было. Более того, когда проезжал автобус с российскими журналистами, его закидали пивными стаканами. Оскорбляли РФ, оскорбляли президента, наших болельщиков.

Ответственность за безопасность должна нести полиция. Там были сотни вооруженных до зубов спецназовцев французской жандармерии, но они стояли ничего не делали. Когда начиналось огромное столкновение, они просто шли вот так стеной на участников, закидывали слезоточивым газом, отходили назад. Везде стекло, окровавленная пыль, все разбито – они ничего не делали, никого не задерживали.

Около «Велодрома» тоже были драки. Досмотр на стадионе в Марселе был поверхностный. Что болельщики пронесли столько пиротехники – РФС в итоге заплатил штраф и формально виноват, но за организацию безопасности отвечала французская сторона, пронести можно было что угодно. Опять развивали любимую тему расизма. Из 15 тысяч россиян был маленький флажок с каким-то символом запрещенным, его пронесли и на 10-й минуте убрали, потом эту тему пытались раскрутить.

Да, ВОБ еще во время Евро осудил поведение тех 10 россиян, которые зажгли файеры. Но это 11-го числа завершилось, предстояло еще две игры. Полиция Марселя просто проспала этот день.

О внимании к России

– Более того, как вы все видели, на Евро беспорядки происходят постоянно – в разных городах, с участием разных сборных. Вон, венгры чо устроили в Марселе, поляки что делают – все внимание приковано почему-то только к болельщикам сборной России.

Наша официальная делегация проживала в городе Канны, к нам 12 июня нагрянули 50 полицейских, но они как-то странно это сделали. Дома никого не было, у человек 8 показательно проверили документы и ушли. Пришли бы в 6 утра, например, наша полиция так бы и сделала.

Об автобусе и первой депортации

– Автобус ВОБ стал тегом Евро наравне со сборной России. Мы не хотели этого, 14 июня спокойно сели в автобус в 6 утра, нам надо было доехать до Лилля. У нас был весь перформанс, барабан.

Ни в Лилле, ни в Тулузе ничего не удалось показать, потому что наш автобус постоянно досматривали, все осталось в нем. Потом еще огромное количество россиян задержали в Тулузе. Мы считаем, что это какое-то «русское дело», желание отыграться. По факту нам не предъявили никаких обвинений. Нас проверили на причастность к беспорядкам в порту. Потом, вместо того чтобы извиниться и отпустить, нам всем сделали разовое выдворение из Франции. Всем делали под копирку с расплывчатой формулировкой: «По сообщениям российской стороны, вы были в составе организованной группы и тем самым можете представлять опасность для Франции».

Потом нас проводили из страны, визу не аннулировали, поставили обычный штамп. Сказали, что мы всегда можем вернуться. И потом я вернулся в Тулузу.

О суде над Еруновым, Морозовым и Горбачевым

– Трое ребят не доехали до дома. Уже на второй день после задержания состоялся суд, они получили тюремные сроки – год, полтора и два. Российские дипломаты находятся на связи с ними. Клубы выразили поддержку. Мы обратимся в министерство спорта, с просьбой вернуть ребят на Родину.

Это была политизированная история. Рядовые полицейские, которые нас водили, говорили: «Ребята, мы все понимаем, но это политика. По вам задание приходит из Парижа». Араб, который в Старом Порту разбил бутылку и размахивал розочкой, получил 3 месяца условно. Полтора года получили житель Тулы Сергей Горбачев – единственным доказательство была его фотография, где прокурор сказал: «Видите, он идет 6 км/час – значит, спешит и агрессивно настроен. Здесь он наклонился – значит, готовится к атаке». Надеемся, что после Евро события улягутся, и ребята смогут вернуться на Родину.

Дальше началась облава на русских. Русским придали ореол хулиганов, приклеили ярлыки – нацист, экстремист. В Лилле без конца всех проверяли, хотя нас там и не было. Многих задержали.

О работе ВОБ

– Да, мы оцениваем работу ВОБ критично. Мы не хотели этой ситуации. Мы расстроены и этой ситуацией, и тем, что не удалось поддержать команду, все пошло по другому сценарию. Но хотелось бы, чтобы все не выглядело, как «российские болельщики во всем виноваты». Безусловно, мы оценим все ошибки. У нас ведется работа с фан-клубами, будут проводиться мероприятия с болельщиками.

О газетах

– Меня упрекают – вот Шпрыгин на память привез вырезки французских газет. На самом деле в парижском аэропорту мимо меня прошло много полицейских, было много телекамер. И там лежали всякие газеты, многие подходили и показывали: «О, месье Шпрыгин, вы суперстар здесь стали на два дня». И дали кучу газет. Я сохранил как память, пока не переводил. Но мне сказали, что общий посыл и тон – что мы чуть ли не по спецзаданию туда ехали. Я не знаю, как открыть глаза европейцам и рассказать, что русские болельщики – часть европейского сообщества.

О гостеприимстве

– Наших партнеров призываем к диалогу, мы готовы показать, что у нас нормальные фан-клубы, нормальная система безопасности, нормальные отношения с болельщиками. Вот есть FARE, органищация по борьбе с расизмом, мы их приглашаем с рабочим визитом.

С точки зрения болельщиков, еще есть два года, чтобы изменить эту ситуацию, чтобы о нас так не думали. И французы, и англичане, и даже если поляки выйдут, мы про 2012 год забудем. Проведем чемпионат мира среди болельщиков, планируем провести всемирный конгресс фан-клубов в России. Мы обязательно подготовимся, и надеюсь, что чемпионат мира в России пройдет как один большой праздник.

О повторном въезде во Францию

Очень много было спекуляций. Я поехал на абсолютно законных основаниях. Трижды переводчик жандармерии в депортационной тюрьме Марселя и дипломаты МИД РФ говорили, что мне поставят обычный шенгенский штамп о выезде, что виза остается. Мол, мы понимаем, что это несправедливо, но формально вы должны долететь до Москвы, а потом можете вернуться.

Потом в полиции мне задавали вопросы: мол, почему вы прилетели в Тулузу из Барселоны? Как нож сквозь масло наши границы пронзили? Да нет, просто самый дешевый рейс – через Барселону. А как вы преодолели французскую границу? Да у вас границы нет давно в Евросоюзе. Запрет мне никто нигде не показывал. Они посмотрели: да, запрета нет. Потом уже 20 июня выдали запрет – теперь до 20 сентября я нежелательная персона. Ничего страшного, переживем – я раньше ЧМ по хоккею в мае 2017 года туда не собирался.

О подозрении в спекуляциях билетами

– Вопрос несложный. Когда в аэропорту Тулузы меня завели в комнату досмотра и изъяли все вещи, крестик – тоже, в протоколе стояло: 2 билета. Один мой, я купил – в лотерее УЕФА выиграл, один на трибуну VIP. Если в полиции не дорисовали 3 нолика, то билетов было два. Французы даже спросили, почему два – «Потому что я не хочу на фанатскую трибуну идти, вдруг что возникнет – и вы меня опять организатором объявите. Хочу просто по центру сесть».

Я так понимаю, что какой-то французский журналист что-то не так понял и не так перевел. 2000 билетов – это абсурд, это огромный увесистый сверток. Все, кто меня видел, понимают, что это абсурд, бред.

Только телефон включил – сразу куча смсок, первый вопрос: «Как прокомментируешь 2000 билетов?». А я вообще не понимаю, о чем речь. Как мне доказать, что стакан черный, тем, кто утверждает, что он белый. В принципе, я имею право ознакомиться с материалами дела. Женщина-адвокат по вызову, бесплатная, которая в клубе меня обслуживала, дала мне визитку, я дам ей потом право обратиться за материалами и показать: у месье Шпрыгина изъяли то и то.

О расизме

– Кстати, там вот английская пресса… Потом откопали фото с концерта в Киеве в 2001 году – и давай крутить: «Шпрыгин – националист!». Я никакой не националист, у меня адвокат, девушка эта – она была негритянка. Обслуживающий персонал в тюрьме – негритянки, они нам приносили еду. Что, мы эту еду должны были не есть, от адвоката отказаться? Она мне помогала, она такой же человек, нормальные отношения. Пристали тут… «Он высказался про Матье Вальбуэна и сборную в инстаграме!» Ну, один раз сказал – каждый человек имеет право на мнение. Я бы попросил эти истории не выкапывать, а смотреть объективно.

О разночтениях с «патроном в Госдуме Игорем Лебедевым», который похвалил поведение ультрас

– Я не знаю, что такое ультрас, я назову их болельщиками. У меня нет никакого патрона в Госдуме, потому что я не член партии ЛДПР. Я помощник на общественных началах зампреда Госдумы Игоря Лебедева, который также член исполкома РФС. Да, он поддержал ребят, которых провоцировали. Почему произошел инцидент за воротами? Потому что англичане пропустили обидный гол, не сдержались и стали оскорблять президента, нашу страну (у Шпрыгина пытались выяснить, какие именно оскорбления, он застеснялся и призвал гуглить – Sports.ru). Зачем они это делали?

Это же не мы виноваты, что так произошло. Там было два стюарда! У тебя играют русские с англичанами – полный сектор русских, полный сектор англичан – и всего 4 стюарда. Что вы хотите? Это как играть матч «Манчестер Юнайтед» – «Манчестер Сити» и не развести болельщиков – то же самое произойдет. Что вся трибуна ваша (вопрос BBC – прим. Sports.ru) так быстро разбежалась – я не могу их поведение прогнозировать. Я виноват, что ли, что они разбежались?

Мы с Лебедевым говорим, что русские болельщики – самые лучшие, мы всегда их поддерживаем. У нас 15 тысяч россиян, 10 нарушителей – статистика 0,1, в три раза лучше, чем в Англии. Посадили бы русских и англичан на противоположные трибуны – тогда только в хоровом пении соревновались бы, тут нам с ними сложнее соревноваться, конечно. А их посадили на одну трибуну – и чего вы хотите?

«Когда приезжаю в Европу, я нахожусь в тюрьме народов». Интервью Шпрыгина Юрию Дудю в 2015-м

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий