Главная / Новости о спорте / Я исполнила мечту и попала на финал чемпионата мира

Я исполнила мечту и попала на финал чемпионата мира

болельщики Футбол

Сложно смириться с мыслью, что наш замечательный чемпионат закончился.  Венцом творения, как это принято, должен был стать Финал — но как туда попасть обычному человеку? Об этом спрашивали на Sports.ru многие — были ли на финале простые болельщики? Как они туда попали и что увидели?

Я не политик, не артист, не паблисити, не селебрити, не журналист, я даже не блоггер.

Пытаясь купить этот чертов билет, я в буквальном смысле прокляла все на свете.

Для начала FIFA и их сайт, который с иезуитским коварством показывал билеты в наличии тогда, когда их на самом деле не было (осведомленные источники вообще утверждают, что их там не было совсем, ни разу, несмотря от появляющиеся время от времени фейковые отметки о доступности). Полтора месяца с начала последней фазы продаж я каждый день и каждую ночь пыталась подкараулить вброс, и каждый раз оставалась ни с чем, превратившись в ноотропильного психа, который не спит ни днем, ни ночью, никогда.

За два дня до финала стало понятно, что дело швах. Сайт продолжал дразнить и обманывать, очереди к кассам на Житной пугали своей безнадежностью. Вместе с сайтом я прокляла перекупщиков, которые не моргнув своим бесстыжим глазом предлагали билеты с ограниченной видимостью (OV) номинальной стоимостью, по-моему, в полторы тыщи рублей, за 80-100 тысяч; билеты категорией повыше – от 150 до 300 в зависимости от уровня фантазии каждого конкретного упыря. Китайцы предлагали билеты хоспиталити за 10 тысяч долларов. Так что заодно я прокляла и Китай, целиком.

В погоне за билетом я перезнакомилась с кучей людей, перебрала все возможные связи, чуть не взяла кредит в Альфа-Банке, и даже вступила в нетрудовые отношения с FIFA – все бестолку. 

В последнюю ночь перед финалом, люди ночевали прямо у касс. Было ощущение, что утром может случиться чудо – должен же был быть у FIFA хоть какой-то резерв?! И чудо произошло. Резерв был. 6 билетов. ШЕСТЬ, Карл! Из 80 тысяч мест на стадионе….. Когда из заветного павильона выкрикнули «Первая категория!», речь о деньгах уже не шла вообще. Это до начала чемпионата 20 тыс. рублей за билет на футбол казалось дикостью. Сейчас все были готовы была снять с себя последнее. Первая, так первая. Я иду на финал. ДА!!!

Денек выдался хмурый, что немного сказывалось на настроении, впрочем – после бессонной ночи это было неудивительно. Обстановка в метро была довольно будничной – никто не кричал и не скандировал, люди из самых разных стран, в костюмах попугаев и динозавров, сосредоточенно и деловито поднимались вверх на эскалаторах, как будто бы даже немного удивляясь, что их фотографируют.

Те же датчане, поднимаясь на свой ничего не значащий матч против Франции, помнится, чуть не снесли этот вестибюль, раскрасив его собой в какой-то адский красно-белый калейдоскоп…

Перед таким родным уже метро «Спортивная» особого ажиотажа тоже не наблюдалось. Люди уже потихоньку привыкли, приспособились к атмосфере чемпионата, чувствуя себя в ней как рыба в воде. Вот старушка в форме бурановских бабушек, не обращая внимания на разукрашенных мексиканцев, тащит в сумочке хлеб из магазина, а навстречу ей идет по своим делам человек, помахивая золоченым кубком мира.  

 

Тем не менее, атмосфера праздника… как бы это сказать… буквально висела в воздухе )) Волонтеры старались изо всех сил. То ли предчувствуя близкий конец их безвозмездных мучений (многие и правда очень устали за время чемпионата), то ли осознавая важность момента. Улыбались, махали поролоновыми пальцами, развлекали во время досмотра в проходных павильонах. В порядке была даже милиция. Мне не просто дали потискать собаку, а еще и пытались уговорить ее принять подобающую позу для совместного фото. И собаке, и товарищам в форме – зачет, уважуха и всяческая симпатия.

Немцы подошли сами. «Хочешь сфоткаться с чемпионами мира? Еще три часа!» — спросил седовласый дед и не оставляя пространства для выбора, прихватил за талию. «Не повезло нам в этом году, а? Честно, не повезло. Кстати, вам тоже!» — прибавил дед, тыкая в герб на моей майке, чем вызвал у меня очередной приступ гордости за сборную.  Нам, в отличие от опозорившихся немцев, можно сказать не повезло, да. Один удар бесхарактерного балбеса отделил сборную от – Господи! – полуфинала Чемпионата мира. По футболу, прошу заметить.

Впрочем, делиться своей горечью с дедом я не стала – это наше внутреннее дело; мы можем ругать Федю как угодно, это наш Федя, имеем право. Но не полоскать же товарища с чужими…  Дед был явно настроен на диалог, но я вежливо сделала комплимент их хоккейной команде, и распрощалась.

 

Другую группу немецких болельщиков мы встретили у самого стадиона – они давали интервью немецкому телеканалу. Из того, что удалось подслушать, самое примечательное – ребята изначально купили билеты только на финал, так как не сомневались, что Германия будет играть этот матч. Мол, билеты очень дорогие, зачем попутно тратиться на всякую ерунду (типа полуфинала, видимо). Рачительные немцы сразу после позорного вылета хотели свои билеты сдать, но наслушавшись знакомых, вернувшихся с мундиаля, решили все-таки съездить, посмотреть на wunderschönes Russland своими глазами. Надеюсь, не пожалели.

 Французов было мало, и все они были скучные. Такое ощущение, что приехали не на финал чемпионата мира, а на дежурный товарняк с какой-нибудь Македонией. В победе сборной не сомневался походу никто – споры были только по поводу счета. Кричали вяло, на всех посматривали свысока. Были и те, кто откровенно не заморачивался по поводу важности матча — «Ну Иоанн, ну Грозный… ну что тут такого…» (с)

Даже те, что с курицами на головах или багетами подмышкой, веселились как-то буднично, как будто для галочки.

Хорваты не веселились вовсе. Большинство из них было напряженными, беспрестанно курили несмотря на все запреты, и заливались пивом. Пиво не помогало – хорваты делались еще мрачнее, и курили еще больше. Видимо, для них первый в истории страны финал – не повод для карнавала, а шанс выиграть титул. Пусть и очень маленький шанс – наверняка они это понимали.

Впрочем, были и другие хорваты – их было немного, но они были. Шумно радовались, увидев друг друга издалека, фоткались с мексиканцами, давали померять свои ватерпольные шапочки, шалили.

Один такой хорват ткнул меня ласково в плечо – мол, вы же не обижаетесь, правда? Будете за нас сегодня болеть? Я дипломатично ответила, что Хорватия в финале чемпионата мира – это грандиозно. Сфоткались. Болеть после нашего четвертьфинала я пока еще ни за кого не способна.

 Другое дело – бразильцы. Вот уж кому весело всегда и везде. По моей статистике, бразильцы любят фотографироваться больше всех (ну, после перуанцев, конечно).

Как только их собирается больше трех, начинаются песни. Некоторые к концу чемпионата я уже выучила настолько, что могла бы подпевать. Кстати, вот этих ребят я уже встречала – по-моему, на матче Сербия-Бразилия. Неслабые у них такие каникулы в России получились, больше трех недель.

Вообще, вся разношерстная латиноамериканская публика, не сговариваясь, решила болеть за хорватов. То тут, то там были слышны слова поддержки, многие рисовали себе шашечки на щеках. Никого, кто поддерживал бы французов – кроме самих французов, да и то не особо – я не встретила.

Многообразие болельщиков из разных стран, повторюсь, поражало воображение. Кажется, здесь были представители всех стран, что участвовали в мундиале, да и тех, что не участвовали.

Гватемала, Монголия, Ямайка, Китай… про китайцев отдельный разговор, не для этого поста. Говорят, самое большое количество билетов было продано в Китай и США – страны, не отобравшиеся на чемпионат. Китайцев действительно было бессчетное количество. У одного из них (обнаружила только на фотографии) было написано на майке «Chinese team will come!!! Китайская команда приедет!!». Весьма многообещающий манифест..

Были милые моему (да и вашему, наверняка, тоже) сердцу перуанцы. Они рассказали, что финал – это особое событие в жизни любого футбольного болельщика, важнее, чем день рождения и Рождество. Они одни из немногих счастливцев, кто смог себе позволить не просто купить билет на этот матч, но и дотянуть до этого дня в чужой стране аж с самого группового этапа. Жили в хостелах, ели растворимую лапшу, на финал одели все самое чистое, и долго молились перед выездом на стадион. Чудесные.

Очень славная семья из Египта не попала ни на один матч своей сборной (на матч Египет – Саудовская Аравия тупо опоздал самолет!), но зато повезло с билетами на финал.  

Японцы, которые сидели на трибуне Лужников, когда матч уже давно закончился, сказали, что таким образом отдают дань уважения последнему дню чемпионата. А еще они сказали, что им очень понравилась наша команда — потому что русские сражались как самураи, были смелыми и кланялись тренеру. Последнего лично я не наблюдала, но совместное самурайское фото сделала — японская команда в 1/8 тоже очень-очень понравилась. 

Были и аргентинцы – в непривычно маленьких количествах. Свой матч бразильцам в этом плане они, можно сказать, проиграли. Мне кажется, они переживали свое фиаско на этом чемпионате тяжелее всех. Один паренек всё фотографировал свою майку (10 номер) на трибуне и кричал «Месси, ты все-таки попал на финал!!». Было грустно.

 И все, все, все эти люди собрались в одном месте ради одного, самого главного, действа. Финал чемпионата мира, действительно, случается раз в жизни всего раз в четыре года (как и сам чемпионат, что логично). Миллионы и миллионы людей у телевизоров, несколько десятков тысяч счастливчиков на стадионе, сотни телекамер – кажется, весь мир в этот момент смотрит на этот зеленый прямоугольник. Две страны молятся – каждая своим богам. Остальные – жаждут битвы, интриги, зрелища.

Церемония закрытия, прямо скажем, выглядела немного скомканной. Либо это специфика поглощения шоу непосредственно с трибуны, либо это мое гадское невезение — выпавший билет, хоть и первой категории, оказался на верхотуре углового сектора трибуны С, к которой задом решительно все – и артисты, машущие какими-то девайсами, и футболисты, прослушивающие свои гимны, и награждающие потом их первые лица (хрен с ними), и новые чемпионы мира, вскидывающие кубок над головой. В общем, постелили синюю тряпочку, долго скакали по ней с каким-то табличками, потом вышел какой-то неизвестный мне репер – а за ним известный, Уилл Смит. Об этом можно было судить по «большому» экрану (на котором, к слову, с моего угла было ничего не видать) и восторженным воплям какого-то подростка позади меня – он узнал обоих. Уилл спел (?) одну песню, после чего дали всеобщую калинку, тряпочку быстренько смотали и уволокли под трибуны. В общем, это было так себе. Робби на открытии понравился гораздо больше – несмотря на свою привычку отсчитывать минуты на пальцах.

Фиг с ним, не за церемонией же мы сюда все пришли! С первыми позывными уже очень привычной музыки стало понятно – сейчас, сейчас начнется!

На поле уже вышли стюарты, разворачивающие флаги, на экране последовательно показали Луку Модрича и Поля Погба. Лука был спокоен и как-то немного отстранен; Погба же прижимал руки к лицу и что-то бормотал, поднимая глаза к потолку. Он тогда еще не знал, что наконец забьет свой первый гол на чемпионате, что по сути окончательно зарешает судьбу матча – он просто стоял и очень, очень нервничал. Нервничающего француза за весь мундиаль я увидела первый раз – и подумала, неужели все-таки будет игра?..

Тем временем, Лам принес чемоданчик с кубком, Водянова торжественно семенила рядом. У меня мелькнула мысль, что Льорис будет вот так же выносить его через четыре года жаркой катарской ночью. Бразильцы, сидевшие справа от меня, не сомневались – кубок будет выносить Модрич! Когда заиграла Марсельеза, я случайно подпела пару тактов, потому что знаю слова – и мои соседи сразу вычеркнули меня из всех списков. Это они зря. Марсельеза – хорошая штука, французов я увидела и услышала только в момент, когда заиграл их гимн – оказывается, они таки были на стадионе. И очень дружно пели, молодцы. Почему не пели свой гимн хорваты – остается для меня загадкой. Их визуально было больше, намного больше, целая трибуна D.  

С этого момента время, как будто растянутое на резинке, вдруг сжалось и понеслось со страшной скоростью. Вот команды уже выстроились каждая на своей половине, вот пошел обратный отсчет на табло – десять, девять…. три, два – началось!!!!

Первый гол французов я помню смутно. Его забивали в дальние ворота, и кажется, сделал это Манджукич, не дожидаясь гадости от французов. Французский сектор за воротами на трибуне В восторженно взвыл, но ненадолго. С ответным голом хорваты прибежали к нашим воротам, забили красиво, праздновали – как мне показалось — довольно сдержанно, словно сами не веря в благоприятный исход. То ли дело мои бразильцы! Облив как следует пивом соседей снизу, они восторженно распевали «кампионе, кампионе» ровно до того момента, как Перишич решил сыграть в своей штрафной рукой. Надо сказать, ни на одном из повторов, показанных на стадионе, игры рукой было не видно – тем громче было возмущение моих соседей, который кричали «Пута!» и прочие нехорошие слова, и грозились уйти в ночь холодную, если безобразие не прекратится. Я тоже возмущалась – и в конце концов была прощена за Марсельезу и милостиво принята за свою. Хорваты еще пару раз прибегали в атаку, промахивались, мы вскрикивали и ругались, русско-португальским иносказательным языком. К перерыву мы уже были лучшие друзья.

Добивали хорватов уже в наши ворота. Мбаппе и Погба, конечно, молодцы, слова дурного про них сказать язык не повернется (хотя я искренне считала Мбаппе позорным симулянтом, а Погба – фантастически одаренным долбо.. лентяем). У бразильцев язык вполне себе повернулся, но я старалась быть справедливой – да, они уничтожили интригу, но они и правда были сильнее. Даже чтобы выиграть финал, по моим ощущениям, они не слишком сильно напряглись. Конечно, я мечтала увидеть против них команду, которая заставила бы их включить хотя бы 80% их возможностей. Мысли, что вместо хорватов там, внизу, сейчас могли бы бегать наши ребята, я решительно отогнала. Зачем сожалеть о том, чего не случилось. Этого ведь все равно не могло быть – мы бы ведь тогда все умерли от счастья, и на финал прийти все равно было бы некому.

Но финальный свисток финального матча чемпионата мира не должен звучать в тишине. Да, французы конечно побежали делать кучу-малу, но было ощущение, что всё своё они уже отпраздновали раньше, на 60-й минуте. Не было ощущения эйфории и какого-то космического счастья. Впрочем, может быть, это так казалось – с верхнего яруса трибуны С.

Мы видели только зонтики, возвышавшиеся над постаментом  – те самые, знаменитые. Залп из золотых ленточек. Салют — он был где-то там, над Лужниками, оставляя нам лишь взлетающие огоньки и красное зарево. Всё это было немного как во сне – с того момента, как случился ливень, меня не отпускало чувство, как будто бы я смотрю кино — красивое, сюрреалистичное, немного замедленное как в рапиде кино.

Новых чемпионов еще награждали где-то там, внизу, среди брызг и восторженных криков. А я смотрела на засыпанный золотом газон, и остро ощущала, что чемпионат закончился. Все закончилось – так быстро и внезапно, как будто и не было этого сумасшедшего месяца, как будто мы себе все это выдумали сами, и теперь разбредаемся по домам после яростного, смывшего все на свете ливня.

Но есть воспоминания, есть фотографии, куча потраченных денег, стаканы с матчей, футболки, шарфы, сорванный голос, отбитые ладони, контакты новых знакомых по всему миру, это всё не приснилось, это всё было, было!   

И пусть оно останется с нами навсегда.

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий