Главная / Новости о спорте / Андрей Аршавин: никогда не предавал футбол, и он отплатил мне сторицей!

Андрей Аршавин: никогда не предавал футбол, и он отплатил мне сторицей!

Крестовский ЦСКА Владимир Быстров Локомотив Франсеск Фабрегас Зенит Спартак Арсенал Игорь Денисов

Экс-капитан сборной России по футболу Андрей Аршавин в интервью Борису Левину рассказал о выступлении в алма-атинском «Кайрате», высказал мнение о чемпионстве московского «Спартака» и проблемах петербургского «Зенита», в котором он провел большую часть карьеры, а также оценил перспективы национальной команды на Кубке конфедераций-2017 и чемпионате мира-2018.

Ни разу не пожалел, что приехал в Казахстан

— Как ваши дела? По-прежнему с удовольствием играете в футбол?

— Дела всегда зависят от результатов твоей команды. Сезон «Кайрат» начал хорошо, выиграли Суперкубок Казахстана, но в чемпионате забуксовали и по потерянным отстаем от «Астаны» уже на 8 очков. Это, конечно, расстраивает. А играю я всегда с удовольствием – иначе уже давно не делал бы этого.

— То есть, «Кайрату» и в этом году не стать чемпионом страны?

— Я остаюсь оптимистом – пока шансы есть, надо бороться.

— Почему вы реже, чем раньше, появляетесь на поле?

— Наверное, выгляжу не так хорошо, как в прошлом сезоне. А игроки, действующие на моих позициях, поводов для недовольства практически не дают – обостряют, забивают.

— Не жалеете о принятом год с небольшим назад решении переехать в Казахстан?

— Ни в малейшей степени. Даже если не брать футбол, в который, как мы уже определились, играю в удовольствие, мне очень комфортно в Алма-Ате. И в бытовом плане, и в моральном.

— Не задумываетесь ли над тем, чтобы остаться здесь и после окончания карьеры игрока?

— Для этого надо иметь какое-то занятие, которое будет тебя держать. Пока такого не предвидится. И в любом случае – как бы и где бы тебе ни было хорошо, есть родной город. Для меня, как понимаете, это Санкт-Петербург.

— Говорят, что казахстанские болельщики любят вас чуть ли не больше, чем российские – даже в прежние годы? Это так?

— Не стану сравнивать, но здесь я действительно чувствую очень хорошее к себе отношение – причем во всех городах. Не буду скрывать, кто-то даже приходит на стадион ради того, чтобы меня увидеть. 

— А от желающих вместе сфотографироваться, как я уже убедился, и вовсе отбоя нет. Но каковы все-таки ваши ближайшие перспективы?

— Я никогда не выигрывал Кубок – ни здесь, ни в России, ни в Англии. Суперкубки были, а Кубок – разве только УЕФА, но не страны. Сейчас мы уже в полуфинале, и очень хочется восполнить имеющийся пробел.

— Но это опять-таки – командная цель, а я имею в виду личные перспективы – как долго собираетесь еще играть в «Кайрате», будете ли продлевать контракт?

— Все покажет время и моя игра. Будут предпосылки – продолжу, нет – завершу карьеру, потому что больше на профессиональном уровне мне играть, по сути, негде.

— То есть, у российских болельщиков нет ни малейшего шанса увидеть еще Андрея Аршавина на поле вживую?

— Почему? Есть же ветеранские и выставочные матчи (улыбается).

— Официальные исключены?

— На 99,9%.

— Помнится, у вас было желание перетащить в Алма-Ату Александра Кержакова. Оно сохраняется?

— Эта идея вынашивалась так долго, что, к огромному сожалению для меня, оказалась мертворожденной. Увы.

— Еще кого из старых партнеров позвали бы, будь такая возможность?

— Я бы может и позвал, но не я это решаю, а у клуба свои планы.

— Сборная Казахстана под водительством Александра Бородюка способна сделать качественный рывок в ближайшее время?

— Хотелось бы в это верить. Перспективная молодежь в Казахстане есть. Им нужно время, чтобы набраться опыта. Уверен, что Александр Генрихович сможет воспитать их так, чтобы они ехали, условно, в Армению не мечтая о ничьей, как сейчас, а желая добиться победы. Я говорил своим одноклубникам: разница между вами и армянской сборной ровно в одном футболисте – Генрихе Мхитаряне, но в одиночку матчи не выигрываются. Тем более что тот же Бауржан Исламхан по своим данным не хуже Генриха, надо только свои способности развивать.

— Судейство с приходом Николая Левникова в казахстанском чемпионате улучшается?

— Честно, не могу сказать. «Кайрат» все это время, что я здесь, судили и судят вполне квалифицированно. Ошибки, конечно, бывают, без этого невозможно, но какой-то предвзятости не видел ни разу.

 

«Спартак» заслужил свое чемпионство

 

— За российским чемпионатом следите?

— По мере возможности. Наши графики частенько совпадают, но когда есть возможность – стараюсь тот или иной матч посмотреть.

— И как ощущения?

— Все в РФПЛ заканчивается достаточно закономерно – команды примерно на тех местах, что и заслуживают.

— Даже чемпионство «Спартака», добытое «красно-белыми» после 16-летнего перерыва, вас, бывшего игрока «Зенита», не напрягает?

— Конечно, всем поклонникам питерского клуба пережить этот факт трудно, но, если объективно, «Спартак» чемпионство заслужил. Да и должен был он когда-то снова стать первым.

— Вы как раз начинали свою футбольную карьеру, когда «Спартак» был чемпионом…

— (перебивая) … хотите сказать, что все закольцевалось, и заканчиваю ее так же? Вот оно оказывается что! (смеется).

— Для всех нынешних спартаковцев трофей в новинку, поэтому празднуют они сейчас на всю катушку. Вы помните свое первое чемпионство? Оно воспринималось ярче, чем последующие?

— Конечно! Тем более что во второе и третье чемпионства я вложил куда меньше – играл реже. В любом случае спартаковцев понимаю: первый трофей, особенно, когда он такой долгожданный — это незабываемые ощущения. Недавно вот читал интервью Ломбертса, так Нико вообще считает раменские впечатления 2007 года самыми яркими в своей зенитовской карьере. Может быть, даже выше победы в Кубке УЕФА. Ну, или, по крайней мере, сравнимыми.

— Есть ли у «Спартака» шанс пошуметь в Лиге чемпионов в этом составе или надо обязательно усиливаться?

— Усиливаться, безусловно, надо, хотя «Спартак» играл симпатично и боевито. Но насколько такого футбола будет хватать в Лиге чемпионов – посмотрим.

— Если бы вы были на месте Массимо Карреры, о каких позициях болела бы ваша голова?

— Об обороне. Причем даже не о конкретных позициях в ней, а о защитной линии в целом.

— Что в нынешнем «Спартаке» есть такое, чего не было в том, против которого играли вы? Или это не «Спартак» изменился, а его главные соперники – «Зенит» и ЦСКА – стали слабее?

— Соперники выглядели нормально, особенно «Зенит» осенью, но «Спартак» же и на зиму ушел с отрывом. Поэтому да – надо говорить о том, что он прибавил. За счет чего? Мне трудно сказать, потому что я не только не нахожусь в этой команде, но и никогда в ней не находился.

— А ведь был когда-то такой вариант… И, думаю, «Спартак» бы стал тогда чемпионом пораньше…

— Ох уж эти «если бы да кабы» (смеется)

— Можно сказать, что главная заслуга в преображении «красно-белых» – тренерская?

— Мне, опять же, трудно судить, но то, что между тренером и игроками в нынешнем «Спартаке» — отличный контакт, видно даже из Казахстана. Они едины, а это всегда залог побед.

 

«Зенит» стад медленнее — отсюда и проблемы

 

— Что происходит с вашим родным «Зенитом», понимаете?

— О причинах надо говорить с теми, кто сейчас в команде, но «Зенит» весной стал играть медленнее, чем осенью, и в этом корень непосредственно игровых проблем. Во всяком случае, в тех матчах, что я видел.

— С кем-то из клуба связь поддерживаете?

— С Кержом переписываемся и с Владом Радимовым. На сборе видел Мишу Кержакова, но он тогда уже был в «Оренбурге».

— И что они сообщают об обстановке в команде?

— Даже если бы они поведали мне что-нибудь этакое, чего на самом деле нет, вы думаете, я рассказал бы об этом в публичном интервью? (улыбается).

— О»кей, тогда выскажу свою точку зрения: убежден, что чемпионом России может стать только та команда, в которой есть российский костяк. Такой, как все последние годы в ЦСКА, такой, как был в «Зените» в ваши времена, такой, как сейчас в «Спартаке», где лидерами стали Глушаков, Зобнин, Ребров, Дмитрий Комбаров, Самедов. Согласны со мной? И нет ли ощущения, что в «Зените» сейчас не то, что с костяком, но даже просто с лидерами туго?

— Во-первых, ваш главный посыл опровергло последнее чемпионство «Зенита», когда его лидерами были Халк, Гарай и другие легионеры…

— Любое исключение лишь подтверждает правило, тем более, когда у вас есть столь высококачественные легионеры – сейчас таких в чемпионате России не наблюдается. Но даже они смогли победить лишь единожды за пять лет.

 — Во-вторых, в нынешнем «Зените» есть российские футболисты, способные стать лидерами – Дзюба, Шатов, Смольников.

— Именно,что способны, но пока полноценно ими не становятся. Характерно, кстати, что вы не назвали игрока, которого во всех своих интервью последних лет позиционировали, как сильнейшего среди россиян вообще – Александра Кокорина. Он, увы, никак не хочет эти ваши оценки оправдывать. Более того – сейчас его фамилия склоняется исключительно в отрицательном смысле. Ваши ожидания – ваши проблемы?

— Да, пока это так. Но я все равно уверен, что по таланту, по своим способностям Кокорин остается лучшим. Кого сейчас считают российским футболистом номер один? Федора Смолова? Кокорин точно не хуже.

— Когда же мы получим подтверждение этому?

— Для начала: после того, как он будет действовать на своем месте. Как мне кажется, Саша – совсем не игрок бровки, он, по сути своей, оттянутый центрфорвард. Идеальная для него схема – 4-4-2. Но сейчас так практически никто не играет.

— Если б главная причина была в этом… Мне все-таки кажется, что проблема – в ментальной плоскости. Что бы вы ему посоветовали с высот собственного опыта?

— Знаете, мы уже дважды случайно пересекались с ним в отпуске в одном отеле, и я не считал себя вправе что-то ему советовать, почему я должен делать это через СМИ? Саша – вполне адекватный человек и он, поверьте мне, хочет в футболе выжать из себя максимум. А что уж там мешает ему это сделать – мне неизвестно.

— Но верить в то, что он выстрелит, вы продолжаете?

— Да. Во всяком случае, с футбольной точки зрения все для этого у него есть.

 

Лидерами новой сборной России могут стать Глушаков и Дзагоев

 

— Почему сейчас в Питере не появляются новые Аршавины и Кержаковы? Действительно ли большинство молодых талантов не выдерживает бремя первого большого контракта?

— Знаете, когда я в последний раз был в «Зените», там не наблюдалось молодых игроков, способных заиграть на высоком уровне. Так что – было бы еще кому предложить этот первый большой контракт.

— Столь плохо стали работать питерские детско-юношеские школы?

— По результатам они наоборот работают хорошо, выигрывая первенства России в разных возрастах. Но последним неплохим набором, на мой взгляд, был 1987-й год рождения. Однако и там никто не прорезался. Да и что значит «неплохим»? Когда в команде появлялись Кержаков, Денисов или Быстров, сразу было видно: это таланты, которые обязательно заиграют. Они с первых дней составляли конкуренцию основным игрокам. Увы, никого похожего не было даже в том самом 87-м годе.

— И все-таки: проблема первого контракта существует?

— У меня здесь подход простой: если футболисту платят много денег, значит, он этого заслуживает. Он же не сам себе рисует цифры в ведомости. А дальше: если человек думает в первую очередь о футболе, то зарплата ему только помогает – чем больше он получает за свой труд, тем лучше. А если не думает, то большой игрок из него все равно не получится, хоть уменьшай гонорары, хоть вовсе их отменяй.

Корень зла тут совсем в другом: существует проблема качества подготовки молодых кадров. Она появилась не сейчас, а довольно давно – еще с 90-х годов. Я, к примеру, отношу себя еще к советской школе, дававшей куда больше качественных игроков. Сейчас же они появляются значительно реже – и собственно школ стало меньше, и методически они слабее, и статус детского тренера упал вместе с зарплатой.

— А кого бы вообще персонально выделили в российском чемпионате в целом?

— Очень неплохо выглядит Федор Смолов – на сегодня это самый яркий наш игрок.

— А совсем молодые футболисты – Роман Зобнин, Александр Головин, Алексей Миранчук – смогут выйти на уровень талантов прошлого?

— Это только время покажет – как они высоко залезут и как смогут там удержаться. Дай бог, чтобы у них получилось – сборную же в ближайшие годы надо вокруг кого-то строить.

— Нет ощущения, что сборной сейчас тоже не хватает лидера? Есть, конечно, Игорь Акинфеев, но он вратарь. А кто из полевых игроков может повести за собой – и на Кубке конфедераций и на чемпионате мира? На кого надежда лично у вас?

— На Глушакова – он же ведет за собой «Спартак», почему не повести и сборную? Есть еще Дзагоев, который вполне способен это делать, но он уже года полтора толком не играет. Дай бог, преодолеет все проблемы и тогда у нас будет неплохая центральная связка Глушаков – Дзагоев.

— Но они оба – не чистые опорники.

— Качественный чистый опорник у нас по сути один – Гарик (Денисов – Прим. Б.Л.). Добавьте его третьим – и вот вам готовая полузащита. В тех играх «Локомотива», что я смотрел, дальше Гарика редко кто проходил. Кстати, неплохо еще выглядит Ерохин. Но ростовчане, как правило, в матчах за клуб смотрятся лучше, чем в играх за сборную. 

— В связи с дефицитом ярких личностей немалое количество болельщиков вспоминает о вас в контексте сборной. Я вот тоже считаю, что это не утопия. А будь вы сами сегодня тренером, взяли бы Аршавина в национальную команду?

— Сейчас – нет, поскольку я последние пару месяцев даже в клубе не всегда играю.

 

 

Но когда играете – можете в одиночку перевернуть матч, как это случилось в игре с «Окжетпесом», на которой я присутствовал.

— Ситуация всегда конкретна и меняется каждый месяц – на каждую позицию надо приглашать сильнейших на данный момент. И подходящих под используемые командой схемы. Может быть, я подумал бы об игроке Аршавине, если бы он показывал прошлогодний уровень.

— Что вполне достижимо. Поставить точку в карьере на домашнем чемпионате мира – это было бы красиво для лучшего российского игрока начала XXI века. В душе есть такая мечта?

— Нет, «мечта в душе» — это слишком пафосные слова. Конечно, если бы меня вдруг пригласили – поехал бы с огромным желанием и удовольствием. Но надо быть реалистом.

Завидую Кержу — он успел сыграть на новом питерском стадионе

— Насколько интересен вам Кубок конфедераций? Будете за ним следить?

— Если будет возможность – обязательно посмотрю. Понятно, что это не чемпионат мира, а только прелюдия к нему, но прелюдия очень интересная. Тем более, с участием нашей сборной – когда она еще попадет в турнир, где играют только чемпионы мира и континентов? Фактически ведь стать участником Кубка конфедераций для европейских или южноамериканских сборных неизмеримо сложнее, чем попасть на чемпионат мира.

— Лично побывать на турнире, как я понимаю, вам не удастся – чемпионат Казахстана не прерывается на время Кубка Конфедераций – а интересно было бы посмотреть не только футбол, но и новые российские стадионы?

— В принципе, на «Открытие-Арене» и в Казани я играл, «Фишт» тоже видел. А вот побывать на новом питерском стадионе очень интересно.

— Радимов тут вспоминал, как вы сказали в 2006-м, что он на этом стадионе не сыграет, и вот теперь он может заявить тоже о вас. А хотелось бы отметиться?

— Конечно, хотелось бы, но в моем случае, боюсь, речь может уже идти только о каких-то выставочных матчах. Так что Радим, увы, прав, он дождался ответного хода (улыбается). Приходится только позавидовать Кержу – он на «Стадионе Санкт-Петербург» уже сыграл.

— Может «Зениту» в будущем стоит организовать там ваш прощальный матч?

— Но этот матч все равно не будет официальным. Да и вообще – какой в нем смысл?

— Проводы из футбола большого игрока.

— Ну, может быть. К этому отношусь спокойно – будет такой матч, сыграю, нет – так нет.

— Вернемся к Кубку конфедераций: как оцениваете шансы российской сборной?

— Если постараться и поймать удачу, из группы выйти можно.

— А дальше?

— Дальше уже все зависит от того, кто в соперниках.

— Насколько престижен этот турнир?

— Помню, в «Арсенале» Сеск Фабрегас ворчал, что из-за него он опять останется без отпуска. Для его сборной после побед на чемпионатах мира и Европы, Кубок конфедераций не был, наверное, супервызовом. Но таких команд – две-три в мире, а для остальных этот турнир – одно из важнейших событий в карьере. Тем более, повторюсь, что попасть на него труднее, чем куда-либо еще. Уверен, что на матчах в наших городах будет много народу и получится настоящий праздник.

 

Что делать для подъема российского футбола

 

— Как считаете, инфраструктура, которая останется в нашей стране после Кубка конфедераций и чемпионата мира, поможет российскому футболу подняться на какой-то новый уровень?

— Новые стадионы должны привлечь новых зрителей в таких городах, как Ростов, Самара, Казань, Санкт-Петербург. Сложнее с теми местами, где клубов уровня РФПЛ сейчас нет. Но я слышал, что в Сочи собираются серьезно заняться его созданием. Займутся ли в Саранске или Калининграде – вопрос, но все возможности теперь для этого есть. Увеличение аудитории за счет вместимости стадионов и, самое главное, комфорта на них – всегда плюс для клубов, и моральный, и финансовый. Так что в выигрыше в любом случае останутся все – и игроки, и болельщики. Но это – только вершина айсберга, для подъема футбола нужен комплексный подход.

— Что в нем первично?

— Детский футбол! Надо увеличивать количество школ, поднимать квалификацию и статус тренеров, обеспечивать их современными методиками. Вот смотрите: мне исполняется 36, я уже бегаю на поле гораздо меньше, чем раньше, но способен еще приносить пользу, потому что был качественно обучен. И могу технично принять мяч, очень быстро оценить ситуацию, правильно отдать пас. Мне это все привили в детстве, за что я очень благодарен своим тренерам в школе «Смена». Почему же сейчас игроки выходят из школ, не владея подобными навыками? А ведь это начало той самой цепочки, которая ведет к слабости клубов, сборной и отечественного футбола в целом. Не владея таблицей умножения, никогда не освоишь высшую математику!

— Вы, кстати, думаете о том, чем будете заниматься после окончания карьеры игрока? Не хочется ли самому заняться развитием российского футбола?

— Для этого надо быть президентом РФС, а там Виталий Леонтьевич (Мутко) вполне на своем месте (улыбается).

— Есть же много других возможностей. Вот Роман Широков, например, подался в футбольные чиновники, и будет пытаться лично влиять на глобальные процессы в российском футболе. Нет желания составить ему компанию?

— Дай бог, у Ромы все получится. Но мне бы больше хотелось работать в клубе, занимаясь спортивными вопросами, а не чиновничьими или какими-то еще

— Мне кажется, что подобный масштаб для вас маловат…

— Надо же с чего-то начинать (улыбается).

— Если бы президент РФС Виталия Мутко, которого вы упомянули и с которым столько пудов соли вместе съели, пригласил вас в советники, что посоветовали бы в первую очередь?

— Трудно сказать. Это зависело бы от поставленных передо мною задач.

 

Что поменял бы в своей карьере? Ничего!

 

— Я желаю вам оставаться игроком еще столько лет, сколько захотите, но какие-то предварительные итоги уже, наверное, можно подводить? На сколько, по вашему собственному мнению, Андрей Аршавин реализовал свой футбольный потенциал?

— Мне кажется, если и не на 100%, то очень близко к этому. Но что такое вообще потенциал? Когда человек забил один мяч, а говорят, что потенциально мог забить пять, что это значит?

— Что у него был не один момент, а пять, но четыре он не реализовал, хотя все для этого было.

— Если бы все было, то реализовал бы. А так чего-то не хватало – техники ли, правильного решения в критический момент, чего-то еще. Значит, потенциала у него было ровно на один гол. Как смог, так и сыграл.

Если же говорить в масштабах карьеры, а не отдельного матча, то я всю свою жизнь достаточно честно относился к футболу, никогда его не предавал, и он отплатил мне сторицей.

— То есть, вы абсолютно довольны своей карьерой?

— Абсолютно довольным быть нельзя, но как сложилось, так и сложилось. Я благодарен судьбе за свою жизнь в футболе.

— Но, будь такая возможность, сделали бы что-то в своей карьере по-другому?

— Нет, хотя, конечно, главная моя мечта – поиграть в «Барселоне» — так и не исполнилась.

 

— Уверен, что уже через несколько лет весь тот негатив, который кем только не подогревался вокруг вас, уйдет в небытие, а останутся только воспоминания о победах и маленьких шедеврах в вашем исполнении. А вы как думаете, что напишет футбольная энциклопедия об Андрее Аршавине где-нибудь через полвека?

— А что пишут энциклопедии? В начале XXI века являлся лидером санкт-петербургского «Зенита» и сборной России. Провел столько-то матчей, забил столько-то голов. Выиграл то-то и то-то.

— Фактическую сторону вопроса я тоже знаю. Меня интересует оценка – как напишут «выдающийся», «популярный», «известный»?

— Это зависит только от того человека, который будет данную статью писать (улыбается).

 

Прикольно было бы оказаться между Черенковым и Гавриловым

 

— Какие-то более менее глобальные цели в футболе у вас еще остались?

— Их глобальность не может сейчас простираться дальше Казахстана (смеется).

— Почему же? Вот, например, «Клуб 100», где вы всего на три гола отстаете от Валерия Карпина и на пять – от Юрия Гаврилова и Андрея Тихонова. А Гаврилов – это уже первая десятка списка.

— Я знаю. Прикольно было бы даже не в первую десятку попасть, а стать между Черенковым и Гавриловым. От которого, кстати, я отстаю не на пять мячей, а на четыре.

— Постойте, у меня все ходы записаны: Гаврилов – 145, Аршавин – 140.

— В том-то и дело, что 141. У меня уже один казахский гол теряли, теперь, видимо, еще один проворонили. Когда приезжал сюда, на моем счету было 128 забитых мячей, в Казахстане в общей сложности отличился 13 раз. Но на самом деле цель подняться повыше в «Клубе 100» все равно не глобальна. Это так – развлечение.

— Сейчас модно еще одно развлечение – звездные игроки составляют символические сборные из тех, с кем играли вместе за время карьеры. Назовете свою?

— Давайте попробуем. В воротах, наверное, Слава Малафеев. Конечно, Игорь Акинфеев – великолепный вратарь и своим мастерством этого тоже, безусловно, заслуживает, но надо выбирать, а со Славой я играл значительно больше. В центре обороны Ломбертс и, пожалуй, Крижанац, далее Гарик Денисов и Кержаков…

— Стоп-стоп. С вами все понятно – сейчас мы услышим состав чемпионского «Зенита».

— Отнюдь – в любую мою сборную я, например, включу Сеска (Фабрегаса – Прим. Б.Л). Он составит пару Гарику в центре полузащиты. В нападении мы с Кержом, на левом фланге атаки Насри, на правом – Быстров. Остаются крайние защитники. Справа – Анюков. А вот слева… Ким Дон Джин? Кришито? Нет, все-таки Жирков. Да, и не Крижанац, а Гарай.

Суммируем: Акинфеев – Анюков, Ломбертс, Гарай, Жирков – Быстров, Денисов, Фабрегас, Насри – Аршавин, Кержаков. А если бы я усложнил задачу и попросил составить сборную только из россиян?

— Тогда бы Фабрегаса с Насри заменили Широков с Зыряновым. Ну а в центре российской обороны альтернативы Игнашевичу и Березуцкому как не было, так и нет. 

– Тогда последний вопрос: а трех самых сильных своих соперников определите? Месси и Криштиану Роналду не называть – их все назовут.

— Егор Титов. В 2001 году, когда я начинал, он делал все, что хотел. Сильнейшее впечатление на меня произвел, до сих пор не выветрилось. Может быть, просто я тогда был таким слабым? (смеется) А вот в Англии и не припомню, чтобы нас кто-то «возил». В сборной? А вот, вспомнил, кто мне очень нравился – Хуан Себастьян Верон. Такие пасы отдавал, что я бы, может, и подумал, что туда можно отдать, но все равно не сделал бы этого.

И еще, безусловно, Роналдиньо. Он реально кайфовал на поле. Керж рассказывал, что на разборе соперника в «Севилье» ответа на вопрос «Как будем играть против Роналдиньо?» никогда не находилось. Подавляющее большинство даже очень хороших футболистов на поле борются за очки, а Роналдинью там творил. Для него это была не работа, а отдых. Таким, по большому счету, и должно быть отношение к футболу.

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий