Главная / Новости о спорте / «Абрамович прилетел посмотреть на меня – ого, русский парень в академии». Российский вратарь прошел школу «Челси»

«Абрамович прилетел посмотреть на меня – ого, русский парень в академии». Российский вратарь прошел школу «Челси»

Рединг Бней Иегуда Никита Хайкин Портсмут Мордовия Кубань сборная России Роман Абрамович

Тимофей Загорский поговорил с Никитой Хайкиным.

Судя по Википедии, ты родился в Израиле. Как так вышло?

– Так решили родители. Жили там буквально два года, там я родился, так получилось. А потом вернулись. Вырос я уже в России.

То есть футболом ты начал заниматься в России?

– Да, по-моему шесть лет мне было, отдали меня в ФШМ «Торпедо» Москва. То есть сначала в «Торпедо» Москва, потом в ФШМ.

Играл ли ты там с кем-нибудь, кто сейчас добился успеха?

– Хороший вопрос. Не думаю. Но я там был лет семь, я воспитанник этой школы, у нас была хорошая академия. Сразу сказать, кто сейчас играет, не смогу. Наверное, никто. Из других годов, наверное, есть, кто-то играет. А с моего года (1995 год – прим. Sports.ru) никого.

Потом ты попал в академию «Челси».

– Нет, сначала я был в «Динамо» полтора года, а потом мы переехали в Лондон, я пошел на просмотр в академию «Челси» – и все сложилось, остался там на два года. Я жил в общежитии при школе, ездил на тренировки каждый день.

С кем ты там жил?

– Кто-то тоже учился, но он не футболистом был.

С кем ты играл в академии?

– Много с кем. Многие сейчас играют, много с кем общался. Думаю, процентов пятьдесят-шестьдесят сейчас играют на хорошем уровне. Некоторые сейчас в первой команде, один на днях перешел к Слуцкому в аренду (Ола Айна – прим. Sports.ru), я с ним поиграл. В общем, был виден уровень ребят, что не просто так туда попали. Один раз видел Терри. Видел издалека, как тренируются ребята из первой команды – там все поля рядом. Еще видел – это я говорил в другом интервью, брали где-то год назад – Абрамовича, он приезжал, смотрел. Да, было очень круто на самом деле. Такие моменты запоминаешь.

А с Абрамовичем общался?

– Нет, я видел его один раз, когда он прилетел. Я был в таком состоянии шока. Не сказал бы, что он все контролирует, но в тот раз он прилетел, видимо, посмотреть на меня – ого, русский парень в академии. Было что-то с чем-то.

Ты был единственный русский?

– Да, но там и другие иностранцы были – африканцы и другие ребята из-за рубежа. В основном англичане, конечно, но иностранцев достаточно.

Потом ты перешел в академию «Портсмута». Как ты туда попал?

– Да. Как это было: из-за моих документов были сложности с регистрацией в качестве официального игрока. Потому что был русский паспорт – а это там всегда проблематично. Пришлось уходить из «Челси» и искать клуб, который готов был взяться. И вот с «Портсмутом» мы поговорили, были как бы непосредственные связи с владельцем клуба (владелец клуба Владимир Антонов – прим. Sports.ru), и вот он дал разрешение на просмотр в академии. По-моему, 16 лет мне было. И все – я там остался сразу. Они меня взяли и начали работать со мной. В том году я реально сильно прогрессировал, потому что не было второй команды, была U18 и потом сразу первая команда. Были непростые финансовые времена у клуба, процентов пятьдесят времени я там тренировался с мужиками, с Нванкво Кану, например. В общем, с игроками высокого уровня. Некоторые сейчас в «Кристал Пэлас» играют. Ну, в общем, ты понял.

Затем ты перешел в «Рединг».

– Да. Клуб обанкротился, мне пришло сообщение из клуба: «Извини, у нас денег нет». Они выплатили всю зарплату, потому что там еще задолженности были, и потом я отправил резюме в «Рединг». Вообще, очень жаль, потому что клуб большой, с историей, болельщиков много было. Я вышел непосредственно на Антона Зингаревича (владелец клуба – прим. Sports.ru) c просьбой, что, может, он мне поможет с клубом, и он сказал: «Хорошо, дам тебе шанс».

То есть с Антоном Зингаревичем ты общался сам?

– Да. Нет, ну как бы не я, а люди, которые знали его. С ним самим я пообщался только месяца через три-четыре, когда уже перешел в клуб. Я не звонил никому – ни в коем случае. Я еще маленький был, 18 лет мне всего было.

Там ты задержался всего на год. Почему так вышло?

– Смотри, как я уже говорил, проблемы всегда были с паспортом. У меня не было гражданства, которое бы мне позволяло остаться там на долгий срок. Всегда были какие-то правила. Палки в колеса как бы из-за этих правил: Футбольная Федерация Англии не позволяла играть негражданам Евросоюза. С этим всегда были какие-то проблемы. И как раз в «Рединге» мы работали над этим, но я сам понял, что нужно уходить – и я уехал в Португалию, оттуда пришло предложение.

Из «Насьоналя»?

– Да. Там я играл за вторую команду. Потом мне одному предложили перейти в первую команду, но агент сообщил, что мной интересуются вторые команды «Спортинга» и «Порту». И поэтому не стали с ними продлевать контракт. Ну и я просто ждал, была надежда перейти туда, что меня заберет гранд.

А почему туда не перешел?

– Вот это загадка большая. Я до сих пор этого не знаю. Видимо, что-то с агентом – может, они не договорились, я не знаю. Очень сожалею, что тогда не продлил контракт и послушал агента.

После этого ты поехал в Новосибирск?

– Нет-нет, ни в коем случае.

В «Марбелью»?

– Ну, «Сибирь» и «Марбелья» – это те трансферы, которые не состоялись. В «Сибирь» я уехал в 16 лет, меня позвал Сергей Юран. Я приехал, выбрал номер, но были проблемы с финансами, и в итоге я поехал обратно – я там ни одну бумагу даже не подписал. А с «Марбельей» вообще смешная история. Очень интересный клуб, испанский футбол как бы, его там сильно любят. Я приехал туда, но мне не дали рабочую визу – опять из-за российского паспорта.

С «Марбельей» ты тоже договаривался через Гринберга (владелец клуба Александр Гринберг – прим. Sports.ru)?  

– Через агентов, да, они с ним связывались непосредственно. Снова повторюсь, что сам я никому не звонил.

Вот что думает обычный человек: практически все клубы, за которые ты играл, принадлежат российским бизнесменам. Твой отец – Илья Хайкин – тоже российский бизнесмен. Все это благодаря его поддержке, или есть какое-то другое объяснение?

– Ну, сказать сложно, но то, что я квалифицированный футболист… я в своих силах никогда не сомневался, в общем. Кто в этом сомневается, это его мнение. Потому что все скоро встанет на свои места. Я выиграл Кубок Израиля. И я в себе как бы уверен. Они могут считать как хотят, это их мнение. Безусловно, я же не мог связаться с Абрамовичем: «Роман Аркадьевич, а возьмете меня туда-то?». Нет. Мне представляли возможность проявить себя. И все. Я приходил и проявлял себя. У меня были и другие просмотры – в «Чарльтоне», например. Меня туда не взяли. Кстати, это было буквально недавно, года полтора назад, опять из-за паспорта. Я борюсь за свою карьеру – вот и все. Все так интересуются… а в Португалии, например, не было никаких российских бизнесменов. В Израиле тоже не было российских бизнесменов.  

Визовые проблемы, из-за которых у тебя не получилось в предыдущих клубах – думаешь, это как-то связано с уголовным преследованием твоего отца?

– Вообще никак. Здесь с российским паспортом сложно на самом деле. Конечно, я мог поехать в другую страну, но я понимал, что Англия – это уровень, нужно цепляться за это. Вот и все, в принципе.

Ты учишься?

– Да, здесь я учусь на заочном. И могу сказать, что здесь обучение намного лучше, чем там.  

Чем лучше?

– Ну, просто квалифицированнее все. Я не знаю людей, которые бы не захотели уехать в Англию и попробовать себя там. Многие ребята моего возраста – даже не многие, а миллионы – хотели бы оказаться на моем месте. Мне очень повезло, что у меня все так сложилось, я не скрываю. Но в то же время это был сложный период. Не думаю, что я себя плохо проявлял. Просто стечение обстоятельств, у меня российский паспорт. Но ничего, я борюсь за то, чтобы здесь остаться, пытаюсь и хочу. Считаю, главное – это желание. Думаю, у меня все получится в этом плане.

На кого ты учишься?

– Я учусь в сфере спортивного менеджмента и бизнеса.

Чем бы ты занялся, если не футбол?

– Честно, хотел бы поближе к футболу, в РФС, например. Мне очень хочется изменить политику РФС и в целом подход к российскому футболу, потому что считаю, что это очень неправильно. Весь подход и вся тактика – это все неправильно.

В чем главная проблема российского футбола?

– Ну вообще здесь много нюансов, очень много. Просто я видел испанский футбол, российский, английский, португальский – они отличаются очень сильно. Начиная с академии и заканчивая взрослой командой, в принципе весь этот подход.

После «Марбельи» ты вернулся в Россию, в «Мордовию».

– Да. Получилось так, что я сидел без клуба практически полгода. Пытался уйти в «Чарльтон», потому что хотел остаться в Англии. И все это время были какие-то варианты в России, но я не хотел возвращаться туда, где мне будет некомфортно. Было бы глупо, если бы я не пытался, да? «Мордовия» выходила даже чуть раньше, я сначала отказался, но уже через полгода созвонился сам с Юрием Палычем. Первый раз так, наверное, набрал, сказал, что мне нужно перейти к вам, и очень жалею, что не сделал этого раньше. Сказал, что не могу уже сидеть без клуба. Ну и все. Я приехал на сборы, он посмотрел и сказал, что могу остаться. Можно сказать, он спас мою карьеру. 

Каков вообще Юрий Палыч?

– Ну, Юрий Палыч – заслуженный и уважаемый человек. То, что он сделал для меня тогда и взял меня в команду, поверил в меня, грубо говоря, то делаю ему большой поклон. Потому что я не мог уже сидеть без клуба. Я понимал, какие меня могут ожидать проблемы – что придется ждать-ждать-ждать. Но я пошел на большой риск, и он согласился.

Потом была «Кубань».

– Да, как раз после «Мордовии» мы сыграли со сборной, выиграли у Беларуси 3:0. И где-то через неделю-две я поехал на сборы с «Кубанью». В Словению, по-моему. Ну, считается как на просмотр. Пробыл там неделю, потом прилетел в Краснодар и подписал контракт на два года.

Почему ты там играл только за молодежку? Они это как-то объясняли? 

– Ну, мне кажется, что люди иногда забывают, сколько мне лет. Потому что в России, как все знают, не доверяют молодым игрокам. Тем более вратарям. В «Мордовии» стоял Антон Коченков – наверное, это пока лучший сезон в его карьере. В «Кубани» был Саша Беленов. Я многому у него научился. Я вообще считаю, что он топ-3, и не понимаю, почему раньше его не вызывали в сборную. Он в полном порядке. Сместить Беленова, который капитан, который долго играет – это архисложно. Нельзя говорить невозможно, но это архисложно. Только если бы он получил повреждение или дисквалификацию – вот и все. И поэтому меня отправляли за молодежную команду. Считаю, неплохо себя там проявил.

Как появился вариант с израильским клубом, за который ты сейчас играешь?

– В общем, на меня вышел агент израильтянин, предоставил мне просмотр в «Маккаби» Тель-Авив. Поехал туда, потренировался пять дней, мне очень понравилось, тем более там был русский тренер вратарей Уваров. И я ему очень понравился, но их первый вратарь – он моего возраста – играет за сборную Сербии, он чемпион мира своего возраста. На самом деле очень хороший вратарь. Переходить туда не имело смысла, потому что я бы просто все испортил. Парень играет достаточно хорошо, а им вратарь того же возраста, в принципе, был не нужен. Но у нас была договоренность: если он уходит, то будем обсуждать мой переход. Но он не ушел и, насколько я знаю, до сих пор там играет безупречно.

Были еще какие-либо предложения после Краснодара?

– Честно, были только из Израиля. Была вторая лига, куда я мог идти спокойно, но затея в Израиле мне очень понравилась. Я переехал туда. Сначала переходил в один клуб, был уверен на девяносто процентов, но что-то агент, видимо, сделал, и я не знаю, почему переход не состоялся. Насколько я знаю, они финансово не договорились. Не знаю. У меня не было завышенных финансовых запросов. Но я отыграл за них четыре товарищеские игры, и после этого на меня еще три клуба вышли – поехал в один, поехал в другой, и, наверное, мы с агентом выбрали не самый лучший вариант (именно для того, чтобы играть) – «Бней-Иегуда». Я сыграл мало игр – приехал еще один вратарь литовец, и он тоже очень хорошо играл. Он, наверное, был самый лучший игрок в нашем составе. Но я не жалею о своем переходе, я сыграл, по-моему, 7-8 игр в лиге и в Кубке. Получается, там я дебютировал на взрослом уровне. В чемпионате мы не очень шли – чуть даже не вылетели, но зато выиграли Кубок. Это мой первый трофей в 21 год. Я думаю, у многих нет такого.

Ты сейчас там же?

– Нет, мой контракт закончился, сейчас я ищу себе клуб. У меня есть, безусловно, варианты вернуться в Израиль, но они меня не особо устраивают. Потому что… мне понравилось там жить, но к людям я привыкнуть не смог. Все то, что сложилось с клубом, несмотря на выигранный Кубок… я был там несчастлив. Мне сейчас пишут русские ребята, спрашивают, как там вообще, и я им говорю так, как есть. То есть страна классная, но к людям надо привыкать, к менталитету, к культуре.

А какие там люди? Они не общались с тобой?

– Нет. Просто в моем случае мне не понравилось, как агент обошелся с моей карьерой. Потому что израильский чемпионат не самый сильный чемпионат, насколько мы все знаем. Если не ошибаюсь, он на 13 месте в рейтинге. Из-за того, что я не играл там постоянно, хотя у меня был большой потенциал, когда я туда приехал, меня это очень огорчило, понимаешь? Не хочу все на агента сваливать, но были получше варианты продолжить карьеру в Израиле, которые он отмел. Я до их пор задаюсь вопросом: «Почему?». Может, у него какая-то личная неприязнь была, или что ему невыгодно было – не знаю. Скажу так: с людьми там нужно быть осторожным. 

Куда ты смотришь сейчас? Где будешь играть?

– Ха, не знаю. Я смотрю на свою карьеру и удивляюсь, сколько стран я проехал. Но я просто-напросто борюсь за свою карьеру – вот и все. У меня большие амбиции, я хочу играть, я обладатель Кубка Израиля. Уже. И я не хочу на этом останавливаться, хоть я и приложил для этого Кубка минимум усилий, я мало играл. В этом же кубке я играл, если не ошибаюсь. И то, что я не сыграл в финале, ничего не значит. Поживем – увидим. Пытаюсь найти себе клуб и надеюсь, что найду, что все будет по-другому. 

У тебя сейчас есть агент?

– Пока без агента. Я, безусловно, общаюсь с людьми, но никакого официального агента нет.

Какая твоя цель?

– Когда-то моя цель была попасть на Чемпионат Мира в России, но я до сих пор верю, что это возможно. Хотя это, конечно, сложновато. Но я не падаю духом, отношусь к этому позитивно. Но вообще цель – получать от этого кайф и выиграть как можно больше трофеев. Потому что мы играем в футбол, чтобы выигрывать. А я ненавижу проигрывать. 

Источник: http://www.sports.ru/

Смотрите также

Почему ЦСКА проиграл и так много пропустил

Локомотив Премьер-лига Россия Объясняет Александр Дорский. ЦСКА проиграл дерби «Локомотиву» – 1:3. Особенно кошмарным получился ...

Добавить комментарий