Главная / Новости о спорте / 50 оттенков Уэстбрука. Билл Симмонс – о главном единоличнике в истории НБА

50 оттенков Уэстбрука. Билл Симмонс – о главном единоличнике в истории НБА

50 оттенков Уэстбрука. Билл Симмонс – о главном единоличнике в истории НБА

Главный редактор The Ringer рассуждает о самом зрелищном игроке сезона.

Автор: Билл Симмонс

Оригинал

Самый крутой момент в баскетболе непостижимым образом приключается раз пять за матч. Расселл Уэстбрук забирает подбор или перехватывает неудачный пас и несется через всю площадку, чтобы забить из-под кольца. Интересно ли ему, сколько соперников встанут у него на пути? Да не особенно. Уэстбрук мгновенно стартует, преодолевает середину площадки в стиле гимнаста, который готовится совершить двойное сальто с переворотом. Затем словно надевает очки терминатора и анализирует встающие у него на пути угрозы.

Трое парней слева, тот, что ближе всех к кольцу, самый высокий… хм… активизировать модуль скорости света… пройти между первыми двумя… резко пойти на третьего… в последний момент уклонится в правую сторону, обойти опоздавшего на секунду рим-протектора… забить… постараться не врезаться в операторов и фотографов под щитом.

Расс решает все за 0,034 секунды, только по мере развития событий он превращается из терминатора в «Теслу». Вуууууууууууууууух. Он всегда уходит от двух первых парней, потому что они двигаются спиной к кольцу и потому что, в отличие от Расса, являются обычными живыми людьми. У них просто никогда нет ни единого шанса. Но вот третий парень – он всегда выше, и ему не хочется оказаться в ролике на YouTube или в твиттере. Он хочет либо заблокировать бросок, либо просто врезаться в Расса на худой конец. Он не позволит Рассу посмеяться над собой.

Одна проблема: неожиданно Расс несется прямо на него. На скорости 120 километров в час.

Третий парень не ожидал… такого. Инстинктивно он теряет самообладание. Это нормальная реакция – там поступают все человеческие существа, когда машина выражает желание закатать их в асфальт. В этот момент Расс выбирает что-то из двух любимых завершений: либо он уклоняется от защитника и забивает (в левую или правую сторону, без разницы), либо он идет на него, находит контакт и пытается забить с фолом. Каждый десятый раз провода Уэстбрука замыкает, и он случайно сбивает парня с ног. В остальные девять это приводит к лэй-апу, к фолу, к попаданию с фолом, или к тому, что Расс мажет из-под кольца и следующие 30 секунд строит гримасы в адрес арбитра.  

За свою жизнь я видел лишь четырех баскетболистов, которые умели завершать выход один в три лэй-апами всякий раз, когда им этого хотелось: молодой Баркли, молодой Деррик Роуз, Джордан и Леброн. У Расса общий баскетбольный ДНК с этими четырьмя парнями. Баркли больше всех из них напоминал потерявший управление грузовой состав. Джордана отличало наилучшее сочетание работы ног, контроля тела, умения зависать и разгоняться от 0 до 100 километров в час (а также одного из лучших баскетбольных умов). Роуз и Уэстбрук – самые быстрые защитники, которых я когда-либо видел. А Леброн долгие годы оставался по сути более высокой, более сильной и практически столь же безжалостной версией Расса. (Сейчас он держит это оборудование в гараже и показывает его лишь по особенным случаям).

И все же у Леброна никогда не было вот этого ненасытного желания забивать и забивать, которое отличает Уэстбрука. Молодой Леброн желал быть королевой на шахматной доске: он хотел быть Мэджиком, а не Джорданом. Идеальная игра Леброна включала в себя 27 очков, 12 передач, 9 подборов… и двузначные показатели набранных очков у шести одноклубников. Если бы он хотел набрать 35 за матч или в среднем выдавать трипл-дабл, то он бы мог это сделать. Но Леброн заботится о своих статистических показателях меньше всех среди великих игроков со времен Берда и Мэджика – только один раз, когда в течение двух месяцев сезона-2012/13 он всеми силами старался сохранить 60 процентов попаданий (и не совершал сложных бросков), интерес к статистике повлиял на манеру его игры. В конце концов, он осознал, что это не для него.

С Уэстбруком произошло ровно противоположное. Освободившись от обязанности делить мяч с Кевином Дюрэнтом, он работает на статистику как никто больше со времен Уилта Чемберлена в 1962-м. На самом деле, даже Уилт не был таким единоличником, каким является Уэстбрук. С точки зрения статистики Расселл Уэстбрук величайший единоличник всех времен. Очень сложная схема построения успешной баскетбольной команды (когда пять игроков делятся мячом, работают все вместе, делают друг друга лучше) ему вообще по барабану. Он превращает «Тандер» в нечто, являющееся полнейшей противоположностью «Блейзерс»-77, «Селтикс»-86, «Санс»-05 и «Уорриорс»-15. Это не знающее усталости шоу одного актера, который относится к партнерам как к театральному реквизиту.

И наблюдать за этим просто невероятно. Хочу прояснить одну вещь… используя для этого капслок… Я ПОЛУЧАЮ БОМБИЧЕСКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ ОТ ЭТОГО СЕЗОНА УЭСТБРУКА. Это выдающееся индивидуальное достижение, которое ничем не отличается от всего того, что Киану выдал во второй части «Джона Уика».

Расс оставляет за собой горы трупов и все делает самостоятельно. Повторяю: вообще все.

Но хотели бы вы играть в его команде?

Любой любитель погонять мяч на улице сталкивался и с более выбешивающей и гораздо менее достойной версией Уэстбрука – игрока, который доминирует на мяче и отдает передачи только тогда, когда совсем уж невозможно бросить самому, и при этом он побеждает, потому что он лучше всех. Может получиться так, что вы придете с ним одновременно на площадку, и он спросит, не хотите ли вы играть за его команду. Вы встаете перед дилеммой: «Если я скажу «да», то я не буду уходить с площадки в течение трех часов… но при этом играть будет не очень весело».

Но вы любите побеждать. Вы говорите «да». В следующих двух играх вы ставите заслоны, боретесь за подборы и играете в защите (Вас зовут Стивен Адамс). Вы выкладываете по полной (Если вы Андре Роберсон). Когда на него выходят втроем, он откидывает вам мяч и ждет, что вы забьете открытый бросок, хотя вы слишком долго не получали мяч и уже выпали из ритма (Вы Алекс Абринес). Иногда ему становится стыдно, и тогда он отдает вам мяч, а вы сразу же стараетесь совершить бросок, так как не знаете, посчастливится ли вам снова (Вы Виктор Оладипо). И вот так вот все и происходит. В какой-то момент вы начинаете следить за людьми, которые пришли поиграть и ждут следующий матч.

Нужен ли им пятый? Погодите, у меня есть для вас кандидатура! Должен ли я помахать им рукой?

Ощущают ли себя так партнеры Уэстбрука? Кажется, что он им нравится. Хотя мы уже видели, как суперзвезды, обладающие невероятными способностями, порождали в лиге стокгольмский синдром (Смотрите: Брайант, Кобе). Когда Дюрэнт убежал в «Голден Стэйт», Билл Донован понял две вещи: во-первых, Уэстбрук может тащить на себе атаку так же, как делал Майкл Джордан в 88-м, во-вторых, лучший для «Тандер» шанс на победу появляется лишь в том случае, если единственным блюдом в их меню будет Расселл Уэстбрук. Вы можете заказать лишь его. Гамбургеры Уэстбрука подают с картошкой, содой и молочными коктейлями. Также в меню есть гамбургеры Уэстбрука с салатом, двойные, огромных размеров, и так далее. Просто поймите, что вы получите лишь Уэстбрука. И не просите больше ничего.

 Когда Джордан таскал мяч в одиночку в 1987-м (37,1 очка за матч), это было настоящее переложение ситуации из уличного баскетбола на профессиональную основу. Когда Кобе единоличничал в 2006-м (35,4 очка за матч, в том числе 81 очко), «треугольное нападение» создавало хоть какое-то движение и пространство. Донован же хочет, чтобы Уэстбрук бежал к цели, точно он Эзекиель Эллиотт. Поэтому «Оклахома» освобождает пространство в более современном ключе, ставит одного или нескольких шутеров по углам и использует одного или двух более умелых партнеров Уэстбрука для создания лабиринта заслонов. Многие защитники проходят под заслонами, надеясь, что ненадежный бросок Уэстбрука его подведет. Если же они пытаются удержаться рядом с ним, что рискуют тем, что Уэстбрук ворвется в «краску». Там он стягивает на себя защитников и (иногда) отбрасывает мяч под бросок. Все предельно просто, но работает.

Самые умные команды закрывают «краску» и бросают на него дополнительных защитников – они хотят, чтобы желание победить у Уэстбрука затмило разум. Если он идет один на троих – отлично. Если он отдает мяч посредственному шутеру вроде Роберсона (а это всегда угроза для обновления счетчика на атаку), еще лучше. Время от времени Донован решает использовать Уэстбрука в посте – тот бросает после степбэка или врывается в «краску», разбрасывая руки в сторону и ожидая, что на нем нарушат правила. Это самая умная атака, когда-либо построенная под единоличника. И если учесть сверхчеловеческую способность Уэстбрука выдавать на-гора лэйапы и трехочковые в быстрых отрывах, то исключается вероятность того, что он не наберет 30-35 очков за матч.

Так, на этом месте вы спрашиваете: «Погоди, у Уэстбрука в среднем 10 передач за игру! Как он может быть единоличником?» Передачи вроде должны означать, что кто-то играет неэгоистично, так? Я на это возражу: единоличник же – это тот, кто всегда держит мяч, так? В течение 35 минут игрового времени Уэстбрук не просто доминирует на мяче, это уместно назвать 50 оттенками Уэстбрука.

Возьмите, к примеру, матч во вторник: «Портленд» – «Оклахома» – 126:121. Уэстбрук провел на площадке 36 минут из 48, выбросил 39 попыток, совершил 16 штрафных, набрал 58 очков и помог передачами набрать еще 24. На ESPN написали, что «Тандер» проиграли с разницей в 12 очков на том отрезке, что Уэстбрук находился на скамейке» и что «совершенно очевидно, что партнеры, не забивающие тогда, когда его нет на площадке, ему совсем не помогают».  Вместе с невероятной погоней за трипл-даблом вот этот нарратив окружает Уэстбрука в этом сезоне: Он делает все! Он тащит посредственную команду на себе в каждом матче! На самом деле, это разговор о том, что было раньше: яйцо или курица. Возможно, у партнеров Уэстбрука не все получается именно потому, что он настаивает на том, чтобы делать все сразу.

Я смотрел игру во вторник и делал пометки по ходу второй половины. Уэстбрук отыграл 18 из 24 минут, совершил 24 броска и 13 штрафных, два раза потерял мяч, отдал 4 передачи (все на открытого игрока) и еще три раза находил партнеров, но те промахивались. Два раза «Тандер» пытались сделать что-то еще и разыгрывали комбинации из серии «Мне стыдно» под Оладипо, который старался выбросить мяч в первые же три секунды, как обычно, потому что не знал, увидит ли он его снова. Один раз Семаджей Кристон получил горшок в ходе быстрого отрыва без участия Уэстбрука. Один раз Энес Кантер потерял мяч в усах. И еще раз Адамс подобрал после штрафного Уэстбрука и заставил сфолить на себе (Это вообще считается за владение?). Вот и все комбинации, в которых не участвовал Расс. Когда Уэстбрук был на паркете, то самолично решил 39 из 44 владений команды во второй половине.

И да… и они проиграли.

Когда вы хотите, чтобы ваш лучший защитник делал все, это никогда не работает. В моем детстве трипл-дабл Оскара Робертсона и лучшие показатели в лиге по очкам и передачам у Тайни Арчибальда являлись двумя достижениями, вызывающими наибольший пиетет. Тогда их команды завершали сезон с общими показателями 79-83. Айзейя Томас был лучшим классическим разыгрывающим моей юности, но его «Пистонс» начали бороться за титул только тогда, когда он перестал все делать сам и начал подключать остальных. Томас, Мэджик и Стеф Карри – вот три разыгрывающих, которые завоевали титул НБА, являясь лучшими игроками своей команды.

Команды уровня плей-офф могут добиться успеха, если защитник делает почти все (как, например, Джеймс Харден), или если он решает, кто получит мяч  и как, и где (как в лучших сезонах Джона Стоктона и Криса Пола). Но когда вы на полную активизируете режим единоличника, то ваш потолок сразу же понижается. Здесь нет исключений:

  • Basketball-Reference подсчитывает процент задействования с 1978-го. Наивысший показатель принадлежит Джордану (33,3%), и лишь 9 игроков имеют выше 30 процентов. (Берд и Мэджик, два человека, которых вы бы предпочли любому в истории баскетбола, занимают 48-е и 202-е место соответственно). Лишь шестеро за сезон провели больше 2200 минут и выдали процент использования больше 36: Джордан в 1987-м (38,3%), Айверсон в 2002-м (37,8%), Кобе в 2006-м (38,7%), Уэйд в 2009 (36,2%), Уэстбрук в 2015-м (38,4) и Уэстбрук в этом сезоне (42,3% — и это рекорд). Никто из них не выиграл больше 45 матчей и не вышел во второй раунд.
  • За последние 50 сезонов лишь четыре игрока в среднем совершали по меньшей мере 24,5 попытки с игры и 10 штрафных: Майкл Джордан в 87-м (27,8/11,9); Айверсон в 2001-м (25,5/10,1) и 2006-м (25,3/11,5); Кобе в 2006-м (27,2/10,2); и Уэстбрук (24,5/10,9). Только «76-м» Айверсона в 2001-м удалось пошуметь – они вышли в финал после того, как превосходящую их команду «Бакс» откровенно засудили (Шучу-шучу. Типа шучу). Лига и близко не была столько глубокой в 2001-м, особенно на Востоке. И Айверсон в среднем проводил вводящие в ступор 42 минуты за матч, так что его процент использования (35,9) сильно уступает рекордным значениям Уэстбрука (42,3). Но это единственная история «успеха».
  • Лишь четыре игрока в расчете на 36 минут набирали в среднем больше 30 очков и совершали больше 25 попыток с игры и больше 10,5 штрафного: Уилт Чемберлен в 1962-м (37,4/29,3/12,6) и 1963-м (33,9/26,2/10,5); Эджин Бэйлор в 1962-м (31,0/26,9/10,7); Майкл Джордан в 1987-м (33,4/25,0/10.7); и Уэстбрук в 2017-м (33,1/25,3/11,2). Даже Кобе в 2006-м сюда не попал (23,9/9,0). (А вы думали, что Кобе-2006 будет главным единоличником 21-го века! Кстати, в том сезоне я подал свой голос за него при выборе MVP. Кобе – великий единоличник).
  • Процент передач оценивает, сколько процентов от всех командных передач отдает игрок (исключая набранные им самим очки, конечно). Большинство плеймейкеров находятся где-то в диапазоне 35-45 процентов. Только шесть игроков набирали 10 очков за матч и имели 50 процентов и выше: Джон Стоктон (7 раз), Стив Нэш (4 раза), Крис Пол (3 раза), Рэджон Рондо, Харден и Уэстбрук. Лишь трое превышали 54 процента: Крис Пол в 2009-м (54,9%), Стоктон – четыре раза (лучший – 57,5 в 1991-м) и Уэстбрук в 2017-м (56%). Знаю, это безумие. Зафиксируйте этот момент.
  • Если бы мы создали показатель, называемый «уэстбрук» и просто совместили процент использования и процент передач, то 98,3 от Уэстбрука оказались бы на самом верху. Лишь сам Уэстбрук в 2015-м (85,4), Харден в 2017-м (84,7), Крис Пол в 2009-м (82), Уэстбрук в 2016-м (81,2), Крис Пол в 2016-м (79,8), Пол в 2008-м (77,9), Джон Уолл в 2017-м (77,7), Уэйд в 2009-м (76,5) и Леброн в 2010-м (75,3) показывали что-то подобное.

Суммируем все вышесказанное: Уэстбрук проводит на площадке 75 процентов от каждого матча, и когда он на паркете, то бросает больше, чем кто бы то ни было, и отдает больше передач от процента всех мячей его команды, чем кто бы то ни было. Если объединить эти два факта, а затем добавить сюда процент использования, то можно прийти к выводу, что никто в истории не доминировал больше на мяче, чем Уэстбрук.

Опять же… Хорошо ли это? С 1977-го я обнаружил лишь семь звезд, играющих в составе контендеров (в том числе Хардена в этом году), которые проводили сезон с превышением следующих показателей: процент использования – более 30%, процент передач – более 25%, больше 25 очков и рейтинг эффективности нападения больше 110. (Замечание: Тут я слегка подмухлевал и включил два лучших сезона от Леброна и два лучших сезона от Джордана, потому что такие парни должны учитываться дважды). Лишь эпический сезон Леброна в 2010-м хоть сколько-то походил на то, что делает Уэстбрук в 2017-м.

Далее я выбрал самые запоминающиеся сезоны игроков в слабых командах, которые превышали следующие параметры: процент использования – больше 30, процент передач – больше 22, рейтинг эффективности нападения – больше 111. Айверсон не попадает под эти критерии, но я его все равно включил. Если не считать Джордана в 1987-м, то все команды завершили сезон с показателем 50% побед или лучше.

Обратите внимание на процент использования и процент передач в этих таблицах. Уэстбрук выделяется так, словно Барри Бондс на стероидах в рейтинге подающих, только его голова не распухла и он не изменил ни своему игровому стилю, ни самоотдаче. (Он просто ДЕЛАЕТ гораздо больше, плюс Дюрэнта нет рядом). Это все вполне логично. И не то чтобы стало для нас каким-то сюрпризом.

Вот в чем проблема: если вы ставите себе цель дойти до финальной серии или хотя бы приблизиться к ней, очень маловероятно, что эта тяга к единоличничеству сработает. Мне нравится, что параллельно с этим существует феномен Хардена, который показывает максимум того, до чего можно доводить шоу одного актера. Он более эффективно атакует, чем Уэстбрук (62 – истинный процент попадания, у Уэстбрука – 55), и является единственным ответом на вопрос «Что, если бы мы воссоздали Ману Джинобили 2.0, дали бы ему видение площадки Криса Маллина и потрясающую выносливость Леброна?» Он более креативно раздает передачи, чем Уэстбрук, и на данный момент я бы поставил Хардена на один уровень с Леброном. Вы никогда не найдете видео с нарезкой передач Уэстбрука, но вам стоит посмотреть вот это.

Харден делает лучше всех. Так же, как когда-то Нэш в «Финиксе» с тем же самым тренером. Его партнеры лучше, чем у Уэстбрука, но не намного: Патрик Беверли (отличный ролевой игрок, провокатор мирового уровня), Клинт Капела (защита под щитом, двойки), Эрик Гордон и Райан Андерсон (обретшие вторую жизнь в качестве убийственных снайперов), Лу Уильямс (еще один парень, специализирующийся на дальних бросках и штрафных), и так далее. Даже если Харден и зажимает мяч процентов на 70-75 от того, что делает Уэстбрук, это выглядит иначе. Это больше похоже на команду.

«Оклахома» обречена не из-за низкого уровня партнеров Уэстбрука, она обречена из-за того, как он относится к своим партнерам. По сути, как к свите. Вы не запомните их точно так же, как, например, не запомнили имена плохих парней во всех трех частях «Заложницы». Почти никто из них не прибавляет. Если уж на то пошло, то Стивен Адамс, Энес Кантер и Андре Роберсон играют точно так же или даже хуже. В прошлогоднем плей-офф казалось, что Адамс становится лучшим молодым центровым в баскетболе. В этом – он просто раскрученный ролевой игрок.

Главная проблема с единоличным баскетболом состоит в том, что рано или поздно все остальное отмирает. Ролевые игроки перестают мыслить независимо: когда их просят проявить себя, им не удается переключиться на режим «Я хорош!». Я с восхищением наблюдаю за атакой «Оклахомы» в те минуты, когда Уэстбрук отдыхает – когда Домантас Сабонис говорит себе: «Это мой единственный шанс поиграть спиной и попытаться забить крюком!», Энес Кантер мгновенно становится монстром под щитом, а Оладипо (который привык к Уэстбруку примерно так же, как вы ожидали) идет в проходы и находит партнеров передачами. Конечно, они выглядят хуже без Уэстбрука на площадке. Игра с Уэстбруком напоминает мне скетч SNL, в котором родители пережевывают еду для своих детей. Эй, Стивен Адамс – давай накормлю тебя кукурузкой!

Еще одна проблема единоличного баскетбола: партнеры единоличника знают, что они не столь хороши, как он сам. Опять же Уэстбрук охренен. Дважды в этом сезоне он уничтожил мои любимые «Селтикс», выдав в решающие минуты сами убедительные номера на тему «У меня огромные яйца», которые я только видел. Даже комментатор «Бостона» Томми Хейнсон, ненавидящий игру один на один, в конце второго матча не мог не восхищаться блестящим выступлением Уэстбрука и его неиссякаемой энергией (такая есть только у него и Леброна, и все). Как так получается, что Расс никогда не устает? Он вообще спит? У него идет кровь? Кто-нибудь видел, что бывает с Уэстбруком, когда везде вырубают электричество?

Нужен невероятный запас энергии, чтобы осуществить воистину ошеломляющий подвиг: до конца регулярного сезона остался месяц, а у Уэстбрука есть хороший шанс завершить сезон с показателями 32-10-10 (Запомните эту безумную статистику подборов – обсудим ее через четыре недели, когда придет время выбирать MVP). Я ненавижу единоличный баскетбол, но я никогда не видел ничего лучше этого. Может ли «Оклахома» бороться за титул, играя таким образом? Им нужно, чтобы Оладипо вырос в полноценную вторую звезду. Им нужны несколько работающих на поражение снайперов вроде Гордона и Андерсона. И им нужно найти на место Роберсона элитного парня с трехочковым и защитой (В решающие минуты, когда он занимает позицию в углу, соперники оставляют его настолько открытым, что кажется, будто он находится на скамейке и случайно заступил на площадку). Такое бы нападение, растягивающее защиты для Расс, МОГЛО бы работать. Он настолько хорош. Но ему надо сбавить усилия процентов на 20, это пойдет на пользу его партнерам.

И вот здесь мечты разбиваются. В каждом матче складывается впечатление, что Уэстбрука интересуют лишь очки, подборы и передачи, а также мысль о том, чтобы впендюрить каждый протокол в глотку полюбившему «Голден Стэйт» Дюрэнту. Погоня за статистикой полностью его поглотила. Он не смог отказаться от этого даже во время Матча всех звезд. Уже непонятно, может ли он играть иначе. Возможно, он всегда был таким.

 На мой взгляд, вот это восемь лучших выступлений в плей-офф за последние 40 лет в исполнении людей, которые а) выиграли титул, б) превзошли процент использования 23 и процент передач 25, в) в среднем набирали больше 21 очка и г) выдавали рейтинг эффективности атаки больше 110. В любом случае…

Если не считать незабываемого сезона 93-го года в исполнении ЭмДжея (включая шесть матчей против пихающихся и толкающихся «Никс» Райли), процент использования находится между 23 и 33. Джордан 91-го года обладал наилучшим и самым эффективным сочетанием всего на свете. Не могу представить, что кто-то замахнется на плей-офф 87-го в исполнении Мэджика – это лучшее сочетание альтруистичного баскетбола и эффективности при атаках. Никто и близко не подходил к тому объему работы, который сейчас выполняет Уэстбрук. При этом вот лучшие сезоны плей-офф в исполнении звезд, не становившихся чемпионами, которые провели по крайней мере 14 матчей, превзошли процент использования в 26,5 и процент передач 29, в среднем набирали 23,5 очка и имели рейтинг эффективности больше 110 (вместе с диким плей-офф 2015-го в исполнении Леброна и полулегендарным, полускандальным плей-офф Айверсона в 2001-м).

Хммм. Сезон Леброна 2015-го (случился части из-за всех травм «Кливленда»), сезон Леброна 2009-го (когда «Кливленд» уступил поймавшим кураж «Мэджик») и сезон Уэстбрука 2016-го находятся близко. И на самом деле, Уэстбруку помешал лишь спасший серию совершенно невероятным образом Клэй Томпсон. Если бы не он, то Расс имел хорошие шансы победить в 2016-м. Только одна проблема: тогда у него был Дюрэнт. Такого больше не повторится.

Таким образом в современной истории нет примера того, чтобы игрок периметра выполнял тот объем работы, что выполняет Уэстбрук, и при этом боролся за титул. Единственное, что хорошо для «Оклахомы»: такого сезона в истории НБА также не было. Это поколение Мориболла, поколение трехочковых и штрафных, поколение, которое повышает ценность игрок периметра и резко снижает ценность центровых и тех, кто умеет играть спиной. Все хотят видеть шутеров и игроков, которые создают ситуации для остальных с помощью проходов. И если вы посмотрите на лигу, то самыми важными активами после семи суперзвезд (КейДи, Расса, Леброна, Хардена, Карри, Энтони Дэвиса и Кавая) являются разыгрывающие, шутеры и оформляющиеся единороги. Если вы будет создавать ростер с нуля для новой команды в лиге из 30 клубов, первый центровой будет выбран где-нибудь под 15-20 номеров… и, наверное, это будет Никола Йокич, который стал оказывать влияние на игру пять минут назад.

Наступила ли в баскетболе версия стероидного бума в стиле бейсбола? Будут ли новые показатели результативности/использования/процента попаданий хоть как-то коррелировать со старыми? Можем ли мы вообще сравнивать разные эры? Может ли единоличник изменить историю, единолично взяв титул чемпиона НБА?

Что-то подсказывает мне, что нет. Уверен, что Уэстбрук завершит сезон с показателями 32-10-10 и будет навсегда связан с Оскаром… и будет выбит в первом раунде. То же самое случится и в следующем сезоне. И в сезоне через один. И будет происходить в каждом сезоне, пока она не сбавит обороты или его партнеры не станут лучше. Расселл Уэстбрук не изменится. Клянусь, это не желание докопаться до него. Матчи, в которых вулкан Расса начинает извергаться, бесценны. Как, например, на прошлой неделе против «Юты», когда «Джаз» уже обеспечили себе победу, и тут Уэстбрук решил: «На самом деле, НЕТ» и забивал до тех пор, пока «Оклахома» не взяла верх. Невероятно. Потрясающе. На одном уровне с Джорданом, Кобе, кем бы то ни было. И он делает все это регулярно.

При всей той враждебности между Дюрэнтом и Уэстбруком и той боли, которую она причинила Оклахоме (и, возможно, им самим), их развод сложился прекрасным образом для всех, кто любит НБА. Если Дюрэнт вернется здоровым и довольным к плей-офф, то оба получат то, что хотели – даже если они этого и не признают. Кевин Дюрэнт считал, что существует другой уровень баскетбола, где он может прибавлять в качестве суперзвезды, играющей на двух сторонах площадки в составе удивительно альтруистичной команды. А Расселл Уэстбрук считал, что ему и не нужен Кевин Дюрэнт. Оба оказались правы. 

Фото: Gettyimages.ru/Harry How

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий