Главная / Недвижимость / Незримые храмы

Незримые храмы

В Санкт-Петербурге восстанавливают разрушенные в прошлом веке православные церкви.

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий освятил закладной камень на месте воссоздания Успенского храма – Спаса-на-Сенной. Он станет первым восстановленным из 120 храмов, разрушенных в городе за годы советской власти.

Во время войны случилось поразительное: 900 дней гитлеровцы безжалостно бомбили Ленинград, методично обстреливали его из тяжелых орудий, но ни один храм в городе не был разрушен. Это Бог хранил! Некоторые храмы были повреждены, на гранитных колоннах Исаакиевского собора, например, до сих пор заметны следы от осколков. Но сами они стояли; бомбы, «зажигалки» и снаряды сыпались где-то рядом, а в храмы попадали редко. Разрушали, взрывали и уничтожали церкви мы сами.

Это делалось поначалу сразу после революции, в рамках так называемого «Плана монументальной пропаганды» советской власти, который был обнародован в апреле 1918 года в декрете «О памятниках республики». Согласно документу, «памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг и не представляющие интереса ни с исторической, ни с художественной стороны, подлежат снятию с площадей и улиц» Петрограда. Был снят памятник-бюст Александру I на Каменоостровском проспекте, памятник Александру III, который стоял перед Московским вокзалом, снесен великолепный памятник великому князю Николаю Николаевичу, находившийся на Манежной площади, уничтожен памятник принцу Ольденбургскому, который стоял на Литейном перед Мариинской больницей, уничтожен памятник «Подвигам лейб-гвардии Саперного батальона» на Кирочной улице, памятник «Питомцам Академии Генерального штаба» на Суворовском проспекте, снесены Московские ворота – они были восстановлены в 1958-1961 годах.

Но больше всего досталось Петру I. Хотя знаменитый «Медный всадник» на Сенатской площади — в советские времена она называлась Площадью декабристов — и уцелел, но было снесено не менее шести прекрасных монументов основателю города.

В том числе — памятник знаменитого скульптора Антокольского у Сампсониевского собора, «Петр, спасающий рыбаков» на Адмиралтейской набережной, еще один памятник Антокольского на Кирочной улице…

Разрушители руководствовались вовсе не художественными, а сугубо идеологическими соображениями. За погром церквей взялся взбаламошный Хрущев, обещавший показать всему миру «последнего попа». Это в годы его правления и взорвали храм на Сенной.

Закладывая камень в основание воссоздаваемого храма на Сенной площади, митрополит Варсонофий сказал: «Надеюсь, Господь поможет нам совершить благое дело возрождения храма. Разрушив его в советское время, бывшие власти города совершили большую ошибку. Во всех крупных городах России есть храмы, посвященные Успению Пресвятой Богородицы, и петербуржцы тоже могли гордиться тем, что у них есть такой храм. Их лишили такой возможности».

Он отметил, что «советская власть, которая приняла решение взорвать храм, хотела построить новую жизнь — без Бога, а построила Вавилонскую башню». По словам правящего архиерея, с каждым годом верующих становится все больше, в ближайшее время предстоит большая работа – к концу года должен быть готов проект Успенского храма.

Храм Успения Пресвятой Богородицы — Спас-на-Сенной — с пятью престолами был построен и освящен в 1756 году. Вместе с соседним зданием гауптвахты его колокольня — вторая по величине архитектурная доминанта города после Петропавловской — образовала ворота-пропилеи, с елизаветинской эпохи символизировавшие южный въезд в имперскую столицу. По количеству святынь и драгоценных предметов убранства церковь была одной из богатейших в городе.

В сентябре 1961 года газета «Вечерний Ленинград» сообщила, что скоро «позорное пятно на облике Сенной площади» будет снесено и на его месте появится наземный павильон станции метро «из стекла и бетона». Архитекторы Ленинграда переполошились и обратились к министру культуры Екатерине Фурцевой, умоляя сохранить памятник архитектуры. Та прислала в город комиссию, а потом направила письмо с указанием не допустить сноса шедевра. Но в управлении Ленметростроя, спешившего быстрее закончить сооружение станции на Сенной и не желавшего ничего переделывать, умышленно не стали его вскрывать, а переправили назад отправителю. На другой день церковь взорвали. Разгневанная Фурцева объявила главному архитектору города строгий выговор, но было поздно: на месте храма уже дымилась груда битого кирпича…

Затем разразился еще один скандал. Когда мусором от взорванной церкви на Сенной засыпали котлован строящейся станции метрополитена «Горьковская», обнаружили клад. Примчавшиеся на место сотрудники ОБХСС обыскали рабочих и вытряхнули из их карманов множество золотых царских десятирублевок. Оказывается, те обнаружили среди мусора каменный тайник с кладом золота и закладной доской храма. Любопытно, что инвентаризационная стоимость разрушенной церкви составляла в те времена 8 миллионов рублей, и ровно в такую же сумму обошлось и ее уничтожение…

Рассказывают, что главный архитектор в конце жизни приходил на Сенную, садился и долго смотрел на место, где стояла церковь. Ему повезло, он не дожил до 10 июня 1999 года, когда рухнул бетонный козырек вестибюля метро, построенного на месте храма, и погибли семь человек.

Был в Санкт-Петербурге и свой «храм Христа Спасителя», как его называли в народе, который постигла такая же судьба, как и аналогичный храм в Москве – его взорвали в 1932 году. Изумительная по красоте церковь была построена на собранные народом пожертвования в 1911 году на набережной Ново-Адмиралтейского канала, рядом с Невой. Ее назвали: во имя Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня и Святителя Николая Чудотворца. По внешнему виду она напоминала шедевр не только русской, но и мировой архитектуры – белокаменный храм Покрова Богородицы на Нерли, и была посвящена русским морякам. В народе ее называли по-разному: церковью Христа Спасителя, Спасом-на-водах или Цусимской церковью.

По слухам, проект для нее подсказала лично греческая королева Ольга, которая до выхода замуж за принца Георга и переезда в Афины из Павловска, звалась великой княжной Ольгой Константиновной Романовой. В Греции она покровительствовала русским эскадрам, часто заходившим в те годы в порт Пирей, и возглавляла Комитет по увековечиванию памяти моряков. А потому храм на Ново-Адмиралтейском канале был построен как своего рода символ братской могилы для погибших без погребения русских моряков. Внутри собора были укреплены бронзовые доски с именами 12 тысяч погибших матросов, офицеров и адмиралов. Над досками висели копии судовых икон и были выбиты названия кораблей…

Взрывая Спас-на-водах, большевики обставили это кощунство как большой «атеистический» праздник. На противоположной стороне Невы был сооружен специальный помост из досок, обтянутый кумачом, откуда руководители города, удобно расположившись в креслах, с любопытством наблюдали за взрывом. После разрушения народной святыни им подали водку и закуски.

Согласно городской легенде, бронзовые доски с именами погибших за Родину моряков сбросили в Неву. По другой версии, их осколки собрали местные жители и попрятали по домам. А одну, как говорили, еще долго можно было видеть в одной из городских мясных лавок — на ней разделывали коровьи туши.

Есть легенда и о том, будто мрамор с разрушенного храма был использован для строительства так называемого «Большого дома» на Литейном проспекте — Ленинградского управления НКВД.

Греческая церковь во имя Святого великомученика Димитрия Солунского была заложена 25 мая 1861 года по проекту профессора архитектуры Р. Кузьмина. Ее построил на свои деньги недалеко от Московского вокзала — бывшего Николаевского — греческий купец Иоаннис Бенардаки. Он родился в Таганроге, служил гусаром. Потом вышел в отставку, а все свои средства удачно вложил в дело: откупил весь винодельческий промысел в городе вместе с магазинами и складами, что позволило ему быстро и баснословно разбогатеть. Скоро грек оказался владельцем 16 предприятий, золотых приисков, пароходства, обширных земельных участков.

Бенардаки стал основателем знаменитого Сормовского завода, где была запущена первая в России доменная печь. Он был также организатором самой популярной в России Макарьевской ярмарки. Его состояние оценивалось в громадные по тем временам деньги, 20 миллионов рублей — около миллиарда долларов в нынешних ценах.

Иконы и утварь для храма были доставлены из Греции. Богослужения совершались на греческом языке по богослужебной традиции, сохранявшейся в древних православных храмах Эллады. Слава Бенардаки как мецената и благотворителя была так велика, что когда он умер вне Санкт-Петербурга, то встречать его гроб на Николаевский вокзал прибыл сам император – небывалая почесть для не члена императорской семьи.

Греческую церковь взорвали уже после войны, по приказу Хрущева. На это событие откликнулся стихами поэт Иосиф Бродский, впоследствии лауреат Нобелевской премии:

Теперь так мало ныне греков в Ленинграде,

Что мы сломали греческую церковь…

Долгие годы Знаменскую площадь — ныне площадь Восстания — в самом центре Санкт-Петербурга украшала церковь Входа Господня в Иерусалим, или Знаменская, построенная там по проекту архитектора Демерцова в 1794–1804 годах. В ней хранилась знаменитая икона Божьей Матери «Знамение», которая исчезла после взрыва. Недавно в память о разрушенном шедевре на фасаде станции метро «Площадь Восстания» установлена мемориальная доска.

Безжалостно разрушены были также Троицкий собор, возвышавшийся на площади перед Петропавловской крепостью, «Сергиевский всей артиллерии собор» на Литейном проспекте, церковь Воскресения Христова, разобранная при строительстве Дома прессы на Фонтанке, храм Преподобного Сергия Радонежского на углу Литейного проспекта и улицы Чайковского и многие другие замечательные памятники архитектуры – всего около 120 объектов. Некоторые церкви, хотя и не тронули, но превратили в склады картошки, катки и даже бассейны. Службы в них возобновились только после 1991 года, а некоторые реставрируют до сих пор.

Изумительный по красоте храм Воскресения Христова — прозванный в народе Спасом-на-крови — построенный на месте, где террористы 1 марта 1881 года убили Александра II, тоже хотели уничтожить. Уже просверлили в стенах отверстия, чтобы заложить в них заряды взрывчатки, но помешала начавшаяся война. Прямо от стен храма взрывников отправили на фронт. Как известно, во время войны И.В. Сталин изменил отношение к церкви, и Спас-на-крови на время оставили в покое.

Когда во времена СССР храм стали ремонтировать и работы затянулись на 30 лет — что трудно вразумительно объяснить — в Ленинграде стали поговаривать, что, дескать, пока строительные леса не убрали, будет стоять и советская власть. Леса сняли в 1991 году, и в этом же году рухнул СССР.

Странное пророчество сбылось самым буквальным образом…

Владимир Малышев

Источник: stoletie.ru
Источник: newsland.com

Добавить комментарий