Главная / FOREX / Путь в неизвестность

Путь в неизвестность

Правозащитники призывают власти РФ из гуманитарных соображений изменить систему этапирования заключенных.

Проблема в том, что осужденные фактически исчезают для внешнего мира на долгий срок.

Условия содержания в российских СИЗО и колониях сами по себе международными организациями, защищающими права человека, приравниваются к пыткам. Однако перевозка осужденных и подследственных (пресловутый «этап») по бескрайним российским просторам зачастую превосходит тот кошмар, который переживают узники в стационарном заключении. Об этом в среду на пресс-конференции в московском пресс-центре «Росбалта» рассказали правозащитники.

Кроме невыносимых условий, в которых оказываются зэки «на этапе», проблема еще и в том, что длиться он может несколько недель, а то и больше месяца, и на все это время осужденные практически исчезают для окружающего мира. Ни они в это время не могут связаться со своими близкими, ни те с ними. Где они находятся в это время, что с ними, живы ли они вообще, не знает никто.

«Заключенные практически исчезают на протяжении этапирования. Пока они путешествуют по просторам России, они не имеют никаких контактов с внешним миром», — подчеркнула исследователь международной правозащитной организации Amnesty International Хэза МакГилл.

Директор ассоциации «Правовая основа» Алексей Соколов, который, по его словам, «за свою активную позицию» в свое время был осужден и на собственном печальном опыте смог изнутри ознакомиться со всеми «прелестями» отечественной пенитенциарной системы, отмечает, что «заключенные могут бесконечно «кататься» по России — никаких законных ограничений (по времени) нет.

Один из бывших политзаключенных рассказал представителям Amnesty International, что его «путешествие» в вагонзаке из СИЗО к месту отбытия срока заняло пять с половиной недель.

При этом условия содержания заключенных в автозаках и вагонзаках таковы, что «перевозки используются, в том числе, и для давления (на них), с целью отказа от защиты своих прав», — отметил Соколов. Он рассказал, что в типичное купе вагонзака, где нет окон и почти нет света, помещают 12 и более человек, плюс их личные вещи (заключенным разрешено перевозить с собой до 50 кг клади).

Особая проблема — разрешение, а точнее, фактический запрет на пользование туалетом во время длительного этапирования. По данным правозащитников, заключенным в время этапирования разрешают пользоваться туалетом не чаще одного раза в 5-6 часов. Многие бывалые зэки по этой причине перед этапом не едят и не пьют, предпочитая голод и жажду пытке ограничением на посещение туалета.

Юрист фонда «Общественный вердикт» Эрнест Мезак уточнил, что вагонзаки, которые еще называют «столыпинскими вагонами» на самом деле правильнее было бы назвать «сталинскими», поскольку их конструкция была разработана в ГУЛАГе. С той только разницей, что если купе такого вагона в сталинские времена было рассчитано на 11 человек, то в 1990—2000 годы в «демократической и правовой России» в них набивали по 12 и более человек, и лишь недавно Верховный суд РФ ограничил это число 12 заключенными на «купе».

По словам Мезака, во время перевозки заключенных в автозаках люди находятся в еще более стесненных условиях. «Действующий стандарт перевозки в автозаках 0,26 кв. метра на человека», — отметил эксперт. Тем, кого перевозят в одноместной камере без окон — «стакане» — «везет чуть-чуть больше», говорит он, добавляя, что его площадь составляет 0,33 квадратных метра. Впрочем, иногда в «стакан» умудряются поместить и двух человек, да еще и с их личными вещами. О том, как люди выживают в таких условиях можно только догадываться. Впрочем, везет дожить до конца такого «путешествия» удается не всем, что не удивительно, учитывая в каких условиях их везут.

Заместитель директора Amnesty International по Европе и Центральной Азии Денис Кривошеев отметил, что отправляемые по «этапу» тысячи людей исчезают на многие недели и даже больше месяца, но известными становятся только громкие имена. В частности, он вспомнил, как исчезла во время «этапа» из поля зрения родственников и правозащитников Надежда Толоконникова, осужденная по делу Pussy Riot.

Правозащитник заявил, что власти РФ из гуманитарных соображений должны изменить систему этапирования заключенных. Впрочем, по его словам, даже из меркантильных соображений в условиях России с ее огромными расстояниями дешевле и проще перевозить заключенных авиатранспортом.

Кроме того, чтобы осужденные не исчезали на многие недели из поля зрения родных и близких, правозащитники рекомендуют правоохранителям давать им возможность одного звонка на пересыльном пункте.

Директор Института прав человека Валентин Гефтер заявил, что радикально исправить ситуацию с этапированием заключенных в России можно лишь «сокращением тюремного населения в стране» и неукоснительным соблюдением принципа помещения их в исправительные заведения, находящиеся недалеко от их места жительства. Он также призвал прекратить унизительную практику передвижение перевозимых зэков от автозака до вагонзака «гуськом», то есть бегом на корточках, что обычно практикуется конвоирами.

Адвокат Ольга Гнездилова также убеждена, что содержание заключенных за тысячи километров от дома не приносит пользы не им, ни тем более их семьям. «Когда человек, находящийся в заключении, имеет возможность чаще видеть свою семью, он легче восстанавливает свои социальные связи после освобождения. Если места отбывания наказания будут рядом с домом осужденных, это улучшит положение и их семей, и их самих после освобождения», — сказала она.

Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий