Главная / FOREX / Бабченко. Спасибо, что живой

Бабченко. Спасибо, что живой

Инсценированное убийство журналиста Аркадия Бабченко — это большой подарок Кремлю, говорят эксперты. Вбросы стали качественнее, но доверие к украинским спецслужбам подорвано.

В Петербурге люди соорудили стихийный мемориал в память о Бабченко. Планировалась акция памяти, но ее отменили, когда все стало известно.

Почти сутки мир считал журналиста Аркадия Бабченко погибшим от пули неизвестного киллера. Но убийство оказалось инсценировкой украинских спецслужб. Непонятным остается лишь смысл такой сложной операции. Эксперты «Росбалта» пытаются разобраться.

Алексей Кондауров, генерал-майор КГБ в отставке, экс-депутат Госдумы:

«Для меня все это выглядит чрезвычайно странно, честно вам скажу. Объясню — почему. Я понимаю, что могли организовать убийство. Но зачем нужно было инсценировать смерть Бабченко, зачем надо было не информировать собственное руководство страны вроде премьер-министра или министра иностранных дел, которые делали различные заявления? Это какого рода преступника они задержали? И потом, имитация — она что преследовала? Если бы они исполнителю подменили патроны и стрелял он холостыми — Бабченко бы упал, они бы его повязали на месте с поличным. Но ничего этого не произошло. Тогда эта часть операции с фотографиями, кровью — она зачем была проведена?

Зачем они подставили руководство, которое уже сделало заявления, что это убийство совершила Россия? Совет Европы отреагировал, Кремль отреагировал, Следственный комитет отреагировал. И главное — непонятно, зачем весь этот маскарад нужен был? Да, они $30 тыс. кому-то дали, ну хорошо. А маскарад-то зачем?

— А если это для того, чтобы сами организаторы „спалились“, уж извините за сленг?

 — Дак, а что от того, что „спалились“? Они же 30 тыс. эти дали! Просто ситуация начинает становиться комической. Даже трагикомической.

— Значит, нам остается ждать конкретных доказательств, а не просто заявлений от украинской стороны?

 — Понимаете, для того, чтобы ситуация перестала быть трагикомической, уровень их арестов должен быть такой, что мама не горюй. Что все эти арестованные будут показывать в сторону Кремля, в чем я лично очень сомневаюсь.

— Ну не лично же Путин организовал это убийство.

 — Но вот то, как была проведена эта операция, выглядит, что лично Путин. Нужно понимать все тонкости операции, но честно вам скажу, что сейчас это выглядит как большой идиотизм.

— А ведь еще российский Следственный комитет дело об убийстве возбудил. И что им теперь делать?

 — Они-то теперь будут дружно хлопать в ладоши. Ведь такой идиотизм — это большой подарок всегда.

— Большой подарок кому?

 — Да кому угодно, Кремлю тому же. Теперь в каждом случае можно будет сказать Украине: „А вы там не инсценировали случайно?“

— Тогда зачем это все было нужно?

 — Очень сложно сказать. Но вспомните историю с Пашей Цветомузыкой. У нас тоже проводили подобные операции. Правда, там вопрос касался уголовника, а здесь все имеет очень серьезный политический резонанс. Все нужно просчитывать. Ведь спасти они его и так могли.

— Вы ведете к тому, что украинским властям и силовикам теперь будут меньше доверять?

 — Конечно. И кого они там поймали — тоже непонятно. Может, это кто-то с Донбасса, скорее всего, так и есть. И теперь они будут из него клещами вытаскивать информацию, а что им еще остается делать? Он, может быть, и связан с кем-то из России, но не думаю, что с кем-то на высоком уровне.

Понимаете, когда запущен механизм политических убийств, то решение об этом самом убийстве принимается на самом низу, на уровне какого-нибудь опера. И сейчас они выйдут на уровень опера Пупкина, который работал с каким-нибудь ополченцем. Но что дальше? Это большой вопрос».

Дмитрий Солонников, политолог:

«Тут все просто. Украинская сторона уже несколько раз пыталась создать информационный повод, некую провокацию, заявив, что ими был раскрыт заговор.

То российские спецслужбы пытались выкрасть кого-то с территории Украины, то пытались убить. Даже сумма, которую якобы обещал заказчик за исполнение, в этих историях не меняется. Но эти сообщения были интересны лишь производителям новостей, да спецслужбам, которые отрабатывали свой план. Никому больше в мире до этого не было дела — пустое сотрясение воздуха без доказательств.

Но люди умнеют и учатся на своих ошибках. В этот раз операция была сыграна и срежиссирована, но гораздо эффективнее — был написан сценарий, распределены роли, продумана постановка. Все сделано очень качественно. Не удивлюсь, если над этим работали приглашенные серьезные специалисты не из Украины. Было создано реально заметное событие, оно имело отражение в мировых СМИ. Все выражали соболезнование России — все-таки человека убили, это трагедия. Как бы к нему ни относились, ситуация требовала бы серьезного расследования. Обойти такой инфоповод никто не мог. Так что украинцы научились делать гораздо более качественные „вбросы“. Но что касается наказания заказчиков и исполнителей — думаю, все как обычно, закончится ничем. Тут важны именно шум и пиар, а не реальные последствия».

Алексей Синельников, политолог:

«История с „гибелью“ и „воскрешением“ Аркадия Бабченко подрывает глубинные человеческие ощущения сочувствия. Теперь люди будут еще меньше верить и сочувствовать друг другу. Это уже никакая не „гибридная война“ (а раньше в Ростове такое назвали бы „хор глухих и шайка нищих“).

Люди написали в Facebook столько искренних слов: кто-то сочувствовал, кто-то находил слова, чтобы не сочувствовать. А оказывается, все это время человек где-то сидел, все это читал и смеялся, или что он там делал?

Когда ты начинаешь играть на самых трогательных чувствах и обманывать, то никаких последствий не бывает, кроме цинизма и разочарования. Люди перестают верить сами себе.

А если завтра настоящая трагедия? У нас и так мало человеческой солидарности, мы и так атомизированы настолько, что очень редко пытаемся выйти за пределы собственной идентичности. И когда с этим начинают играть, подрывая чувства и эмоции…

После известия о „гибели“ Бабченко поспешили высказаться многие известные люди. Они вступали в споры, пытались самоопределиться, найти себя в этой ситуации, объединялись, опознавали „своих“ и „чужих“, а теперь — ха-ха-ха! Это все был перформанс?

Я желаю Аркадию Бабченко получить премию „Инновация“ в области современного искусства. Ему теперь жить с этим. А люди в очередной раз поняли, что они — те, кого используют. И среди моих знакомых были люди, которые искренне переживали. Надеюсь, этот урок пойдет им впрок. Потому что нет ничего хуже, чем обмануть глубинную эмоцию человеческого сочувствия. „Там“, где теперь находится Аркадий Бабченко, за границей России, возможно, такие поступки считаются нормальными. Но в России еще считают, что надо иметь чувство меры».

Станислав Белковский, публицист:

«Я далеко не сторонник Кремля и не друг Владимира Путина. Но я не верю, что Россия „заказала“ Бабченко. Аркадий Бабченко является моим другом, и я вчера вечером был в большом стрессе, потому что я, как и все остальные лохи во Вселенной, поверил, что его убили. Поэтому, когда я сегодня узнал, что его не убили, а он целехонек, я почувствовал себя несколько обманутым.

И я считаю, что Россия его убивать не собиралась. Если действительно существовал киллер из „отдельных районов Донецкой и Луганской областей“, который должен был его убить, то возникает вопрос — а зачем нужно было инсценировать покушение? Согласно заявлению руководителя СБУ генерал-полковника Василия Грицака, об этом „покушении“ было известно два месяца назад. Что же мешало этого киллера задержать, нейтрализовать, зачем все это устраивать?

У меня складывается впечатление, что нынешний президент Украины Петр Порошенко судорожно ищет сценарии переизбрания на второй срок. Шансов очень мало. Если бы выборы состоялись в это воскресенье, то безусловную победу одержала бы Юлия Тимошенко, отрыв которой от Порошенко в рейтингах увеличивается. Кроме того, кандидатом на пост президента Украины является Святослав Вакарчук, основатель и фронтмен группы „Океан Эльзы“. Украинский народ устал от перманентной коррупции и от того, что лидер Украины занимается бизнесом, а не решением проблем Украины, и очевидно, что Вакарчук — это будет не „бизнесмен на президентском посту“.

Поэтому ищутся странные способы, придумываются политтехнологические комбинации для того, чтобы поднять рейтинг Петра Порошенко. Предыдущей комбинацией была попытка придания автокефального статуса Украинской православной церкви Киевского патриархата. Я не религиовед, но даже моих знаний хватает, чтобы понять, что это невозможно, потому что процедура сложна и не зависит от позиции Константинопольского Вселенского патриарха, как нам всем морочил голову Порошенко. Поэтому уже два месяца мы не слышим об этом ничего — стало ясно, что это нереализуемо. Но как говорил мой учитель с телевидения Сергей Доренко, если ты не можешь продать стиральную машину, то попробуй продать стиральный порошок. Вот Петр Порошенко продает стиральный порошок.

Для меня очень обидно, что в этом участвует мой друг Аркадий Бабченко. Но, к сожалению, я боюсь, что моя версия не совсем неверна. Хотя мне очень обидно, так как я потратил много лет на борьбу за независимость Украины. И я по-своему патриот Украины, а то, что происходит, такое издевательство в стиле Виктора Януковича, только еще хуже, для меня крайне горько и я весьма разочарован в происходящем. Я отдаю себе отчет в том, что после моих слов, скорее всего, СБУ закроет мне въезд в Украину, и моя многолетняя борьба, с 2004 года, за независимость этой страны завершится. Но, к сожалению, я вынужден все это сказать, потому что говорить, что я верю в официальную версию, я не могу».

Илья Давлятчин, Софья Мохова, Дмитрий Ремизов

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий