Главная / Финансы / Не войском единым: что нам стоит Сирию отстроить?

Не войском единым: что нам стоит Сирию отстроить?

Россия поможет восстановить экономику Сирии после окончания военных действий. Для этих целей может быть создан единый координационный центр. А президент Башар Асад уже заявил, что российский бизнес будет работать в стране на приоритетной основе. Как и чем может помочь Россия Сирии после окончания войны, выясняла «Экономика сегодня».

Россия поможет восстановить экономику Сирии после окончания военных действий

С начала военных действий в 2010 году экономические потери Сирии перевалили за 200 млрд долларов, 80% населения живет в нищете, средняя продолжительность жизни сократилась на треть, а количество беженцев исчисляется миллионами. Такие данные приводит ООН. Основные институты и инфраструктура Сирии за годы военных действий уничтожены или находятся в критическом состоянии.

Поэтому неудивительно, что во время визита российских парламентариев в Дамаск на этой неделе поднимался вопрос восстановления экономики Сирии и российского участия в этих процессах. «И Асад, и премьер-министр Сирии Ваэль аль-Халки выразились предельно откровенно — российскому бизнесу будет отдан приоритет при восстановлении ключевых и наиболее интересных секторов разрушенной экономики. Прежде всего, это нефтегазодобыча – не только на шельфе, но и я надеюсь, в освобожденных районах долины Евфрата», — считает депутат Госдумы, член делегации российских парламентариев в Сирию Сергей Гаврилов.

«Я знаю, что ряд компаний, близких к крупнейшим российским корпорациям, готовы и проведут переговоры по этому поводу. Мы предлагаем различные варианты от проектного финансирования до концессии по ряду структурных объектов, включая аэропорт Дамаска. Возможно, со стороны России будет создана структура, аналогичная Олимпстрою или госкорпорация, которая будет координировать различные проекты и аккумулировать различные ресурсы и контроль. Вполне возможно, что в дальнейшем к этому присоединятся иранские и китайские коллеги. Круг участников экономического соглашения гораздо шире, чем участников антитеррористической коалиции», — уверяет Гаврилов.

Для начала стоит оценить объем работ в каждом секторе, будь то нефтегазодобыча, энергетика или железнодорожная отрасль. Но разработка нефтяных месторождений, восстановление жилья на освобожденной территории и прочее потребует немалых инвестиционных вложений. «А деньги, как всем хорошо известно, любят тишину. Когда существуют конфликтные ситуации – внутренние или внешние, то все это пустой разговор. Для того, чтобы в страну пошли инвестиции, там должен быть создан благоприятный инвестиционный климат, а он напрямую зависит от политической ситуации. В случае с Сирией существуют еще и санкции», — говорит профессор высшей школы экономики, доктор политических наук Юлий Нисневич.

По мнению члена комитета Госдумы по обороне Алексея Журавлёва, Россия, прежде всего, сегодня решает не экономическую, а политическую задачу. «На сегодня мы можем только косвенно говорить о каких-то наших экономических предпочтениях там, как в Ираке, в котором собираются восстанавливать атомные и электрические станции. Конечно, приоритет отдается нам. Мы умеем работать в этой области и зарабатывать деньги. Атомные станции в Сирии никто сейчас строить не собирается. До тех пор пока она не будет решена политическая задача, у нас никаких прямых экономических выгод не предвидится. Но побочные есть. Как бы цинично это не звучало, у нас растет продажа оружия на экспорт, потому что наглядно демонстрируется его эффективность. Но о восстановлении экономики и нашем в нем участии следует говорить после решения задач политических», — резюмирует эксперт.

Источник: rueconomics.ru

Добавить комментарий