Главная / Экономика / Мировая экономика / В новой игре с Россией и Китаем США не могут себе позволить слабость — The Economist

В новой игре с Россией и Китаем США не могут себе позволить слабость — The Economist


В Сирии, впервые со времен Холодной войны, Россия развернула свои военные силы вдали от дома с целью подавить революцию и поддержать режим, которому благоприятствует. В водах между Вьетнамом и Филиппинами Америка вскоре даст понять, что не признает территориальные претензии Китая на отмели и рифы, воспользовавшись правом плавать в морской границе в 12 миль, которая находится под контролем суверенного государства, пишет The Economist.

В последние 25 лет Америка целиком доминировала в высокой международной политике. Но мир, в котором она живет, становится все более спорным. Новая игра с Россией и Китаем в Сирии и Южно-Китайском море — первые шаги грядущей борьбы.

Прикладные факты

Как и раньше, такого рода борьба частично ведется с помощью грубой силы. Владимир Путин вторгся в Сирию чтобы подавить волну джихада и укрепить свою репутацию в собственной стране. Но он также пытается продемонстрировать, что в отличие от Америки, России можно доверять решение проблем на Ближнем Востоке; он также хочет заполучить друзей, предложив, например, Ираку альтернативу Соединенным Штатам. На случай, если кто-то решил согласиться с американским сенатором Джоном Маккейном, что Россия — только «заправка, замаскированная под страну», Путин намерен доказать, что Россия обладает решительностью, а также отличными войсками и крылатыми ракетами.

Борьба разворачивается и вокруг темы законности. Путин хочет дискредитировать роль Америки как стратегического управляющего международным порядком. Америка заявляет, что народное восстание и нарушение сирийским режимом прав человека лишают легитимности пребывание президента Башара Асада у власти. Путин хочет пренебречь правами человека, которые он рассматривает как лицензию Запада на вмешательство в дела суверенных государств, включая саму Россию, если ему когда-нибудь понадобится самому пойти на жестокие методы разгона протестующих.

В Южно-Китайском море вопросы власти и законности важны не меньше, поскольку речь идет о коридоре для большей части мировых торговых потоков. Многие острова, рифы и отмели стали предметом взаимных претензий. Китай настаивает, что его претензии должны учитываться в первую очередь, эти заявления он реализует посредством создания искусственных островов, взлетно-посадочных полос и баз.

Частично это попытка утвердить быстро растущую морскую мощь: Китай создает острова, потому что может это сделать. Тот факт, что он занимает эти острова, вписывается в стратегию доминирования на море далеко за пределами побережья страны. Двадцать лет назад американские военные корабли безнаказанно плавали в этих водах; сейчас они оказываются в водах потенциально враждебных. Но ставят также на принцип. Америка не сосредотачивается на том, кто именно будет владеть островами, она настаивает, что Китай должен заявить о своих притязаниях путем переговоров или международного Обама хорошо себя чувствует с учетом слабости российской экономики и эмиграции ряда лучших людей России. Но идущая на спад бывшая супердержава с ядерным потенциалом может причинить много вреда.

Отношения Китая и Америки более важны— и с ними труднее справиться. Ради мира и процветания эти страны должны уметь сотрудничать. Однако их отношения неизбежно страдают от соперничества и недоверия. Любое взаимодействие может стать проверкой того, кто займет главенствующую позицию, потому антагонизм всегда остается близко к поверхности.

Американская внешняя политика все еще не приспособилась к конкурентному миру. При трех последних президентах политика в основном заключалась в экспорте американских ценностей — хотя страны, которые принимали эти ценности, иногда рассматривали процесс как навязывание. Идея заключалась в том, что эти страны неизбежно будут стремиться к демократии, рыночной экономике и соблюдению прав человека. Оптимисты считали, что даже Китай идет в этом направлении.

Тем не менее, оно того стоит

Эта точка зрения оказалась неверной, в первую очередь в Ираке и Афганистане, а теперь на более обширных территориях Ближнего Востока. Освобождение не принесло стабильности. Демократия не укоренилась. Кажется, Обама посчитал, что Америке стоит отступить. В Ливии он действовал из-за кулис, в Сирии он воздержался. В результате он уступил России инициативу на Ближнем Востоке впервые с 1970-х гг.

Все, кто все еще считают демократию и рыночную экономику путем к миру и процветанию (как это издание), надеются, что Америка с большей охотой будет занимать ведущее положение. Желание Обамы, чтобы другие страны тоже брали на себя ответственность за систему международного права и права человека, сработает только в том случае, если его собственная страна организует повестку дня и возьмет инициативу на себя — как произошло с иранской ядерной программой. Новая игра будет включать тяжелую дипломатию и периодическое обоснованное применение силы.

У Америки все еще есть ресурсы, которых нет у других стран. Прежде всего, речь идет о сети альянсов, включая
Источник: delo.ua

Добавить комментарий