Главная / Экономика / Мировая экономика / Рубль хуже всех: темпы падения обогнали гривну и рэнд

Рубль хуже всех: темпы падения обогнали гривну и рэнд

фото: Кирилл Искольдский

«Деревянный» падает за дешевеющей нефтью куда быстрее, чем валюты других сырьевых стран. За последние полтора года — более чем в 2,3 раза. Для сравнения: казахский тенге — в 2 раза. И это при том, что экономика Казахстана зависит даже больше от цен на нефть, чем Россия.

Сколько потеряли валюты развивающихся стран к доллару с июля 2014 года

Российский рубль: 136%

Украинская гривна: 109%

Азербайджанский манат: 105%

Казахский тенге: 104%

Бразильский реал: 85%

Южно-африканский рэнд: 59%

Индийская рупия : 13%

Китайский юань: 4%

ЭКСПЕРТЫ «МК»

Михаил БЕЛЯЕВ, главный экономист Института фондового рынка и управления: «Юань опирается на мощную китайскую экономику, которая, несмотря на затухающие темпы роста, показывает хорошие результаты. Именно это определяет курс национальной валюты. Кроме того, юань не полностью отдан на откуп рыночным силам. Он регулируется местным ЦБ.

Остальные валюты также опираются на свои экономики, они они сейчас переживают не лучшие времена. В частности, речь идет о Бразилии, ЮАР, Украине.

Между тем наша экономика крайне противоречива: в каких-то отраслях мы наблюдаем успехи, в то время как в других — провал. Кроме того, Россия завязана на экспорт, который в значительной степени определяет курс валюты. А он у нас «просел». Другими словами, выбита экспортная опора из под российского рубля в виде подешевевшей нефти.

Сейчас мы практически наблюдаем повторение конца 2014 года. Валютный рынок стоит на грани срыва в панику, а финансово-экономический блок правительства благодушествует.

Власть уверяет население в том, что сейчас якобы рубль нащупал какой-то обоснованный естественный курс. Вмешиваться правительство планирует, когда доллар будет стоить 90 рублей. Однако тогда инструменты, такие как валютные интервенции будут попросту бесполезны. Дело в том, что они эффективны, только когда они применяются на самом ранней стадии ослабления национальной валюты.

Сейчас в правительстве объясняют, что девальвация рубля на пользу бюджету. Однако искусственное ослабление «деревянного» равносильно пустой эмиссии. Есть также версия, что при падении рубля можно легко приватизировать крупные госактивы, что в нынешней экономической ситуации крайне нежелательно.

Кроме того, падение рубля может привести к повышению ключевой ставки, которая, если и несколько сдержит ослабление нацвалюты, но в то же время добьет бизнес».

Даниил КИРИКОВ, управляющий партнер Kirikov Group: «Стоимость китайской валюты определяется местным ЦБ. Движение юаня происходит в строгом соответствии с его монетарной политикой. Поэтому здесь нет ни паники, ни лишней волатильности.

Несмотря на два фондовых обвала за последние полгода, а также девальвацию юаня, финансовая система страны оказалась куда более устойчивая, чем многие предполагали. Кроме того, Поднебесная имеет достаточные резервы для поддержания нужного курса. В частности, китайский ЦБ 19 января сообщил о планах вливания $91 млрд в банковскую систему страны.

Между тем российский ЦБ подобным похвастаться не может. Для стабилизации курса рубля необходимо продавать валюту на сумму до $400-500 млн ежедневно. Но таких возможностей у нашего мегарегулятора нет.

Навряд ли ЦБ также пойдёт на повышение ключевой ставки. Ситуация укладывается в рамки правительственного стрессового сценария. Пока острой угрозы для финансовой стабильности страны нет. ЦБ скорее всего вмешается, когда цены на нефть упадут до $15-20 за баррель».

Богдан ЗВАРИЧ, аналитик ИХ «Финам»: «Есть откровенно слабые экономики, а есть те, кто зависит от экспорта сырья. Проводить параллели между этими группами, как и внутри них не совсем корректно.

Например, Казахстан является достаточно значимым игроком в структуре сырьевого экспорта, то же можно сказать и о Канаде. Но ее экономика диверсифицирована, то есть основана, в том числе, на промышленном производстве. Соответственно, сегодня для Канады дешевеющая нефть не приводит к столь значимому снижению валютной выручки от экспорта и сокращению поступлений в бюджет.

Эту же модель перехода от сырьевой экономики к диверсифицированной должна взять себе и Россия. Например, не просто добывать нефть, а обрабатывать ее, превращая в бензин, выпускать продукцию с высокой добавленной стоимостью. Только так наша страна сможет чувствовать себя экономически более уверенно.

Между тем:

Многие мировые бренды объявили о повышении цен из-за падения рубля. Как пояснил «МК» президент Ассоциации автодилеров России Владимир Моженков, на то, чтобы определиться с «надбавкой» может потребоваться два-три месяца. Резкого скачка, скорее всего, не произойдет. Напротив, ценовая политика большинства участников рынка сейчас направлена на плавное удорожание. С началом 2016 года 17 автодилеров заявили о 2–5% подорожании модельного ряда. Однако были и те, кто расценок не менял.

Более конкретны в своих прогнозах ритейлеры, торгующие электроникой и бытовой техникой. По их оценкам, заметнее всего в ближайшее время могут подорожать смартфоны, планшеты и другая электроника — в среднем на 10-30%. В меньшей степени это затронет крупную бытовую технику, поскольку многие компании имеют собственные сборочные мощности в России. Ряд производителей уже предупредили торговые сети о повышении отпускных цен на свою продукцию. Есть информация, что подорожание ждет технику Apple, Lenovo, Acer, причем не позднее первого квартала 2016 года. Однако торговые сети надеются оттянуть неприятный момент: практически у всех на складах скопились значительные запасы товара. Так что, скорее всего, партии с новыми ценниками поступят в продажу не раньше весны.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий