Главная / Экономика / Мировая экономика / «Отказ от модернизации сегодня означает стагнацию»

«Отказ от модернизации сегодня означает стагнацию»

О том, что крупные компании могут сделать для экологии, почему важны соцпрограммы и как складываются отношения бизнеса и власти в регионах, рассказал член правления «Газпром нефти» Александр Дыбаль.

— Александр Михайлович, 2017 год объявлен годом экологии в России. К сожалению, так совпало, что конкретно в Омской области именно в этом году обострились проблемы с экологией. Каково, на ваш взгляд, реальное положение в этой сфере в регионе?

 — Я в компании отвечаю за работы с регионами и, поверьте, очень много летаю по стране. Так вот, по-моему, экологическая ситуация в Омске — одна из лучших среди больших промышленных центров России. Но кроме своих субъективных впечатлений я ориентируюсь и на доступные официальные и независимые оценки. Министерство экологии и природных ресурсов ранее публиковало  оценку уровня экологического благополучия российских городов. В этом рейтинге Омск оказался фактически в первой десятке списка российских промышленных центров с наиболее благоприятной экологической обстановкой, и в середине общего списка всех городов России, куда входят и курортные города. Поверьте, это очень хороший показатель, учитывая значительный промышленный потенциал региона.  С другой стороны, в  июньском рейтинге экологической организации «Зеленый патруль» Омск находится в середине общего списка на 50 месте. Другие регионы Сибири, соизмеримые с Омской областью по промышленному производству, находятся ниже. Но даже несмотря на очень приличный рейтинг, эксперты обращают внимание на несколько важных текущих проблем: это резонансное расследование  Росприроднадзора, которое проводилось с целью найти источник выбросов этилмеркаптана, большие проблемы с коммунальными и промышленными отходами, значительный ущерб окружающей среде от использования угля, а не газа на городских ТЭЦ. Так видят ситуацию экологи.

— А какие экологические программы реализует ваша компания в регионе? Интересует, что именно делается: инвестиции, ожидаемый результат в ближайшее время, в перспективе.

 — Мы успешно реализуем экологическую программу как часть комплексного плана модернизации Омского нефтеперерабатывающего завода. В итоге инвестиции «Газпром нефти» в строительство только новых очистных сооружений составят 17 миллиардов рублей. При этом уже сейчас, при росте объемов переработки в последние годы, нам удалось параллельно снизить на 36% воздействие на окружающую среду. Цель второго этапа модернизации — снизить воздействие еще на 28% к 2020 году за счет строительства высокотехнологичных очистных сооружений закрытого типа. В новой установке будет применяться передовая система многоступенчатой очистки воды — механическая, физико-химическая, биологическая очистки, а также угольная фильтрация и обеззараживание ультрафиолетом. Система будет самой технологичной в России и одной из лучших в мире.  Омский НПЗ за последние годы стал технологическим лидером в российской нефтепереработке, постоянно улучшая экологические показатели. Само же расположение нефтеперерабатывающих заводов в крупных городах — довольно обычная практика для Европы. НПЗ есть в  Вене, Роттердаме, Риме, Марселе, Гамбурге, Афинах, Гетеборге и многих других известных на весь мир городах. И заводы там продолжают успешно работать, постоянно развиваясь и модернизируясь. Главное, чтобы предприятие было технологически современным, соблюдало законодательство и было ответственным социальным партнером региона. И мы придерживаемся именно этих принципов.

— На Московском НПЗ работает автоматическая система мониторинга содержания загрязняющих веществ в воздухе, и все желающие могут увидеть результаты на большом мониторе перед заводом. Планируется ли установить такую систему в Омске? И можно ли доверять этим данным, ведь систему контролируют ваши же специалисты?

 — Список веществ и процедура замеров соответствуют требованиям государственных экологических инстанций и природоохранного законодательства, так что здесь все абсолютно прозрачно. Действительно, именно на Московском НПЗ впервые в России нами создана самая современная в отрасли комплексная  система автоматизированного контроля за состоянием воздуха. Данные постоянно поступают не только в диспетчерскую завода, но и в государственные контролирующие инстанции, в  Мосэкомониторинг и на специальный экран перед проходной завода, чтобы жители могли видеть актуальное состояние воздуха.  К слову, со следующего года, согласно закону «Об охране окружающей среды» все промышленные предприятия должны будут предоставить возможность контроля в режиме «онлайн» для госорганов.  Так что мы оказались и в этом вопросе технологическим лидером отрасли. На ОНПЗ комплексная система экомониторинга уже работает, но пока без специального экрана перед входом. Сейчас мы запускаем проект по дополнению этой системы онлайн-каналом в органы экоконтроля, уличным экраном и размещением онлайн данных на сайте завода.

— На ваш взгляд, что является причиной того, что официальные органы в Омске до сих пор так и не смогли назвать компанию, которую устроила этой весной в городе «химическую атаку»? Недостаточная квалификация сотрудников, плохое техническое оснащение или коррупционные факторы? Что нужно в этом смысле сделать на будущее?

 — Давайте просто посмотрим, как ситуация выглядит со стороны. Где-то произошла утечка этилмеркаптана, который, все мы все отлично знаем, используется в качестве демаскирующей отдушки для бытового газа. После утечки контролирующие госорганы попытались проверить крупнейшие предприятия города, куда направили своих представителей. ОНПЗ сразу допустил проверяющих на свою территорию. Более того, чтобы сделать ситуацию максимально открытой, мы опять же сразу пригласили на ОНПЗ журналистов и представителей общественных организаций. Запах спрятать невозможно, и все проверяющие и журналисты убедились, что на заводе «газом не пахнет».  При этом, по нашим сведениям, проверяющие попытались получить доступ и на другие предприятия города, которые потенциально могли бы быть источником запаха. Но на самые крупные их с первого раза просто не пустили — и они без каких-либо публичных протестов тихо ушли, так и не сделав в день выброса никаких инспекций и официальных замеров. Возможно, через несколько дней они и смогли туда пробиться, но в день выброса, похоже, ничего сделано не было, а это критично. Тогда, по-видимому, решили сделать виноватым самое крупное и самое открытое предприятие города, несмотря на то, что управление Росприроднадзора в результате многочисленных анализов так не выявило нарушений, связанных с выбросом этого одоранта на ОНПЗ. Но что характерно, в публичном поле официальными лицами говорилось только об ОНПЗ и никак не комментировались проверки других крупных предприятий города. Ни дат проверок, ни данных анализов. Ничего. У нас создалось впечатление, что, получив во многих местах отказ в доступе на территорию предприятий в первый день-два и не настояв на своем, проверяющие решили все свалить на ОНПЗ. Хочу сказать, что мы действительно открыты и будем продолжать политику открытости для госорганов, СМИ и омичей. Но свою правоту будем отстаивать как в суде, так и в публичном поле.

— Известно, что всего в модернизацию ОНПЗ планируется вложить 300 миллиардов рублей. Что будет представлять собой завод по ее окончанию (ведь он и сегодня — современное высокотехнологичное производство)? Какого экономического эффекта вы ожидаете от столь масштабного технического перевооружения?

 — Почти сразу после покупки «Сибнефти» «Газпром нефть» начала беспрецедентную для России масштабную модернизацию Омского НПЗ, которая завершится в 2020 году. Общий объем инвестиций, как вы и указали, составит рекордные 300 млрд рублей.  Фактически к 2020 году мы будем иметь новый НПЗ, который по уровню технологичности, экологичности и эффективности выйдет на уровень ведущих мировых заводов. Но уже и сейчас мы добились впечатляющих результатов. ОНПЗ впервые обогнал Киришский НПЗ по объемам переработки и вышел на уверенное первое место в стране, стал отраслевым лидером по ключевым показателям. К 2020 году мы увеличим глубину переработки нефти до уровня лучших мировых показателей в 97%, и в целом ОНПЗ станет одним из самых технологичных в мире.

В последние годы рентабельность российских НПЗ резко упала. При этом экспортное направление продаж нефти для нефтяных компаний стало генерировать подавляющую долю прибыли. В этой ситуации в существенно лучших условиях находятся те предприятия, которые уже провели основную часть модернизации, повысили глубину переработки и выход светлых нефтепродуктов. Среди них и Омский НПЗ. Не будь многомиллиардных инвестиций, которые мы производили с 2008 года, ОНПЗ оказался бы в очень сложном положении и ни о каком стабильном положении завода и речи бы не было.

— В омских СМИ широко освещалась инициатива местных депутатов, которую депутат ЗС Омской области Сергей Калинин сформулировал таким образом: «Мы хотим добиться повышения поступления налога на прибыль всех организаций, которые работают в области, более справедливого распределения налогов между федерацией и регионами в целом». Разные депутаты — лоббисты данной инициативы — предлагали разные пути решения этой проблемы: кто-то говорил о пользе для региона при отказе «Газпром нефти» от процессинга, кто-то об увеличении цены за переработку, обсуждались и плюсы-минусы вхождения предприятия в КГН… Смысл же всех инициатив был один — омичи хотят получить больше налогов в действительно невеликий бюджет Омской области. Какова ваша позиция по этому поводу?

 — «Сибнефть» до начала переговоров о продаже «Газпрому» в среднем платила налогов в Омске меньше, чем «Газпром нефть». А рекордный налог на прибыль «Сибнефть» показала только перед продажей, чтобы выплатить владельцам максимальные дивиденды. Резкое повышение размера налога на прибыль фактически было разовым — до продажи компании такой прибыли даже близко не было. Это довольно обычная практика перед продажей любого бизнеса. Но даже с учетом этого скачка средний размер налогов в региональный бюджет у компаний «Газпром нефти» выше, чем был у «Сибнефти». Так что все эти разговоры про гигантские налоги «Сибнефти», по сути, демагогия, которая отвлекает от анализа других секторов региональной экономики. Сейчас в бюджет Омской области осуществляют платежи 27 дочерних компаний группы  «Газпром нефть», значительная часть которых работает в других регионах. Платежи в бюджет Омской области осуществляются, в том числе, за счет присутствия компаний, входящих в консолидированную группу налогоплательщиков, сокращенно КГН. По итогам 2016 года предприятия группы «Газпром нефть» перечислили в региональный бюджет на 10% больше чем годом ранее, а налоговые платежи группы за январь—май 2017 г. составили на 38% больше, чем за аналогичный период прошлого года. И это на фоне существенного ужесточения налогового бремени для нефтяной отрасли в целом. К слову, даже полностью финансируемый нами ХК «Авангард» входит в ТОП-10 налогоплательщиков в бюджет города Омска.  Если вернуться к теме консолидированной группы налогоплательщиков, то в настоящее время в России действует мораторий на изменение периметра КГН. Однако даже гипотетически расширение КГН «Газпром нефти» не принесло бы положительного эффекта для Омской области: в случае включения ОНПЗ в КГН возник бы вопрос включения в КГН также и других активов группы. А налоги в КГН перераспределяются между регионами в зависимости от стоимости имущества предприятия и численности сотрудников, а по этим показателям такие крупнейшие добывающие регионы как ЯНАО и ХМАО многократно опережают Омск. От включения ОНПЗ в КГН область только потеряла бы — налоги с прибыли ОНПЗ распределялись бы в другие регионы. Я считаю, что вместо того, чтобы постоянно говорить об ОНПЗ и «Газпром нефти», которые и без того формируют значительную часть регионального бюджета и ежегодно инвестируют в социальные проекты миллиарды рублей, стоило бы посмотреть, какие налоги платят другие расположенные в регионе крупные промышленные компании и какой вклад в социальное развитие они вносят.

— Специалисты все того же депутата Калинина составили по открытым источникам сравнительную таблицу налогов, которые платят ОНПЗ и нефтезаводы «Лукойла», не работающие на процессинге. И, как отмечает депутат, даже если брать в расчет то, что в прошлом году на тех же заводах «Лукойла» было резкое падение налогов, суммарно по годам у них цифры получаются больше.

 — Процессинг, по которому работают все нефтеперерабатывающие заводы «Газпром нефти», применяется подавляющим большинством вертикально-интегрированных нефтяных компаний во всем мире и, конечно, в России. Преимущество процессинга — предсказуемость и стабильность финансового результата. Соответственно налоговые отчисления также не подвержены резким колебаниям в зависимости от цены на нефть, конъюнктуры рынка, изменений в федеральной налоговой политике. Если бы ОНПЗ не работал по процессинговой схеме, то последние годы его налог на прибыль фактически стремился к нулю, и эта тенденция, скорее всего, сохранится в среднесрочной перспективе. Ну и еще одно явное преимущество процессинга, — Омский НПЗ проводит рекордную для РФ модернизацию на 300 млрд рублей за счет средств всей группы «Газпром нефть». Самостоятельно предприятие никогда не смогло бы инвестировать такую сумму в свое развитие, а отказ от модернизации в сегодняшних условиях — это автоматическая стагнация, потеря конкурентоспособности и в итоге сокращение производства. В заключение хочу сказать, что в прошлом году  законопроект омских депутатов о запрете процессинговой схемы был отклонен Госдумой и Правительством РФ как несоответствующий законодательству. Дальнейшее обсуждение этой темы, думаю, не имеет смысла.

— Несмотря на то, что компания вкладывает в Омске миллиарды в социальные проекты, обычно все равно оказывается много недовольных. Кто-то считает, что применяются необоснованно дорогие материалы и технологии, кто-то недоволен, что в проектах не участвуют местные архитекторы и общественность и т. д. — не проще ли для компании было бы просто «отдать» эти дополнительные деньги в виде налогов, чтобы власть потратила их на самые насущные нужды? Или вы не доверяете местным чиновникам и не уверены, что средства будут истрачены оптимальным образом?

 — То есть вы предлагаете прекратить строить социальные объекты, реконструировать исторические улицы, финансировать «Авангард» и школу Шлеменко, спортивные площадки, помогать медучреждениям и проводить грантовые конкурсы, а деньги передать чиновникам, которые найдут способ их эффективно потратить? Не думаю, что омичи поддержат такое предложение. Очевидно, что  мы гораздо эффективнее инвестируем в социальную сферу. Если же говорить о реконструкции исторического центра, которую проводит непосредственно «Газпром», то подход к реализации проекта показал свою эффективность не только в Омске, но и в других городах страны. При этом при реализации подобных крупных социальных инвестиционных проектов учитываются мнение жителей, проводятся консультации с архитекторами и общественными организациями. Самое главное, ради чего все делается, это конкретный результат — город в итоге получает обновленные улицы исторического центра и общедоступные спортивные объекты. Но по проектам самого «Газпрома» более подробную информацию лучше запросить непосредственно у коллег.

— А какова, по вашему мнению, вообще ситуация с социальными инвестициями бизнеса в Омске?

 — Уже много лет «Газпром нефть» и группа «Газпром» финансируют более 95% негосударственных затрат на социальные проекты в Омске. В 2016 году только «Газпром нефть» потратила на эти цели более 2,2 млрд рублей. В итоге вот уже несколько лет Омская область получает самый большой объем финансирования социальных проектов  среди всех регионов деятельности «Газпром нефти». Мы полностью финансируем хоккейный клуб «Авангард» с его детской школой, строим детские и спортивные площадки, приобретаем оборудование для больниц, финансируем  школу единоборств Александра Шлеменко. Реализуем и грантовую программу поддержки инициатив жителей и некоммерческих организаций.  Добавьте и сравнимые с этим вложения самого «Газпрома».  Конечно, региону важно размер этих социальных инвестиций сохранить. Но не менее важно проанализировать, почему доля социальных инвестиций других предприятий региона так мала.

— Как у «Газпром нефти» складываются отношения с представителями омской городской и областной власти? К сожалению, нередко приходилось слышать, что в Омской области инвестиционный климат не самый лучший. К примеру, предприниматели часто жалуются на проблемы с подключением сетей. По нашей информации, такие же проблемы были и у «Газпром нефти», поэтому ремонт сетей на втором этапе реконструкции улицы Ленина производиться уже не будет, так как ресурсоснабжающие компании предъявляют некие завышенные требования.

 — Отношения с руководством области и с самим губернатором у нас хорошие, и все сложные вопросы мы в итоге решаем сообща. Но инвестиционный климат в регионе нуждается в существенном улучшении. Наша общая цель — чтобы Омск оказался  в начале списка приоритетных для инвесторов регионов. И всегда надо понимать, что между регионами существует постоянная конкуренция за инвесторов. Сейчас передовые российские регионы прилагают гигантские усилия по привлечению инвесторов, инициативно предлагая им особые привлекательные условия в случае размещения новых производств. К нам не раз обращались, предлагая реализовывать производственные проекты именно у них и предоставляя отличные условия по налогам, земле, инфраструктуре и административной поддержке. Это понятно: появление новых производств дают дополнительные налоги и рабочие места, способствуют появлению сопутствующих бизнесов. Мы уже инвестировали в омскую экономику больше 200 млрд рублей, направленных на модернизацию ОНПЗ, строительство роботизированного завода по производству масел, нефтехимический комплекс «Полиом». Сейчас реализуем проект строительства высокотехнологичного завода катализаторов для нефтепереработки, который с 2020 года во многом избавит всю отрасль от зависимости от импорта. К слову, за размещение этого производства на своей территории боролись несколько регионов. Но мы вместе с руководством области нашли такие решения, чтобы завод строился именно здесь. В итоге проект получил статус национального и поддержку Правительства России. Вот это как раз отличный пример эффективной работы с инвесторами.

— «Газпром нефть» — экспортоориентированная организация. Как известно, корпорации, ориентированные на экспорт, получили дополнительную прибыль от произошедшей девальвации рубля. Соответственно, у них должны были возрасти отчисления по налогу на прибыль. Насколько выросли эти отчисления в бюджет Омской области? Вообще за последние три года отчисления структур «Газпром нефти» в областной бюджет уменьшились, остались на прежнем уровне или возросли? Как распределяются налоги структур «Газпром нефти» в бюджет Омской области и Санкт-Петербурга?

 — Ситуация совсем не так однозначна, как вы излагаете. Девальвация рубля произошла на фоне почти двукратного падения цены на нефть. При этом затраты на импортное оборудование и материалы в рублях также выросли. Важно и то, что подавляющую долю прибыли уже несколько лет генерирует нефтедобыча, которая у нас расположена на Ямале, ХМАО, Оренбургской и Томской областях.  Но даже в этой ситуации Омская область занимает третье место по объему перечисляемых компанией налогов в региональные бюджеты после крупнейших добывающих регионов ХМАО и ЯНАО. Что касается динамики, то, как я уже сказал, в 2016 году мы заплатили налогов на 10% больше, чем в предыдущем. Интересующий вас Петербург в тройку не входит.  А по сумме выплачиваемых в региональный бюджет налогов и объему социальных инвестиций Омская область занимает вообще первое место среди всех регионов деятельности «Газпром нефти».

— В этом году исполняется 10 лет со дня открытия «Арены-Омск». Как известно, этот объект находится на бывших болотах и весь срок своей эксплуатации испытывает проблемы (внутри сооружения есть трещины, обшивку дворца приходилось укреплять). В какую сумму обходится содержание дворца?

 — «Авангард» — один из всего трех российских клубов лиги, в собственности которого находится арена. Эксплуатационные расходы на арену, детский хоккейный центр и тренировочную базу составляют более 130 млн рублей в год. А когда приходит нормативное время профилактических работ, то требуются дополнительные расходы. Вот этим летом время таких работ и пришло. Их полностью финансирует ОНПЗ, и они будут завершены в августе — как раз перед началом сезона. Мы вчера обсуждали ход работ с президентом «Авангарда» Владимиром Шалаевым, и он сказал, что все идет по плану.

— Каковы стратегические планы компании по поводу финансирования «Авангарда»? Кто-то еще, кроме «Газпром нефти», финансирует клуб и его школу?

 — «Авангард» полностью финансируется «Газпром нефтью» и получает от нас достаточное финансирование для достижения высоких результатов. Бюджет клуба на 6-7 месте в КХЛ, и мы намерены не снижать этот уровень в дальнейшем. К сожалению, больше никто не финансирует ни команду КХЛ, ни молодежку, ни  хоккейную школу. Руководство клуба не раз обращалось к местным компаниям за помощью детской школе, но никто ничем не помог. Клуб предлагал даже оказывать помощь детской школе не деньгами, а предоставляя напрямую товары и услуги. Но никто ничем не помог. Как обычно одни разговоры.

— Каковы конкретные планы «Газпром нефти» по строительству академии «Авангарда» — сроки, инвестиции, масштабы?

 — Хоккейная академия «Авангард» строится «Газпром Инвестгазификацией» в рамках программы «Газпром — детям». Клуб находимся в постоянном контакте с ними. Строительство идет по плану и должно быть закончено в 2018 году. Сам проект комплекса академии создан с учетом требований, разработанных «Авангардом», и после окончания должен быть передан клубу. В комплексе будет две арены: основная по стандартам IIHF и тренировочная. Основная арена будет иметь трибуны на 1000 человек. Также академия будет иметь свой медцентр, два больших спортивных зала и один тренажерный и пресс-центр, который в обычное время может использоваться как зал для больших собраний. Ледовый комплекс будет соединен переходом с общежитием, в котором будут жилые блоки для иногородних воспитанников, служебные квартиры для тренеров и преподавателей, учебные классы, восстановительный центр и столовая. После окончания стройки наши общие затраты на содержание академии в три раза превысят нынешние на детский хоккейный центр. Но мы к этому готовы.

Источник — онлайн-журнал «ВОмске»

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий